04.11.08 - СЕРГИЕВ РОМАН. ЦАРЬ ИОАНН ВАСИЛЬЕВИЧ IV ЯВЛЯЕТСЯ ГРОЗНЫМ ДЛЯ ВРАГОВ РУССКОГО БОГОИЗБРАННОГО НАРОДА
(из сборника: Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич IV,
Грозный для врагов Христовой Веры, Православного Царского Самодержвия и нашей Родины - Великой России
)

материалы сайта "Москва - Третий Рим": http://www.IC-XC-NIKA.ru


"Святой Благоверный Царь Иоанн Игумен Земли Русской" – Чудотворная Мироточивая икона Святого Благоверного Первовенчанного Царя Иоанна Васильевича IV Грозного. Икона написана по благословению Святого Старца Николая Гурьянова рабом Божиим Сергеем Арсеньевым в 2000 году. "Напишитте, - сказал Батюшка: "Мною Цари царствуют""  Святый Благоверный Царь Иоанн, Игумен Земли Русской" Явившись по успении свое, Святой Праведный Старец Николай Псковоезерский благословил печатать эту икону со словами: "Самое дорогое, что у нас есть – это Церковь Православная, а они [надо полагать: еретичествующие, теплохладные и не истинные Архиереи вкупе со слугами сатаны и прочими предателями Бога, Православного Царского Самодержавия и России] хотят её разрушить. Пусть ПОСТРАШАТЬСЯ Святого Царя Иоанна Грозного [действительно, лжепастыри и дети диавола очень боятся Грозного Царя]!" Грановитая палата Московского Кремля. Икона XVII века. Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич IV, Грозный для врагов Православной Христовой Веры, Богом установленного Царского Саможержавия и Русского Богоизбранного Народа.



+ + +
Тропарь Святому Благовѣрному  Царю Іоанну Васильевичу IV Грозному, глас 4-й
 Бо́жіимъ изволе́ніемъ,/ а не мяте́жнымъ человѣ́ческимъ хоте́ніемъ,/ на Ца́рство Ру́сское возше́лъ еси́/ и Хрiсту́ Царю́ сослужи́лъ еси́, Іоа́нне Богому́дре./ Ве́ліей Любо́вію Креста́ тща́лся еси́/ лю́ди Ру́сскія на Свѣ́тъ и Истину наста́вити;/ потщи́ся и ны́нѣ да позна́емъ Едина́го Истиннаго Бо́га/ и Бо́гомъ да́ннаго на́мъ Самодержа́внаго Госуда́ря.

Во Имя Отца, и Сына и Святого Духа. Аминь.
Господи Благослови!



Примечание I. Для корректного отображения текста тропаря Вам потребуется шрифты дореволюционной Царкской орфографии.  Скачать и  установить шрифты  можно сдесь.

СОДЕРЖАНИЕ

 

Царь ИОАНН ЯВЛЯЕТСЯ ГРОЗНЫМ ДЛЯ ВРАГОВ РУССКОГО БОГОНОСНОГО НАРОДА

 

Сергиев Роман. УСТРЕМЛЕННОСТЬ В ВЕЧНОСТЬ

1. О трех Народах Божьих

2. Царь земной - это живая икона Царя Небесного

2.1. Царский Престол Давида над Израилем поставлен вовек

2.2. Богопомазанник обязан пасти народ Божий и земную Церковь

3. Самодержавное укрепление в России С.В. Перевезенцев

3.1. Только Царь Самодержец способен и свою державу, и весь мир привести к победе истинной веры

3.2. Царь естеством подобен вышнему Богу, ибо он скипетр царствия принимает от Бога

3.3. Москва – Третий Рим, Четвертому – не бывать!

3.3.1. Московскую Русь единственной истинной хранительницей всемирного христианства

3.3.2. Русский Государь обязан принять на себя обязанности вселенского православного Государя - Богопомазанника

 

Манягин В.Г.  РАЗВЕНЧАНИЕ МИФА О "ЗЛОДЕЯНИЯХ" Царя ИОАННА  

1. Частное определение

1.1. Миф о "преступлениях" Царя Иоанна Грозного сотворен и подновляется ворами власти Богопомазанника

1.2. Россию и ее Царей ненавидят все те, в ком нет Духа Божьего

1.3. Всегда следует опасаться повторить клевету за сладкоголосыми врагами Бога

2. Боярское царство

2.1. Боярское царство принесло и Державе, и простому Народу неисчислимые бедствия

2.2. Князь Владимир Старицкий, двоюродный брат Грозного, неоднократно пытался захватить Царский престол

2.3. Царь Иоанн стал первым русским царем Давидом - Богопомазанником, а Москва - Третьим Римом

3. Синклит

3.1. Избранная рада – это орган власти удельных князей, противящийся державной политики Царя Иоанна

3.1.1. Поджег Москвы был устроен врагами Самодержавной власти для приближения к Царю попа Сильвестра и Адашева

3.1.2. Опекуны Царя Ивана старались чтобы он не чувствовал опеки и ему бы казалось, что он по-прежнему Самодержавен

3.2. Народ видел в Царе выразителя народного единства и символ национальной независимости

3.3. Реальный, не мифический Царь Иоанн Грозный был милосерден

3.3.1. "Избранная Рада", вопреки закона и воли Царя, высказалась за воцарение князя Владимира Старицкого

3.3.2. Прощение было полным и безоговорочным - Царь доверял покаявшемуся брату самое ценное: престол и наследника

3.4. Вмешательство временщиков в государственные дела принесло державе один вред

4. Царь Правды

4.1. “Обычай Иоаннов есть соблюдать себя чистым пред Богом”

4.2. Господь утверждает: Мною цари царствуют

4.2.1. Только над Царями носится Дух Господень, чтобы они могли богоугодно управлять народами

4.2.2. Чтобы стрелы из луков Бога не полетели в лице наше, нам необходимо отвергаться врагов Богопомазанников

4.2.3. Когда противники Царя Иоанна совершали государственную измену, то в силу вступал закон

4.2.4. Во все времена предатели не брезговали добывать себе кусок хлеба грязной ложью на свою Родину и Государя

4.2.5. Тот, кто верит, что Богопомазанник есть исчадие ада, тот является клеветником на Бога, а потому служит сатане

4.2.6. Измена разрасталась, но Царь по-прежнему проявлял милосердие каждый раз, когда это было возможно

4.2.7. Злобная клевета изменника Курбского - это основной источник искажения истории царствования Царя Иоанна Грозного

5. "Царство террора"?

5.1. Царь Иоанн трудился во славу Отечества, стремясь создать великую православную державу

5.1.1. Россия, очищенная и обновленная опричниной, окончательно и бесповоротно встала на путь служения Богу

5.1.2. Когда речь идет о ненавистной им опричнине, историки ничуть не стесняются подменять историческую истину домыслами

5.1.3. Периодическое возникновение широко разветвленных заговоров не отрицает ни один уважающий себя историк

5.2. Грозный сделал поистине Царский подарок - избавил людей от страха перед татарским рабством

5.2.1. Знатные изменники навели и пропустили крымских татар к Москве

5.2.2. Царь Иоанн сделал верные выводы из поражения о необходимости эффективно защищать южные рубежи

5.3. Грозный - талантливый государственный деятель - совсем не устраивает его "биографов"

6. Новгородское дело

6.1. Царь Иоанн прощает своего брата князя Владимира, так как по-христиански не испытывает к нему личной вражды

6.1.1. Князь Владимир Андреевич в противность закону хотел быть на троне, для чего подкупал вельмож и воинов на измену

6.1.2. Иуда предал Царя Небесного, а князь Владимир Старицкий предал Царя земного

6.2. Митрополит Филипп выступил в поддержку державной политики Царя, а потому был опасен заговорщикам

6.2.1. Новгородский архиепископ Пимен, недруг Святителя Филиппа, являлся вторым лицом заговора против Царя Иоанна

6.2.2. Когда Малюта Скуратов достиг Твери, Святитель был уже мертв

6.3. Над возведением здания лжи о "новгородском погроме" поработали многие злые языки от Карамзина до К. Маркса

6.3.1. Опричники арестовали тех, чьи подписи стояли под договором с Сигизмундом, и монахов, виновных в ереси "жидовствующих"

6.3.2. Новгородская вольница молилась мамоне, которую добывала разбоем!

6.3.3. Погибших от чумы враги Царя и Бога относят к "жертвам Царской тирании"

7. Яд аспида

7.1. Миф о "сыноубийстве" сочинил папский легат, иезуит Поссевин

7.2. В костях Царя Иоанна и царевича Ивана обнаружено наличие ртути, намного превышающее допустимую норму

7.3. Папский посол был заказчиком смерти и Царя Иоанна Грозного и царевича Иоанна

7.4. О роли Бориса Годунова в смертях Царей

7.4.1. Заботу о благочестивом царевиче Федоре Царь Иоанн Грозный поручил Годуновым

7.4.2. Уже в ночь смерти Иоанна Грозного началась смута

7.4.3. Борису Годунову приходилось убивать, чтобы не быть самому битым

7.4.4. Удел самозванцев не завиден

8. Посох Грозного Царя

8.1. Врагам православного Государя, Помазанника Божиего, ненавистен его жезл

8.2. Иоанн Богослов вручил трость Святому Авраамию Ростовскому для сокрушения идола Велеса

8.3. Скоро мы увидим посох Грозного Царя в руках Царя-победителя, в руках Государя воскресшей России

 

Евгений Семенов, диакон. ВАЖНЕЙШИЕ ПОДРОБНОСТИ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ВСКРЫТИЯ ГРОБНИЦЫ ГОСУДАРЯ ИОАННА ВАСИЛЬЕВИЧА ГРОЗНОГО В 1964 ГОДУ

1. Отравление Царя Иоанна и наследника царевича Иоанна было длительным и хроническим

2. Почитание в лике местночтимых Святых Царя Иоанна Грозного началось с XVII века

 

СМЫСЛ РУССКОЙ ИСТОРИИ

 

Перевезенцев С.В. К НЕБЕСНОМУ ИЕРУСАЛИМУ

1. Иван Грозный оказался первым русским, которого Господь благословил на тяжкие Царские труды

2. "Мудрые" советники пытались Богопомазанника подчинить себе

3. Царь Иоанн приходит к убеждению, что Божественную миссию Богопоманника он должен нести один, не доверяя ее никому

4. Религиозно-мистическое учение о Царской Власти

4.1. Только неограниченная Самодержавная, Единовластная Власть является Богоугодной Властью в России

4.2. Главный смысл Власти Русского Самодержавного Государя состоит в том, чтобы нести Свет Истины по всему миру

4.3. Страхом спасайте, исторгая из огня

5. Царь Иоанн Грозный достиг того, что по всей Русской земле — одна вера, один вес, одна мера! Только он один и правит!

6. На иконе «Церковь воинствующая» центральная фигура всадника с жезлом-крестом в руке – это Царь Иоанн Грозный

7. Россия, готовилась только к одному, но самому важному деянию — к битве с антихристом, к спасению от него всего мира

 

ВИТЯЗИ СвятОЙ РУСИ

 

Ларионов В. ЗАГАДКА БЕЛОГО ЕДИНОРОГА С ПЕЧАТЬ БЕЛОГО Царя

1. Иоанн Грозный — Священный и воистину Грозный Монарх, дарованный Русскому Народу по Милости Божией

1.1. Библия являет опричнину Грозному, хотя для нее был свой повод, но оправдание— в Библии

1.2. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает действия Богопомазаника безумием

2. Единорог — неотъемлемый геральдический символ московских Государей

2.1. У Царя Иоанна Грозного единорог является личной эмблемой

2.2. Единорог - образ воинственный и одухотворенный, символизирует сам принцип Власти Богом ставленного Царя

2.3. На самом древнем из русских знамен помещен единорог как символ чистоты Веры Христовой

2.4. Единорог (Иисус Христос) помогает встать падшему человечеству (слону)

2.4.1. Единорог неукротим, силен и быстр, обладает поистине человеческим разумом

2.4.2. Царь Иоанн Грозный страхом Божиим обращал людей к истине и свету, чем спасал их души

2.5. Образ единорога в восточной и западной культурной и религиозной традиции

2.6. Единорог предуказывает нам грядущее противостояние и победу Царя-победителя над антихристом

3. Опричное воинство – это подвижники Святой Руси на богатырском поприще времен Святого Царя Иоанна Грозного

3.1. Калики перехожие и витязи – это два разных типа богатырского служения на Руси

3.2. Опричники грызли и выметали всех врагов первого Православного Русского Царя

3.2.1. Цель опричнины состояла в том, чтобы истребить крамолу, гнездившуюся преимущественно в боярской среде

3.2.2. Воинский подвиг служения Православному Отечеству является истинным подвигом Православного Христианина

3.3. Широкую распространенность имело Державное богатырское послушание

3.4. Воинов мстителей, чести спасителей, миротворителей, правды блюстителей Боже, храни! Боже, храни!

 

Зызыкин М.В.  ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНИЕ О Царской Власти

1. Со времен Царя Иоанна Грозного русские Государи являются Царями всех православных христиан

1.1. Царь Иоанн – это избранный и Богом наставляемый Ктитор земной Церкви, как и боговенчанный Император Константин

1.2. Полный Собор Святителей повелел во всех церковных службах молиться за Российских Царей, как за своих Царей

1.3. Царь Иоанн Грозный возведен в церковный чин Царя митрополитом Макарием законно и церковно

2. О власти Царя по Курсу Церковного Права

2.1. Цари вправе действовать не только без участия иерархии священства, но и побуждая ее к принятию новых узаконений

2.2. Император стоит выше соборных определений и сообщает им силу и действие

2.3. Царь-Богопомазанник строит симфонические отношения между Священством своего Царства и своим Царством

2.3.1. Господь дает Царю твердость в Православии, и в религиозной ревности он превосходит всех

2.3.2. Невозможно Христианам иметь Церковь, но не иметь Царя!

2.3.3. Все покушения, направленные на ослабление влияния Царской Власти на дела Церкви, решительно подавлялись Императорами

2.3.4. Государь Император, признавая Святость Догматов Церкви, провозглашает себя лишь Блюстителем Правоверия

2.3.5. При Таинстве Миропомазания Царю сообщаются особые дары Духа Святого для несения Царского служения

3. Православно-монархическая теория Грозного

3.1. Царь Иоанн является основоположником понятия Самодержавия, дав целую теорию Монархического Права

3.2. Святой Благоверный Царь Иоанн Грозный в вопросах веры считал себя связанным правилами Церкви

3.3. В первые при Царе Иоанне Грозном Симфония Духовной и Светской Властей получила свою полноту звучания

3.3.1. О Правоверии и Благочестии Святого Царя Иоанна Грозного свидетельствует Российский Герб

3.3.2. Корона над двуглавом орлом означает власть вселенского православного Царя и в светской, и в церковной сферах

3.4. Учение Иоанна Грозного о Самодержавной власти будет полностью востребовано в воскресшей России

3.5. Господи! Покажи Царя нашего опасным хранителем Святой Твоей соборной Церкви!

3.6. Русский народ верит, что сделавши все для подчинения воле Божьей, он не будет оставлен Богом

 

Манягин В.Г. Царь ИОАНН ГРОЗНЫЙ В ИКОНОГРАФИИ XVI-XVII ВЕКОВ

1. Икона “Церковь воинствующая”

2. “Митрополит Макарий и Иоанн Грозный”

3. Фреске Царя Иоанна IV из Грановитой палаты Московского Кремля

3.1. Фреска Благоверного и христолюбивого Царя Иоанна Грозного была написана в конце XVI века

3.2. Верность Православию является главным основанием для прославления Государя как Святого

3.3. После совершения Таинства Миропомазания Царь-Богопомазанник торжественно провозглашался Святым

4. Икона “Моление Царя Иоанна Грозного с сыновьями”

5. Фреска Царя Иоанна Грозного в Новоспасском монастыре

5.1. Время создания фрески, изображающей Царя Иоанна IV, относится к XVI веку

5.2. Царь Иоанн Васильевич для Петра Великого всегда был образцом в благоразумии и в храбрости

6. До революции готовилось общецерковное прославление Царя Иоанна Грозного

 

В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ХРАНИТЕЛЕМ БОГОПОЧИТАНИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ВЕСЬ НАРОД БОЖИЙ

 

Сергиев Роман. МЫ ВЕРУЕМ В ЕДИНУЮ, СОБОРНУЮ И АПОСТОЛЬСКУЮ ЦЕРКОВЬ

1. Всяк Епископ должен ведать меру чести своей, а она умеренная есть, а лишняя да не будет!

2. Одно помышление о присвоении себе авторитета над совестью и верою других является отказом от Церкви Христовой

 

Старец Николай (Гурьянов) ТОТ, КТО СО ХРИСТОМ, ТОТ И С ЦАРЕМ!

3. Аpxiepeи и старцы не желают быть под властью Царя Небесного, ибо они желают быть без земного Царя

4. Венчание Царя на Царство Народа Божьего есть рукоположение в Церковный Чин Главы Земной Церкви

5. За почитание Святого Царя Иоанна Грозного награда от Господа нам будет

6. А как тяжело будет тем, кто бранит Святых!

6.1. Грех осуждения Помазанников Божиих - это грех против Господа

6.2. Осуждают Богопомазанников те, у кого умы ослеплены: ибо покрывало на духовных очах у них остается неснятым

 

Старец Николай (Гурьянов) ИОАНН ВАСИЛЬЕВИЧ - БОГОМ ХРАНИМЫЙ РУССКИЙ Царь!

7. Святитель Макарий в видении узрел Чудотворца Николая, благословляющего на взятие Казани юного Царя Иоанна

8 Невозможно даже думать, а не только говорить, что Царь Иоанн убил Святых и сына!

9 Царь Иоанн Васильевич Грозный теперь радуется в Царствии небесном и духовные гимны Богу поет

10. Святой Старец Николай называл Святого Царя Иоанна Грозного ‘Михаил’, то есть точным исполнителем воли Бога

11. “Христос Воскресе! Не теряйте Пасхальную радость!”

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

Молитва за Царя и Отечество

Утренняя молитва о живых

Начальная молитва об усопших

Молитва Св. Царю-искупителю Николаю

Молитва Св. Благоверному Царю Иоанну Грозному

Тропарь Св. Благоверному Царю Иоанну Грозному (глас 4-й)

Молитва Св. Праведному Николаю Псковоезерскому

Тропарь Праведному Николаю Псковоезерскому (глас 4)

Образец молитвы о Царе (псал. 19 и 20)

Молитва о живых

Молитва о Государе

Краткая молитва воина

Молитва пред начатием всякаго дела (глаголи тайно или мысленно)

Другая молитва пред начатием всякаго дела, в том числе и перед чтением любых книг, газет и журналов

Молитва перед чтением Евангелия или духовных книг Святителя Иоанна Златоуста

Молитва о научении творить волю Бога

 

Царь ИОАНН ЯВЛЯЕТСЯ ГРОЗНЫМ ДЛЯ ВРАГОВ РУССКОГО БОГОНОСНОГО НАРОДА

 

Сергиев Роман. УСТРЕМЛЕННОСТЬ В ВЕЧНОСТЬ

 

1. О трех Народах Божьих

Очень немногие знают, что за всю историю человечества Бог избирал Себе только три народа, три этноса: еврейский, греческий и русский.

Господь вначале Своим народом избрал еврейский народ. И книги Ветхого Завета евреи должны изучать для того, чтобы знать историю своего народа той поры, когда они принадлежали Богу, были Его народом, были Его наследием, Им водились, а потому были непобедимы для других народов, хотя за отпадения их в идолослужение Господь и отдавал время от времени Свой народ во вразумительное рабство язычникам.

Ныне еврейский, в прошлом богоизбранный, народ отвержен Господом за тяжелейшие преступления блудодеяний по отношению к Истинному Богу, которые проявились в следовании евреями указаниям талмуда[1], а не слову Божьему. Сам Господь Иисус Христос их обвиняет: вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей, устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили; и делаете многое сему подобное (Мк. 7,13). Апогеем духовного блудодеяния у еврейского народа было отвержение Сына Божьего Иисуса Христа и распятие Его на Кресте.

Но существует множество пророчеств у угодников Божьих о том, что малое стадо из еврейского народа в последние времена примет Иисуса Христа как Сына Божьего, как Искупителя рода человеческого. Апостол Павел пишет: не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей, - чтобы вы не мечтали о себе, - что ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников (Рим. 11,25). Преподобный Лаврентий Черниговский говорил: «Господь такой Милостивый, что и истинных евреев, которые живут по заповедям Моисея, в последнее время помилует и вселит на третье небо». (Преподобный Лаврентий Черниговский. М. 1998. Стр. 58), (выделено составителем Р.С.).

Церковь Христианская под народом Божьим понимает тот этнос, который исповедует Святую Троицу: Бога Отца, Сына Божьего Иисуса Христа и Духа Святого, и у которого этнарх (глава этого этноса) является Царем, земным главой земной Церкви Христовой. В новозаветный исторический период народом Божьим, Иаковом, вначале был греческий народ, но после падения Царьграда из-за утверждения Императором Константином ХII Флорентийской унии греки потеряли высокое звание народа Божьего и Византия, Второй Рим, пала. Иаковом со времен Святого Благоверного Царя Иоанна IV Грозного является русский богоносный народ и Москва стала Третьим Римом, а Четвертому – не бывать!

Русский народ стал богоносным потому, что его этнарх - Великий Князь Василий Темный в подписании Флорентийской унии сразу же увидел отступление от правил Православной Церкви, «воспылал ревностью обличить беззаконие, вступил в прение с Исидором, [митрополитом московским, одним из главных деятелей подписания Флорентийской унии (5 июня 1439 г.)] и торжественно наименовал его лжепастырем, губителем душ, еретиком... Исидор силился доказывать противное, но без успеха: Василий посадил его за стражу в Чудове монастыре, требуя, чтобы он раскаялся, отвергнув соединение с латинскою Церковью.»[2]

Итак, подписав унию, этнарх греческого народа (Богопомазанник!) изменил Богу (Царь, избранный Богом, становился холопом папы, избранника человеков!), а этнарх русского народа остался верен Богу, сразу же (с порога!) отвергнув измену догматам Церкви Православной. Потому-то русский народ и стал богоносным!

И всем следует знать, что с этого времени уже русский народ непобедим! Когда же русские погрешали пред Богом, тогда они отдавались Богом в плен к иноплеменникам для вразумления. О трех вразумительных игах, о которых говорил преподобный Авель Тайновидец, смотри в заметках Романа Сергиева Покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное.

2. Царь земной - это живая икона Царя Небесного

Со времен Святого Царя-пророка Давида народом Своим и Своею Церковью Господь Бог руководит руками Своего Богопомазанника, который является Царем избранного Богом этноса.

2.1. Царский Престол Давида над Израилем поставлен вовек

Ни одна черта Священной истории не случайна и не бесплодна, но все имеет чудный, живительный для верующего смысл. Наша приятнейшая обязанность состоит в том, чтобы приобщаться этому смыслу через глаголы текущие в Живот Вечный.

Несомненно, что неспроста Иисус Христос воплотился именно в чине Царя Иудейского. Для нас исключительно важно различать, что воплотился Сын Божий как Царь Иудейский, но не как Царь еврейский, иначе говоря – не как глава древнееврейского этноса (этнарх), но как глава Иудеев - духовных наследников Авраама и Иакова. В Священном Писании понятие главы народа Божьего неотъемлемо от понятия Царя Иудейского, Помазанника Божьего.

Через псалтирь и ее прообразовательную символику становится понятно, что сей Царь  есть обладатель Престола Давидова, престола Царя, Богом избранного, Богом помазанного: Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса (Деян. 2,36). Для Него Господь создал этот Престол, а первому воссевшему на него, Давиду с клятвою обещал ему от плода чресл его воздвигнуть Христа во плоти и посадить на престоле его (на престоле Давида) (Деян 2,30).

Давиду же Господь крепко сказал, говоря: "не прекратится у тебя сидящий на престоле Израилевом" (3Цар. 9,5). Это уже сказано с клятвой о тех, кого Господь будет избирать на Давидов престол на земле; о тех, чей Царский престол над Израилем поставлен вовек (3Цар. 9,5); о тех кому Сам Господь уделяет Свое царственное имя Христа, по преимуществу перед всеми земными Царями. Такого Царя Писание во множестве мест называет именем Христа Господня (в отличие от Христа Господа): И отвеща Авесса сын Саруин и рече: сего ли ради не умертвится Семей, яко прокля Христа Господня (неужели Семей не умрет за то, что злословил помазанника Господня, Царя Давида)? (2Цар. 19,21)

Очень важно помнить, чем вера правого исповедания отличается от кривотолков: Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста (1Иоан. 4,2-3). Это будет полезно знать всем нежелающим признавать необходимость для новозаветного Израиля (Церкви земной) Царя земного, Помазанника Божьего, который есть земной образ Иисуса Христа, пришедшего во плоти. Эту мысль старался донести Константинопольский патриарх Антоний Четвёртый (1388-1395) Великому князю московскому Василию Димитриевичу в своём послании о едином Вселенском Богопомазаннике, который «помазуется великим миром и поставляется Царём и Самодержцем всех христиан. На всяком месте, где только именуются христиане, имя Царя поминается всеми патриархами, митрополитами и епископами, и этого преимущества не имеет никто из прочих князей [этнархов] или прочих властителей. Нет ничего хорошего, если ты говоришь: мы имеем Церковь, а не Царя. Невозможно христианам иметь Церковь, но не иметь Царя!» (В. Сокольский. Участие русского духовенства и монашества в развитии единодержавия и Самодержавия. Киев. 1902. [ниже – Сокольский. Участие духовенство в развитии Самодержавия.] Стр. 110), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

2.2. Богопомазанник обязан пасти народ Божий и земную Церковь

Земной Царь - Христос Господень - это живая икона Христа Господа, главы небесной торжествующей Церкви, икона Бога во плоти. Чин его (Царя-Богопомазанника) является особым чином церковным. На Христа Господня возлагается обязанность быть земным руководителем всего Божьего народа. Для этого тяжелейшего служения Господь среди Своего народа избирает от чрева матери вождя, который Духом Святым (невидимо) и Святым миром (видимо при Венчании на царство) освящается помазанием на труднейшее и тяжелейшее дело: вести народ к Богу, учить его служить Богу и выполнять волю Божию. Господь через Царя-пророка Давида объявляет совершенно определенно и однозначно: Бог избрал его, раба Своего, и утвердил его навек пасти народ Свой, Иакова, и наследие Свое, Израиля (Пс. 77,69-71). Народом Божьим, Иаковом, после падения Византии (Второго Рима) Богом избран русский народ, а наследием Божьим, Израилем, с того времени является православная Церковь с духовным центром в России (Москва - Третий Рим, Четвертому – не бывать).

«На земле может быть только один Помазанник Божий, покровитель Вселенской Христовой Церкви, защитник всего христоименитого народа, образ Царя Небесного, который, благодаря принятию церковного сана, перестает быть покровителем лишь своего природного племени, каковыми являются исторически все прочие государи христианских народов.» (Государственный катехизис. Составитель К.В.П. М.: Альманах Жизнь вечная. 1998. [ниже - Государственный катехизис.] Стр. 17-18).

Святитель Дмитрий Ростовский об этом высочайшем служении говорил так: «Как человек по душе своей есть образ и подобие Божие, так и Христос Господень, помазанник Божий, по своему Царскому сану есть образ и подобие Христа Господа. Христос Господь первенствует на небесах в церкви торжествующей, Христос же Господень [религиозный Царь] по благодати и милости Христа Небесного предводительствует на земле в церкви воинствующей. Тот вверху уготовляет венцы, сей[3] же внизу умножает подвиги, венцов достойные. Тот венчает победивших, сей же для победы устраивает добрых воинов. Тот готовит вечные воздаяния, сей поощряет храбрых рыцарей к отважной борьбе, чтобы ни напрасно жили, ни без заслуг получили воздаяние. Как Тот положил душу Свою за Церковь Свою, которую приобрел ценой крови Своей, так и сей не щадит души своей за Его, Христову, Святую Церковь, полагает душу свою, тратя здоровье, ставя грудь свою против неприятелей»[4].

Мы видим, что Христос Господень служит Христу Господу тем, что для небесной Церкви торжествующей обеспечивает на земле воспитание добрых воинов Христовых, составляющих на земле словесное Христово стадо Церкви воинствующей. Кроме того земная воинствующая Церковь отдана Господом под начало религиозному Царю для ограждения им наследия Божия от волков-расхитителей, как от внутренних врагов Церкви (от еретиков, которые могут появляться в недрах Церкви Христовой); так и от внешних врагов Церкви (от вовлечения наследия Божьего в различные неправославные вероучения).

Первым русским царем семени Давида, Христом Господним Господь избрал Иоанна Васильевича, правнука Великого Василия Темного, который грудью встал на защиту правой веры от ереси папизма, назвав митрополита Московского Исидора «лжепастырем, губителем душ, еретиком и посадив его за стражу в Чудове монастыре, требуя, чтобы он раскаялся».

3. Самодержавное укрепление в России[5] С.В. Перевезенцев

Время правления Василия III [внука Великого Князя Василия Темного] — это период значительного укрепления идеи Самодержавия в Русском государстве. И это было вполне объяснимо. Единственная в мире истинная православная держава должна была и управляться единственным в мире истинным православным Самодержцем.

3.1. Только Царь Самодержец способен и свою державу, и весь мир привести к победе истинной веры

Вообще, до 1453 г. «Самодержцами» именовались только византийские Императоры («Самодержец» — дословный перевод греческого «аutоkrator») «Царями» до 1480 г. на Руси называли владык Золотой Орды. В конце ХV в. оба титула уже «освободились», но в Русской державе они еще не использовались официально и тем более не объединялись в единый титул. А ведь «Царь» и «Самодержец» — это титулы такого правителя, который способен и свою державу, и весь мир привести к победе истинной веры. [Ибо это титулы главы народа Божьего, Царя семени Давида. Именно Давида, раба Своего, Господь избрал на век пасти народ Свой, Иакова, и наследие Свое, Израиля, - земную Церковь (Пс. 77,69-71).]

Убеждение в том, что именно московский государь способен взять на себя исполнение божественных предначертаний, повести народ русский ко всемирному величию и тем самым спасти остальной, духовно «изрушившийся» мир, утвердилось не в один момент. Оно зрело долго, исподволь, на протяжении двух веков, еще со времен Ивана Калиты, когда Москва и ее Князь стали центром нового «собирания» Руси. Неспешное укрепление Московского княжества в годы «татарщины» воспринималось в народе как знак избавления от Божией кары, а сама Москва и ее Князья — как избранники Божии, посланные спасти и народ и государство от татарского «заточения». Немаловажным, а для многих, может быть, и решающим фактором в распространении подобного мнения стали многочисленные праведники и чудеса, сотворенные в пределах московских владений.

С конца ХIV в. явно нарастает и стремление установить в эти годы на Московской Руси Царский титул. Так, еще Мамай возводил на Великого Князя Дмитрия Ивановича обвинения в том, что тот присвоил не принадлежащий ему Царский титул: «Князь великий Дмитрий Иванович себе именует Руской земли царем и паче честнейше тебе славою супротивно стоит твоему царствию». Ивана III уже уговаривали принять титул Царя вместо титула Великого Князя — с конца ХV в. титул «Царь» начинает появляться в некоторых русских внешнеполитических документах, в частности в делах со Швецией — с 1482 г. И Василий III иногда использовал этот титул. В частности, на золотой печати, привешенной к грамоте с мирным договором с Данией (1516), Василий Иванович именуется как «Царь и государь». Тот же титул можно встретить в послании Василия III римскому папе (1526).

В этом смысле характерно, что именно в первой четверти ХV в. появляется «Сказание о князьях Владимирских», обосновавшее династические претензии государей. В основе «Сказания» лежат две легенды. Первая — о происхождении Рюриковичей и, следовательно, московских Великих Князей от римского императора Августа. Вторая легенда доказывает, что Царские регалии - Царский венец, бармы, золотая цепь, крест от древа распятия и сердоликовая шкатулка, принадлежавшая Августу, — достались московским Великим Князьям через Владимира Мономаха от его деда — византийского Императора Константина.

«Сказание о князьях Владимирских» не только обосновывает династические права московских Великих Князей на Царский титул. Главное здесь в том, что московские Государи объявляются наследниками мистического «Первого Рима», ибо их родословие возводится до римского императора Августа. А права на наследие «Второго Рима» утверждаются фактом передачи Владимиру Мономаху Царского венца и других регалий византийским Императором Константином. Следовательно, именно московские Государи получают все права на то, чтобы их государство — Московская Русь являлась единственной хранительницей истинной веры. Тем самым перехватывалась инициатива у западноевропейских монархов и государств, тоже издавна претендующих на «римское» религиозно-мистическое наследие. Кроме того, удревление генеалогии московских Государей на максимально возможный срок позволяло рассматривать историю самой России как часть общемировой истории, в которой Россия занимает самое достойное место. …«Сказание о князьях Владимирских» использовалось в дипломатических и династических спорах, служило вступительной статьей к Государеву родословцу и вступительной статьей к чину венчания Ивана IV на царство в 1547 г. Да и сам Иван IV в своих произведениях постоянно использовал аргументы «Сказания».

3.2. Царь естеством подобен вышнему Богу, ибо он скипетр царствия принимает от Бога

В Начале ХVI в. все большее распространение получает признание и идея божественного Происхождения власти Государя. Одним из первых об этом заговорил Иосиф Волоцкий. В своих посланиях к Великому Князю Василию III он постоянно именовал его «Самодержцем», «царем» и «государем всея Рускыя земли». Больше того, Иосиф Волоцкий уподоблял земную миссию русского государя Божиему Промыслу: «Царь ведь естеством подобен вышнему Богу», ибо он «скипетр царствия принял от Бога». Сигизмунд Герберштейн свидетельствует, что во времена Василия III самого Великого Князя его подданные называли «ключником и постельничим Божиим» считали, что «...воля государя есть воля Божия и, что бы ни сделал государь, он делает это по воле Божией».

Великий Князь Василий Иванович стремился соответствовать тем представлениям, которые все более утверждались в сознании его современников. Он разворачивает в Москве небывалое до того строительство Церквей, основывает Новодевичий монастырь, украшает иконы, устанавливает празднования Святых. Москва продолжала уже давно начатый труд по превращению в главный духовный центр не только Русского государства, но и всего мира.

А русская мысль, столь ободренная и возвышенная зримыми успехами Русского государства, продолжала свой пытливый поиск в осмыслении судьбы России и всего русского народа. Пытаясь показать место России во всемирной истории, русская мысль выработала три типа соединения русской истории с мировой — хронографический («Русский Хронограф 1512 г.»), генеалогический («Сказание о князьях Владимирских») и пророческо-эсхатологический (цикл сочинений о «Третьем Риме»). В сочинениях пророческо-эсхатологического цикла древнерусские книжники ХV в. Выдвинули ряд «идеалов-образов» или формул — «Москва — Новый Царьград», «Москва — Новый град Константина» и, наконец, «Россия, как “Третий Рим”»,в которых Московское государство начинает осознаваться как центр, ядро, средоточие правой веры во всем мире.

В основе всех этих формул лежало древнее учение о «странствующих царствах», в христианской традиции восходящее к библейской Книге пророка Даниила (2,36—45). Согласно пророчеству Даниила, в земной человеческой истории будет четыре царства, наделенных особой Господней Благодатью, но четвертое царство падет под натиском сил антихриста. А затем будет создано вечное царство Божие — «И во дни тех царств Бог Небесный воздвигнет царство, которое во веки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно» (Дан. 2,44).

Книга пророка Даниила, а также толкования на нее, осуществленные во II — VIII вв. Ипполитом Римским, Ефремом Сирином, Козьмой Индикопловом, Мефодием Патарским, были известны и на Руси. Кроме того, в конце ХV в. в составе Геннадиевской Библии была впервые переведена Третья книга Ездры[6], в которой также содержались пророчества о конце света и о четырех царствах. Особую же актуальность всем этим библейским пророчествам в конце ХV — начале ХУI в. придавал факт гибели Византийской империи.

Одним из первых, кто применил древние мистические образы «странствующего царства» к настоящему и будущему России, стал игумен псковского Елеазаровского монастыря[7] старец Филофей (ок. 1465—1542), впервые назвавший Россию «Третьим Римом». …Образ «Рима» сближается с другими образами-наименованиями мистического мирового хранилища христианства — «Иерусалим», «Царьград», «Новый град Константина».

3.3. Москва – Третий Рим, Четвертому – не бывать!

…В послании М.Г. Мисюрю Мунехину старец Филофей образ Рима озвучивает как «Ромейское царство»[8] — центральный образ всей религиозно-мистической концепции старца Филофея. «Ромейское царство» это некое мистическое «неразрушимое» и «недвижимое» христианское царство, носителями которого могут быть различные государства. Содержание «Ромейского царства» связывается старцем Филофеем не с [каким-то постоянным царством-государством, а с тем, которое реально охраняет и защищает истинное христианство]… Поэтому, по сути дела, вся христианская история человечества - это история «Ромейского царства» [как образа Царства Небесного]. …

«Ромейское царство», имеющее «тот же возраст, что и Христос», появляется с приходом Спасителя на землю, поскольку Христос, по свидетельству евангелиста Луки, записался в Римскую власть, т.е. объявил Себя гражданином Римской империи. Таким образом, божественная благодать через Христа перешла на Рим, превратив его в мистический образ «неразрушимого» и «недвижимого» христианского Царства. «Инако же Ромеиское Царьство неразрушимо, яко Господь в Римскую власть написася», — утверждает старец Филофей.

В существовании «Ромейского царства» древнерусский мыслитель выделяет три этапа. Первый этап длился 770 лет — это время существовании единой христианской Церкви, закончившееся с отпадением Западной Церкви от единого христианского тела на рубеже VIII - IХ вв. Второй этап «Ромейского царства» связывается уже с Византийской Империей и Православной Церковью. Он завершается Флорентийским собором 1439 г. и падением Византийской империи в 1453 г. Зато начинается третий этап — эпоха «Третьего Рима», «последнего царства» из толкований Книги пророка Даниила, конец которого совпадает с концом истории. Таким образом, «Третий Рим» становится последним воплощением мистического христианского царства. И земным ликом «Третьего Рима» старец Филофей объявляет Московскую Русь, принимающую на себя функцию «Ромейского царства». [Обращаем внимание всех любителей древней Киевской Руси, Третий Рим – это Московская Русь!]

3.3.1. Московскую Русь единственной истинной хранительницей всемирного христианства

Старец Филофей придал образу Рима очень своеобразное и даже национальное звучание. Он одним из первых в отечественной религиозно-философской мысли использует сам образ Рима в приложении к Московскому государству. Дело в том, что древнерусским православным мыслителям были ближе образы Царьграда и Иерусалима. Рим же в большей степени ассоциировался с западной, католической, традицией. Следовательно, через образ «Ромейского царства» старец Филофей объявляет Московскую Русь единственной истинной хранительницей всемирного христианства. И недаром он приводит несуществующие слова апостола Павла: «Рим — весь мир». Для старца Филофея выражение «Рим — весь мир» было очень важно, ибо он связал его с Московской Русью, и, следовательно, это выражение можно было трактовать по-новому: «Московская Русь — весь мир». [По этой причине настоящие православные русские христиане по духу - интернационалисты, но отчетливо осознают свою принадлежность к русскому богоносному народу!]

Так и возникает знаменитая формула: «Яко вся христианская царства приидоша в конец и снидошася во едино Царьство нашего Государя, по пророчьским книгам то есть Ромеиское царство. Два убо Рима падоша, а третии стоит, а четвертому не быти».

Интересно [и очень важно!], что в отличие от библейских пророчеств старец Филофей впервые вводит понятие «Третьего Рима» именно как последнего царства. Более того, он настаивает на том, что четвертого царства уже не будет никогда, ибо именно в России «сошлись в одно» («снидошася во едино») все христианские царства. Следовательно, судьбы всех потерявших независимость православных царств оказались сконцентрированными, соединенными не просто в России, а в той России, к которой перешли все качества «несокрушимого» «Ромейского царства».

В религиозно-политическом смысле на Московскую Русь возлагается величайшая историческая ответственность — она должна быть теперь единственным защитником православия от военно-политического и религиозного натиска и с Запада и с Востока. Но еще большую ответственность несет Московское государство в религиозно-мистическом смысле: Россия — это единственное в мире христианское царство, которое «удерживает» приход антихриста и является залогом вечности христианства. И недаром старец Филофей не связывает идею «Третьего Рима» только с Москвой, как это произошло позднее («Москва — Третий Рим»). «Третий Рим» — это и всё Русское царство, и Русская Церковь, наследница единой апостольской Церкви первых восьми веков ее существования. [По этой причине так важно ныне православным христианам не впадать в ересь папизма, которая ныне цветет пышным пустоцветом! Помните, на всех богослужениях, вопреки многовековым канонам, вместо Царя-Богопомазанника, избранного Самим Богом при зачатии, предлагается помолиться «за Великого Господина (?!?)[9] и Отца (!?!) нашего Святейшего» избранника человеков?]

Старец Филофей выражает надежду, что «Третий Рим» и в самом деле продлится вечно, ведь Господь «долго терпит» и только Он определяет сроки Второго Пришествия. Поэтому в эсхатологических представлениях Филофея наиболее важной кажется не «идея конца мира», а идея «вечного пути» — пути [исповедания правой веры, пути] покаяния и молитвы, подвижничества и исполнения нравственных заповедей.

3.3.2. Русский Государь обязан принять на себя обязанности вселенского православного Государя - Богопомазанника

В послании дьяку Мунехину и перед Великим Князем ставится главная задача — «удержание» в Московском государстве истинного христианского благочестия и правой веры. Тогда и «Третий Рим» как последний этап «Ромейского царства» будет стоять вечно [то есть до срока, установленного Богом, Второго Пришествия Иисуса Христа]. …

В этом же Послании на основе мистического образа «Третьего Рима» формулируются и конкретные религиозно задачи, стоящие перед русским Государем, — русский Государь обязан принять на себя обязанности вселенского православного Государя. В этом Послании также усилена идея единства Церкви и светской власти [симфонии], как важнейшего условия созидания «Третьего Рима» на Руси. Светский Государь - это исполнитель высшей, мистической миссии, которую возложил на Русь Сам Господь. [По этой-то причине светский Государь царства народа Божьего является по воле Бога уже не только Глава этого богоносного русского народа, но и Глава наследия Божьего. Он, как Богопомазанник, уже является земным Главой земной Церкви. Вот против этого-то и борются всеми силами, которые дает им сатана, еретики-паписты. Да, два первых Рима пали в ересь папизма, но третий стоит и будет стоять, ибо четвертому Риму не бывать!]

 

Манягин В.Г.  РАЗВЕНЧАНИЕ МИФА О "ЗЛОДЕЯНИЯХ" Царя ИОАННА   [10]

Они зло мыслят в сердце, всякий день ополчаются на брань, изощряют язык свой, как змеи; яд аспида под устами их (Пс. 139,4).

1. Частное определение

1.1. Миф о "преступлениях" Царя Иоанна Грозного сотворен и подновляется ворами власти Богопомазанника

Вся человеческая история состоит из мифов, легенд и сказок. Одни из них появились в седой древности, другие - недавно, третьи складываются прямо на глазах наших изумленных и растерянных современников. Мифу об Иоанне Грозном четыреста лет. Четыре столетия его заботливо взращивали на почве страха и ненависти, предательств и подлогов, пока он не покорил весь мир. В школьных учебниках и в исторических трактатах уважаемых исследователей миф приобрел вид очевидной истины. Не знать его - стыдно, не соглашаться с ним - невозможно. Еще на школьной скамье мы узнали, каким деспотом был Иоанн и какими кровавыми преступлениями он вписал свое имя в историю. Казни невинных людей, разгром вольнолюбивого Новгорода, убийство собственного сына...

Но даже если все преступления, приписываемые Иоанну историками, были им совершены в действительности, чем же он выделялся среди правителей XVI века? Нравы тогда были суровые. Валишевский обращает внимание на то, что происходило в Западной Европе: "Ужасы Красной площади покажутся вам превзойденными. Повешенные и сожженные люди, обрубки рук и ног, раздавленные между блоками... Все это делалось среди бела дня и никого это ни удивляло, ни поражало"[11]. [Это свидетельство очень ценно тем, что его делает чуждый России и по происхождению, и по духу иностранец, который, не питая особой любви к русскому народу и к Царю Иоанну Грозному старается «занять сторону истины».[12]]

Католический кардинал Ипполит д'Эсте приказал в своем присутствии вырвать глаза родному брату Джулио. Шведский король Эрик XIV казнил в 1520 г. в Стокгольме 94 сенатора и епископа. Герцог Альба уничтожил при взятии Антверпена 8.000 и в Гарлеме 20.000 человек.

В 1572 г. во время Варфоломеевской ночи во Франции перебито свыше 30 000 протестантов[13]. В Англии за первую половину XVI века было повешено только за бродяжничество 70.000 человек[14]. В той же "цивилизованной" Англии, когда возраст короля или время его правления были кратны числу "7", происходили ритуальные человеческие жертвоприношения: невинные люди своей смертью должны были, якобы, искупить[15] вину королевства[16]. В Германии, при подавлении крестьянского восстания 1525 г. казнили более 100.000 человек[17]. Хагенбах, правитель Эльзаса, устроил праздник, на котором приглашенные мужчины должны были узнать своих жен, раздетых донага и с лицами, закрытыми вуалью. Тех, кто ошибался, сбрасывали с высокой лестницы[18].

И таких примеров множество. Но символом деспотизма сделали [слуги сатаны – жиды (явные) и воры законной власти Богопомазанника[19] (неявные слуги сатаны)] Грозного, чьи "преступления" были рождены буйной фантазией его [духовных и] политических противников. Причем острие обвинений направлено не только на личность Царя; но также на Россию и русских. По поводу московского пожара англичанин Д. Горсей пишет: "Бог покарал этих жалких людей, погрязших в своих вожделениях и ничтожестве, вопиющих содомских грехах; заставил их справедливо быть наказанными и терпеть тиранию столь кровавого правителя"[20]. Циничная удовлетворенность смертью десятков тысяч русских людей слышна в каждом слове.

1.2. Россию и ее Царей ненавидят все те, в ком нет Духа Божьего

Чем заслужила Россия такую ненависть Запада? Иван Ильин, долгие годы проживший в Европе, показал сущность отношений европейцев к России: "Западные народы боятся нашего числа, нашего пространства, нашего единства, пашей возрастающей мощи (пока она действительно вырастает), нашего душевно-духовного уклада, нашей веры и Церкви, нашего хозяйства и нашей армии. Они боятся нас: и для самоуспокоения внушают себе... что русский народ есть народ варварский, тупой, ничтожный, привыкший к рабству и деспотизму, к бесправию и жестокости; что религиозность его состоит из суеверия и пустых обрядов...

Европейцам нужна дурная Россия: варварская, чтобы "цивилизовать" ее по-своему: угрожающая своими размерами, чтобы ее можно было расчленить; завоевательная, чтобы организовать коалицию против нее; реакционная, религиозно-разлагающая, чтобы вломиться в нее с проповедью реформации или католицизма; хозяйственно-несостоятельная, чтобы претендовать на ее "неиспользованные" пространства, на ее сырье или, по крайней мере, на выгодные торговые договора или концессии"[21]. Как говориться, ни добавить, ни отнять. [Но можно сказать короче: “Русский богоносный народ; страну (Россию), в которой живет этот народ Божий и, особенного, Богопомазанника, ненавидят все те, в ком нет Духа Божьего. Ибо Богопомазанник, выполняя волю Бога, пасет народ Божий, Иакова, и наследие Божее, Израиля – земную Церковь Христову (Пс. 77,71) и тем готовит в своем царстве подданных Царю Царства Небесного. Ненавидящие Россию и ее Царей, в основном, проживают за пределами Российской Империи, но и в самой России, особенно ныне, имеются и засланные иноплеменники, и собственные предатели. К великому сожалению, огромное количество их носит рясы Священнослужителей Истинного Бога!”]

Такое отношение к нашей стране сформировалось именно во время правления Иоанна IV. До конца XV века Россия находилась на положении золотоордынского протектората. На Западе с ней могли не считаться. Но в 1480 г. Русь поднялась с колен, а при Грозном расправила плечи от Балтики до Сибири.

При вступлении на престол Иоанн унаследовал 2,8 млн. кв. км, а в результате его правления территория государства увеличилась почти вдвое - до 5.4 млн. кв. км - чуть больше, чем вся остальная Европа. За то же время население выросло на 30-50% и составило 10-12 млн. человек[22]. В 1547 г. Грозный венчался на царство и принял титул Царя, равнозначный императорскому. Такое положение дел было узаконено Вселенским патриархом и другими иерархами Восточной Церкви, видевшими в Иоанне единственного защитника Православной Веры.

[Именно это является наиглавнейшей причиной ненависти к Святому Благоверному[23] Царю Иоанну Грозному как внешних врагов Православной Веры, так и внутренних. Всем известно, что внутренние враги всегда коварнее и вероломнее, а значит намного опаснее! Например, внешний недруг России, русского народа и его Богопомазанников историк польского происхождения К. Валишевский, является более объективным, чем русские именитые историки; труды иноверца Валишевского являются менее опасными для богоносного русского народа, чем "деяния православного" Архиерейского собора Московской патриархии 2004 года. И тем не менее, эти деяния очень полезны и своевременны, если их рассматривать как попущение Бога для определения верных Своих (это те, кто смог увидеть в них и отвергнуть ложь и клевету на первого русского Царя-Богопомазанника Святого христолюбивого Иоанна Грозного) и тех, кто к верным пока не относятся. Кроме того, этот документ укажет на тех, кого Царь-победитель удалит с занимаемых кафедр, ибо они, подписавшись под этими деяниями, способствовали расхищению стада Христова и подданных Царя-победителя.

Во времена царствования Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного] неожиданно для Запада возникла великая православная держава, мешавшая установлению в мире гегемонии европейских государств. Американский историограф Р. Пайпс дипломатично выразил суть возникшего противоречия так: "Мышлению русских Царей была чужда выработанная на Западе в XVII в. идея международной системы государств и сопутствующего ей равновесия сил"[24].

Разумеется, Иоанн никак не мог согласиться с мировой системой, при которой Россия должна была отдать Северо-запад Польше и Швеции, Поволжье - Турции, ввести на остальной территории власть императора Священной Римской империи германского народа и подчинить Русскую Православную Церковь папскому престолу. Именно такую цель поставила перед собой Европа в XVI веке и почти добилась своего в Смутное время. Грозный активно противодействовал европейской политике[, отстаивая интересы богоносного русского народа], что сделало его [Святым угодником Божьим и] врагом №1 "цивилизованного мира" и вызвало интервенцию против России, продолжавшуюся всю вторую половину XVI и начало XVII века. В ней приняли участие Польша. Литва, Швеция, Ливония, Турция, Крым. Дания, Германия. Франция, Валахия. Венгрия: кто деньгами, кто наемниками, кто дипломатическими интригами. Вдохновителем коалиции был католический Рим. [Если посмотреть чуть поглубже, то католический кривоверный Рим, так же как и нынешние Архиереи московской патриархии, являлся и являются инструментом в руках сил духа, противного Духу Христа.]

1.3. Всегда следует опасаться повторить клевету за сладкоголосыми врагами Бога

Тогда же появились и стали широко распространяться в Европе многочисленные клеветнические памфлеты на русского Царя и на русский народ. [Обратите внимание, клеветнические памфлеты появились на Богопомазанника и богоносный русский народ. О памфлетах на боярство, которое борется за свое самоуправство в своих вотчинах и пытается украсть власть у Помазанника Божьего, история умалчивает.] С. Ф. Платонов писал: "Выступление Грозного в борьбе за Балтийское поморье, появление русских войск у Рижского и Финского заливов и наемных московских каперов на Балтийском морс поразило среднюю Европу. В Германии "московиты" представлялись страшным врагом; опасность их нашествия расписывалась не только в официальных сношениях властей, но и в обширной летучей литературе листовок и брошюр. Принимались меры к тому, чтобы не допустить ни московитов к морю, ни европейцев в Москву и, разобщив Москву с центрами европейской культуры, воспрепятствовать ее политическому усилению. В этой агитации против Москвы и Грозного измышлялось много недостоверного [и откровенной лжи] о московских нравах и деспотизме Грозного. И серьезный историк должен всегда иметь в виду опасность повторить политическую клевету, принять ее за объективный исторический источник"[25]. ["Подвижники" Архиерейского сборища 2004 года ни к серьезным историкам, ни к православным христианам, которые обязаны чтить усопших Царей и исповедовать догмат Царской Власти, не относятся. А потому, не внимая совету серьезного историка, повторяют и размножают клевету на Богопомазанника, Святого Благоверного Царя Грозного. Эти "герои" забыли предупреждение апостола Петра: Бог нелицеприятен (Деян. 10,34). Ведь слова этого апостола и к ним относятся: если вы называете Отцем Того, Который нелицеприятно судит каждого по делам, то со страхом проводите время странствования вашего (1Петр. 1,17).]

Поэтому нет ничего удивительного в том, что сочинения того [и нынешнего] времени о России и Иоанне Грозном заполнены несуразностями и ложью, фактографическими ошибками и неверными датировками. Творцами мифа о "тиране" на русском престоле были такие одиозные личности, как изменник Курбский, инспирировавший вторжение на Русь 70.000 поляков и 60.000 татар; протестантский пастор Одерборн и католик Гуаньино, написавшие свои пасквили далеко от места событий - в Польше и в Германии; папский нунций А. Поссевин, организатор польской агрессии против России; имперский шпион Штаден, советовавший императору Рудольфу, как лучше захватывать русские города и монастыри; ливонские ренегаты Таубе и Крузе, предавшие всех, кому служили; английский авантюрист Д. Горсей, которому совесть заменял кошелек с деньгами. Но все же, каждый из них был современником описываемых событий и имел причины ненавидеть Царя и клеветать на него.

Интереснее [и печально!] то, что клевету охотно подхватили люди науки, которым, казалось бы, незачем очернять Иоанна. Начиная с Карамзина, сочинившего вместо Истории России очередной сентиментальный роман, в историографии, по словам академика Веселовского, "начался разброд, претенциозная погоня за эффектными широкими обобщениями, недооценка или просто неуважение к фактической стороне исторических событий"[26]. Созвучен предыдущему отзыв Н. К. Михайловского: "Наша литература об Иване Грозном представляет иногда удивительные курьезы. Солидные историки, отличающиеся в других случаях чрезвычайной осмотрительностью, на этом пункте делают решительные выводы, не только не справляясь с фактами, им самим хорошо известными, а... даже прямо вопреки им: умные, богатые знанием и опытом люди вступают в открытое противоречие с самыми элементарными показаниями здравого смысла; люди, привыкшие обращаться с историческими документами, видят в памятниках то, чего там днем с огнем найти нельзя, и отрицают то, что явственно прописано черными буквами по белому полю"[27].

[Но на много печальнее то, что нынешние Священноначальники (начальники только над Священниками своей епархии в богослужебных вопросах, а не Священные начальники!) вступают в открытое противоречие с догматами учения Церкви, что показывает на отсутствие элементарного понимания ими своих обязанностей и на отсутствие у них страха Божьего! Их даже не смущает неприкрытая радость "сванидз", которые беседуют с "героями" духовного преступления с единственной целью: в очередной раз поглумиться над Богопомазанником, над правой верой, над богоносным русским народом, над самими "православными" Архиереями!]

Просто поражает сознательная клевета некоторых современных историков на Иоанна. Например, Кобрин, "исследуя" количество жертв "новгородского погрома", пишет о 10 000 тел, найденных в братской могиле и намекает, что погибших было еще больше[28]! Но у Карамзина ясно говорится, что это были погибшие от чумы и сопутствовавшего ей голода! Более того, они умерли после отъезда Иоанна из Новгорода. Царь оставил город 12 февраля, а захороненные в этой могиле скончались весной и летом[29]. [Обращаем внимание, даже горе-историк, который постоянно хулит Царя в силу своего масонского прошлого, и тот говорит о погибших «от чумы и сопутствующего ей (чуме) голода»!]

Но если очистить царствование Грозного от клеветы и домыслов, то эпоха Иоанна IV предстанет в своем истинном свете: как время создания могучей Великорусской Православной Империи и той национальной идеи, которая на протяжении четырехсот лет объединяла и вдохновляла русский народ. Народ это сознавал, и не просто "терпел" Иоанна, но восхищался им и любил его. Ни про какого другого Царя не сложено народом столько песен и сказок. До 1917 г. на могилу Иоанна в Кремле приходили простые русские люди просить помощи в делах, требующих справедливого суда[30]. Нация видела в Царе Иоанне Грозном "выразителя народного единства и символ национальной независимости"[31] [обращаем внимание, нация, а не отребье нации!], что свидетельствует о истинно демократическом характере его власти. В то же время, как Самодержец, Иоанн получил власть от Бога и потому не зависел ни от каких авторитетов и политических сил в стране и действовал в общенациональных интересах [и в интересах укрепления Веры Православной в русском народе], ибо других у Самодержавного Монарха быть не могло. Россия была его отчим домом, и он был в этом доме хозяин, а не временный гость: слуга Богу, Отец народу, милосердный к врагам личным и Грозный к врагам Отечества.

[Потому-то враги Богу, враги богоносному русскому народу, враги Отечеству так ненавидели и ненавидят Святого Благоверного Царя Иоанна IV Васильевича Грозного! Ибо для них он был и есть ГРОЗА гнева Божьего! "Герои" Архиерейского сборища 2004 года считают себя Церковью, а не понимают что по одиннадцатому анафематствованию они все вне Церкви Христовой. Посудите сами, могут ли находиться в Церкви те, кто клевещут и хулят Богопомазанника громогласно (по российскому каналу ТV), если одиннадцатое анафематствование, которое все православные христиане (и Архиереи в том числе) должны читать во всех церквях в Неделю Торжества Православия, звучит так: «Помышляющым[32], яко православнiи Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божiю благоволенiю[33], и при помазанiи дарованiя Святаго Духа к прохожденiю великаго сего званiя в них не изливается[34]; и тако дерзающим противу их на бунт и измену, анафема, трижды[35]]

2. Боярское царство

2.1. Боярское царство принесло и Державе, и простому Народу неисчислимые бедствия

Повторяя домыслы Курбского, историки наперебой старались показать, что Грозный уже в детстве отличался патологической жестокостью: мучил животных, избивал людей, насиловал женщин прямо на улицах Москвы.[36]. По словам Кобрина, свой первый смертный приговор Иоанн вынес в 13 лет. Историк приводит рассказ из официальной московской летописи о том, как юный государь приказал схватить и убить князя А. М. Шуйского. Не преминул Кобрин попутно оскорбить летописца за "подхалимский восторг", с которым тот сообщает, как после казни "начали бояре боятися, от Государя страх иметь и послушание..."[37]. Видимо, ученому просто не приходит в голову мысль, что летописец радуется искренне. Чему? А тому, что "на Руси произошла перемена. Если не изменилось правление, то изменился Государь"[38]. В чем заключалась перемена Государя и как она могла радовать подданных, если привела к казни Шуйского и страху среди бояр? Ответив на этот вопрос, мы найдем ключ к характеру взаимоотношений Грозного с народом.

В 1538 г. была отравлена мать Иоанна, Елена Глинская. Восьмилетний мальчик осиротел. Началось "боярское царство", которое [как и должно быть!] принесло и державе, и простому народу неисчислимые бедствия. С 1538 по 1543 год Москва была местом насилий и кровопролития. Много лет проработавший в России итальянский архитектор Фрязин, бежав за рубеж, рассказал, что бояре делают жизнь в московской земле совершенно невыносимой. В политической жизни царили заговоры и перевороты. Только ожесточенная борьба между боярами Шуйскими (Рюриковичами) и Бельскими (Гедиминовичами) спасла ребенка на троне и сохранила в целости его владения. [Так может показаться на первый (внешний) взгляд. Преподобный Серафим пророчествовал о будущем Царе-победителе: «Государясохранит Господь невидимою десницею Своею»[39]. Точно так же Господь хранит всех Своих Помазанников, в том числе и Святого Царя Иоанна!]

До 1540 г. страной фактически управлял И. В. Шуйский. При нем решения Боярской Думы, в которой он безраздельно господствовал, стали законодательно равны Царским указам. Правление Шуйских отличалось хищениями и беспорядками. Наместники временщика в городах и весях вели себя "как лютые звери". Посады пустели, кто мог - спасался бегством. Беглый парод сбивался в разбойничьи шайки по всем центральным уездам страны. Южным границам угрожали татары и турки, северо-западу - Литва и Швеция. Государство стояло на грани гибели.

Спасая державу от разорения, часть сторонников Шуйских совместно с митрополитом перешли на сторону противной партии. В 1540 г. к власти пришли Бельские. Новое правительство укрепило государственную власть и отразило нападение внешних врагов. После кадровой чистки были отправлены в отставку особо непопулярные наместники городов и среди них "один из самых ненавистных Пскову наместников" - Андрей Шуйский. Тяжелая рука государства пришлась не по вкусу удельным князьям. Шуйские встали во главе заговора и в январе 1542 г. подняли мятеж одновременно в Москве и в Новгороде - двух крупнейших юродах страны. Двенадцатилетний Иоанн был в ужасе, опасаясь за свою жизнь. Шуйские, опьяненные торжеством победы, потеряли всякую меру. Разыгрывая роль полновластных хозяев, они расхищали казну, обзавелись золотою посудой, раздавали своим приверженцам чины, награды и вотчины. Унижая мальчика, Иван Шуйский клал на постель его покойного отца ноги в грязных сапогах. Впоследствии Иоанн вспоминал, что в то время он часто не имел самого необходимого: одежды и пищи.[40] Если так приходилось Царю, то каково же было его подданным? Понятно, что летописец искренне радовался тому, как вошедший в возраст Иоанн "переменился" и смог пресечь боярский беспредел и умерить аппетиты всесильных вельмож.

Верные государю придворные давно призывали покончить с беспринципными временщиками, но мальчику было трудно разобраться в политической игре, ведущейся вокруг, и он опасался вступить в нее. Чашу терпения переполнили избиение и арест его друга и наставника Ф.С. Воронцова только за то, что "великий государь его жалует и бережет". Лишь слезы мальчика и заступничество митрополита спасли Воронцова от смерти. После этого Иоанн решился и 29 декабря 1543 г. отдал приказ об аресте "первосоветника" Андрея Шуйского, вождя стоящей у власти партии удельных князей. Но историки безосновательно обвиняют государя в расправе над Шуйским без суда и следствия. Он не приказывал казнить временщика. Источники свидетельствуют о том, что виноваты "переусердствовавшие" слуги.[41] [Мы, конечно, с Вами понимаем, что мерзавцев необходимо уничтожать сразу, как представилась возможность, особенно, если есть вероятность возвращения их к власти. Вот они-то никого жалеть не будут! Ибо мерзавец он и есть мерзавец!]

Желая угодить Царю [и не без основания, опасаясь за свою жизнь, если во время не уничтожить мразь!], они задушили ненавистного всем боярина вместо того, чтобы отправить его в темницу. Вероятнее всего, что негласный приказ об убийстве втайне от Иоанна отдал кто-то из пришедшей к власти группировки Воронцова. Едва ли смерть Шуйского может служить примером "врожденной жестокости" юного государя: боярина настигло справедливое возмездие за все беззакония, совершенные во время его правления. Показательно и то, что больше не было жертв ни из клана Шуйских, ни из их многочисленных сторонников.

2.2. Князь Владимир Старицкий, двоюродный брат Грозного, неоднократно пытался захватить Царский престол

События 1543 г. не означали конец боярского царства. Тринадцатилетний Иоанн еще не мог править самостоятельно, но уже мог выбирать себе наставников. К власти пришла группировка старомосковских бояр, во главе которой стоял милый сердцу мальчика боярин Воронцов. Новое правительство проводило политику укрепления государственной власти и защиты национальных интересов, что шло вразрез со стремлением высшей аристократии расширять свои привилегии в ущерб государству и народу. Партия удельных князей не могла смириться с тем, что ее оттеснили от трона, и в 1546 г. произошло событие, которое можно оценить как ответный удар оппозиции. Впрочем, Андрей Курбский, а вслед за ним и позднейшие историки преподносят этот эпизод как еще один пример "деспотических наклонностей" Иоанна. Насколько можно верить первоисточнику? Сам князь Курбский всегда был активным участником оппозиционного движения. Стремясь представить себя в наиболее выгодном свете и оклеветать Грозного, он не стесняется искажать факты и сочинять измышления. Его мифотворчество не заслуживает с точки зрения современных исследователей никакого доверия.[42] Однако большинство российских историков ХIХ и XX веков почти дословно воспроизводили в своих трудах версию Курбского.

Костомаров так описал этот случай: "Однажды, когда четырнадцатилетний Иван (в действительности, ему было без трех месяцев 16 лет; дата рождения Царя хорошо известна, Костомаров не мог не знать ее и, следовательно, специально исказил данный факт - авт.) выехал на охоту, к нему явились 50 новгородских пищальников, жаловаться на наместников. Ивану стало досадно, что они прерывают его забаву; он приказал своим дворянам прогнать их, но когда дворяне принялись их бить, пищальники принялись давать им сдачи и несколько человек легло на месте"[43]. Картина создана красноречивая: так и представляешь себе юного плейбоя, развалившегося на травке в тени роскошного шатра. Перед ним усталые, запыленные люди, прошедшие 600 верст, чтобы смиренно просить справедливости. Но они нарушили государеву забаву, и рассвирепевший деспот решил поразвлечься иначе: приказывает избивать несчастных. Кого-то забили до смерти, но это, наверно, только повеселило Грозного?

То же происшествие в изложении Валишевского имеет небольшие, но важные отличия: "В мае 1546 г., когда Царь охотился близь Коломны, ему внезапно преградил путь вооруженный (выделено мной - авт.) отряд новгородских пищальников, явившихся с жалобой на наместника. Не понимая ничего в этих делах, Иван приказал прогнать новгородцев. Произошла свалка, раздалось даже несколько выстрелов. Юный Царь остался невредим, но очень испугался. Провели расследование, был казнен Ф.С. Воронцов и его двоюродный брат. Другие соучастники мнимого заговора подверглись ссылке"[44]. Согласитесь, что хотя Иоанн выглядит здесь неприглядно, но акценты расставлены несколько иначе, чем у Костомарова? Челобитчики из далекого Новгорода пришли на прием к Государю в полном вооружении. Верх наивности думать, что их пропустят с ружьями на аудиенцию. Или они пришли вовсе не за справедливостью? К тому же и путь Иоанну они "преграждают внезапно". Может быть, юноша "ничего не понимает в этих делах", но когда на твоем пути неожиданно встают 50 вооруженных мужчин, не трудно догадаться, что здесь не все чисто. Иоанн всегда отличался сообразительностью и потому тут же приказал прогнать странных "челобитчиков". Произошла свалка. Почему? Если бы пищальники удалились сразу, все было бы тихо. Следовательно, они отказались выполнить приказ государя и вступили в перестрелку с дворянами. Из упоминания о том, что Иоанн остался невредим, видна угрожавшая ему опасность. Об этом же свидетельствует и испуг юноши. И, наконец, звучит слово "заговор". Валишевский может считать его мнимым, но взгляните на факты непредвзято.

К тому же, существует еще одна версия происшедшего. Кобрин сообщает, что Иоанн прибыл под Коломну не ради забавы, а во главе войска, собранного для отпора татарскому набегу. В связи с этим становится ясен смысл "ошибки" Костомарова: четырнадцатилетний мальчик вряд ли мог отправиться на войну, а вот для шестнадцатилетнего юноши боевой поход был тогда в порядке вещей. Новгородцы, по Кобрину, просят не об избавлении от ненавистного наместника, а "пришли с какими-то жалобами". Поведение Грозного более мягкое: он "приказал им через своих посланников удалиться". В ответ на это пищальники, воинские люди, участвующие в походе, ослушались приказа и вступили в перестрелку с придворными. Потери составили по пять-шесть человек с каждой стороны.[45]

Эта картина в корне отличается от описанного Костомаровым "случая на охоте". Вместо юнца, забавляющегося избиением невинных подданных, мы видим главу государства, адекватно реагирующего на попытку вооруженного мятежа. И как бы не желали некоторые историки вслед за Курбским в очередной раз обвинить Грозного в жестокости, факт остается фактом: "тиран" пощадил непосредственных участников покушения на его жизнь.[46]

Но это не соответствовало стремлениям организаторов провокации. Они потребовали провести "расследование". Главой следствия назначили дьяка В. Захарова, но он был простым исполнителем. За его спиной стоял Алексей Адашев[47], тесно связанный с князем Курбским и группировкой удельных князей.[48] Курбский же, в свою очередь, - близкий друг князя Владимира Старицкого, двоюродного брата Грозного, неоднократно пытавшегося захватить Царский престол. Итак, круг замкнулся: мятеж, который Курбский использует для клеветы на Иоанна, оказался творением его рук. Курбский и его пособники, как искусные кукловоды, управляли из-за ширмы ходом событий. Неизвестно, желали они смерти Государя или только падения правительства, но последняя цель была ими достигнута. В заговоре обвинили государева любимца, преданного Царю Ф. Воронцова и его родственника И. Кубенкова. Иоанн, как тяжело ему это ни было, подчинился закону и утвердил приговор суда, не подозревая об истинной подоплеке дела. Невинные были казнены, а Курбский, заметая следы, создал байку о "случае на охоте".

2.3. Царь Иоанн стал первым русским царем Давидом - Богопомазанником, а Москва - Третьим Римом

Расчистив место у трона, подлинные заговорщики не смогли воспользоваться плодами своих неправедных трудов. Оставшись без наставника и советников, Иоанн решил довериться родственникам и приблизил к себе членов семейства Глинских: бабку Анну и дядьев Михаила и Юрия. Они не имели глубоких корней в Москве, и все свои силы направили на укрепление личного положения. Иоанн был гарантом их присутствия в высшем эшелоне власти и Глинские делали все, чтобы поднять авторитет Государя. В этом они получили поддержку митрополита Макария. 16 января 1547 года состоялось венчание на царство шестнадцатилетнего Государя. "Чин венчания Иоанна IV на царство не сильно отличался от того, как венчались его предшественники. И все же воцарение Грозного стало переломным моментом... Дело в том, что Грозный стал первым Помазанником Божиим на русском престоле. [А русский народ с этого времени стал народом Божьим и тексты всего Священного Писания (и Ветхого, и Нового) стали непосредственно касаться русских, ибо Библия написана и сохранена для народа Божьего и о народе Божьем!]

Несколько редакций дошедшего до нас подробного описания чина его венчания не оставляют сомнений: Иоанн IV Васильевич стал первым русским Государем, при венчании которого на царство над ним было совершено церковное Таинство Миропомазания"[49]. Значение этого события трудно переоценить. В этот день Иоанн стал преемником византийских Императоров [Богопомазанником, русский народ – народом Божьим], а Москва - Третьим Римом, столицей великой православной Империи. Через две недели Царь, подчеркивая свое совершеннолетие, женится на Анастасии Романовой и находит опору в ее родне. Но реальной властью в полной мере Иоанн еще не обладал. Популярность правительства Глинских падала с каждым днем. Этому способствовало не только неумелое правление Царской родни, но и незримая деятельность княжеской оппозиции.

Понимая недоверие Царя, представители высшей аристократии решили поставить у трона незнатного Адашева и Священника Сильвестра. Оба они были в "великой любви"[50] и "дружбе"[51] у Старицкого князя Владимира Андреевича, более 20 лет возглавлявшего боярскую партию [антигосударственную, за самоволие бояр в своих уделах!]. Адашев и Сильвестр поддерживали особые отношения с князем Курбским.[52] Пользуясь этими ставленниками, удельные князья могли влиять на государственную политику, оставаясь в тени.

Для претворения этих планов в жизнь было подготовлено очередное "народное возмущение". Весной 1547 года столица напоминала пороховую бочку в прямом и переносном смысле: в кремлевских башнях сложили огромные запасы "пушечного зелья", а на московских посадах толпилось невиданное раньше количество разоренного и разбойного люда.[53] С апреля то тут, то там в городе вспыхивали пожары, собирались толпы недовольных. 21 июня на Воздвиженке начался пожар, названный впоследствии "Великим". За 10 часов выгорело 25 000 дворов, взорвались кремлевские стены. Погибло от 1700 до 3700 человек.[54] И сразу же поползли слухи, что город подожгли Глинские с помощью колдовства. Это была работа заговорщиков: Царского духовника Ф. Бармина, князя Скопина-Шуйского, боярина И. П. Федорова-Челяднина, князя Ю. Темкина-Ростовского, Ф.М. Нагого и Г.Ю. Захарьина.[55] На заседании Думы 23 июня они открыто обвинили Царскую родню в поджоге. Царь удивился, но поручил создать комиссию для расследования дела. Сами же заговорщики и возглавили следствие. Не мудрствуя лукаво, они собрали на кремлевской площади вече и спросили народ: кто жег столицу? Наемники в толпе закричали: "Глинские!". Этого "доказательства" оказалось достаточно, судьба Глинских была решена. Неосторожно пришедший на вече Юрий Глинский пытался укрыться в Успенском соборе, но его выволокли оттуда и "всем миром" забили камнями на площади. Начался направляемый незримой рукой погром. Разгромили дворы Глинских и их людей, перебили ополченцев из Северской земли, на которых Глинские пытались опереться в борьбе за власть. Из ссылки были вызваны одиозные Шуйские. Уже одно это говорило о том, кто стоял за беспорядками.

Царь, справедливо опасаясь за свою жизнь, выехал 26 июня в загородный дворец. Два дня город оставался во власти мятежников. Заговорщики пустили новый слух о том, что Глинские вызвали к Москве крымцев. Бунтовщиков вооружили, но, как оказалось, не для отпора татарам: 29 июня они двинулись к селу Воробьеву, где находился Царь. Во главе толпы шел городской палач.[56] Окружив дворец, мятежники потребовали выдачи Анны и Михаила Глинских. Шуйские советовали Царю выполнить все требования толпы, но Иоанн проявил твердость характера и порядок был восстановлен. Карамзин утверждает, что бунтовщики были разогнаны выстрелами.[57] Однако, более достоверна другая версия; бояре-заговорщики, державшие мятеж "под контролем", без труда убедили толпу разойтись. "Поддавшись уговорам Царского окружения, черные люди ни с чем отправились восвояси"[58]. Наступило спокойствие и... новое боярское правление. Карамзин считал, что "истинные виновники бунта, подстрекатели черни, князь Скопин-Шуйский с клевретами обманулись, если имели надежду, свергнув Глинских, овладеть Царем"[59]. Но список членов "Избранной Рады" недвусмысленно свидетельствует о победе удельно-княжеской партии: кроме Адашева и Сильвестра в нее вошли представители только самых аристократических фамилий страны.[60]

3. Синклит

3.1. Избранная рада – это орган власти удельных князей, противящийся державной политики Царя Иоанна

3.1.1. Поджег Москвы был устроен врагами Самодержавной власти для приближения к Царю попа Сильвестра и Адашева

Именно эти люди вывели на авансцену истории новых временщиков. Момент был выбран психологически верно: шестнадцатилетний Царь остался один на пепелище своей столицы, перед лицом мятежной толпы, среди коварных придворных, которым он не мог доверять. Неизвестно, что сделал Адашев, чтобы стать из простого постельничего близким советником государя, зато Сильвестр проявил себя в полной мере. Он появился на фоне пожара "с подъятым перстом, с видом пророка", напугал впечатлительного и набожного Иоанна Судом Божиим, "представил ему даже какие-то страшные видения, потряс душу и сердце, овладел воображением и умом юноши"[61]. [Какую мерзость и коварство проявил этот поп[62], если учесть, что и пожары и управляемый "народный" мятеж спровоцировали хозяева его!!!] С этого времени Царь оказался под неусыпной опекой Сильвестра. Тогда же к Царю был "случайно" приближен Адашев. Два "разночинца", якобы невзначай встретившиеся у трона, организовали дуумвират и стали править страной, подбирая помощников по своему вкусу. Но гордые Рюриковичи на этот раз спокойно взирали на пополнение администрации людьми незнатного происхождения.

Многие историки указывали на совпадение интересов "дуумвирата" и удельных князей, но считали, что это "противоестественное объединение" сложилось в результате случайных политических подвижек. По Валишевскому, Сильвестр и Адашев "после некоторых колебаний... примкнули к оппозиционному лагерю, где пытались составить свою группу, в которой присваивали руководящую роль. Они были предметом горячей защиты со стороны Курбского. Это устраняет сомнения в действительной политической роли Сильвестра и Адашева"[63]. На самом деле все было проще. Выше упоминалось о старых связях временщиков с князем Владимиром Старицким и с Курбским. Эти аристократы были основными противниками державной политики Иоанна на протяжении многих лет. Новые любимцы Царя не играли самостоятельной роли, но были послушными марионетками этих людей, о чем свидетельствует проводимая дуумвиратом политика.

3.1.2. Опекуны Царя Ивана старались чтобы он не чувствовал опеки и ему бы казалось, что он по-прежнему Самодержавен

Войдя во власть, [поп] Сильвестр оказался не смиренным иереем, а "ловким царедворцем с повадками пророка и претензиями на чудотворение[64]"[65]. Он и "подобный земному ангелу"[66] Адашев оттеснили на задний план важнейший орган государственной власти - Боярскую Думу. Властолюбцы поработали так обстоятельно, что с 1551 г. Дума прекратила проводить регулярные заседания.[67] Реальную власть в стране все больше и больше забирала бывшая оппозиция, неожиданно превратившаяся в личный совет Царя - "синклит" под номинальным главенством временщиков. С "легкой руки" Курбского этот совет известен в истории под южнорусским названием "Избранная Рада". В нее вошли представители высшей знати: князья Дм. Курлятов (Курлятев), А. Курбский. Воротынский, Одоевский, Серебряный, Горбатый, Шереметевы, Михаил, Владимир и Лев Морозовы, Семен Лобанов-Ростовский.[68]

"Без совещания с этими людьми Иван не только ничего не устраивал, но даже не смел мыслить. Сильвестр до такой степени напугал его, что Иван не делал шагу, не спросив у него совета; Сильвестр вмешивался даже в его супружеские отношения.[69] При этом опекуны Ивана старались, по возможности, вести дело так, чтобы он не чувствовал тягости опеки и ему бы казалось, что он по-прежнему Самодержавен"[70], - писал Костомаров.

Синклит сумел ввести серьезные, в том числе и законодательные, ограничения Самодержавной власти. Избранная Рада вела государственные дела в тайне от Царя; лишила Иоанна права жаловать боярский сан и присвоила это право себе; самовольно и в нарушение прежних законов раздавала звания и вотчины, покупая, таким образом, новых сторонников, наполняя ими администрацию и настраивая против Царя.[71] [Как мы видим, эта "Избранная Рада", будучи инструментом боярской оппозиции, самым наглым образом похищала власть у Царя, у Богопомазанника, а значит у Бога! Борьба Святого Благоверного Царя Иоанна за свою власть пасти народ Божий, Иакова, и наследие Божие, Израиля – земную Церковь (Пс. 77,71), есть пример для подражания всем Богопомазанникам и, конечно же, для Царя-победителя.]

3.2. Народ видел в Царе выразителя народного единства и символ национальной независимости

Конечно, политическое положение Иоанна, особенно в первые годы правления дуумвирата, было весьма зависимым [от властолюбивого своего двоюродного брата Владимира Старицкого, который был постоянным генератором заговоров против законной, Богом данной власти Царя-Богопомазанника Иоанна Грозного!]. Но Костомаров, без сомнения, преувеличивал, когда писал о том, что Царь не смел и мыслить без ведома Сильвестра. Государь имел свой взгляд на сущность государственной власти и просто не спешил ознакомить с ним временщиков, не без основания опасаясь их сильных и многочисленных сторонников. Однако, и Царь уже не был одинок. 8 сентября 1549 года ему был подан проект реформ И. С. Пересветова. Автор критиковал засилье бояр и отсутствие законности и выражал надежду, что "грозный и мудрый Царь" будет управлять независимо от вельмож, на благо всего государства, а не касты аристократов.[72] В противовес политике Сильвестра-Адашева, выражавшей интересы удельных князей, предложенные Пересветовым преобразования способствовали укреплению державы.

Таким образом, в начале 50-х годов XVI века Россия оказалась на политическом распутье. С одной стороны, Иоанн стремился к сохранению и укреплению сильного централизованного государства. Для этого Царь использовал созданную им и его сподвижниками теорию Самодержавной власти. По Платонову, Самодержавие опиралось "на сознание народной массы, которая видела в Царе [а не в Избранной раде и не в митрополите]... выразителя народного единства и символ национальной независимости"[73]. В то же время эта власть независима "от каких бы то ни было частных авторитетов и сил в стране"[74]. Исходя из этого, можно сказать, что Самодержавная власть была [и есть!] одновременно демократической [имеет самую широкую народную поддержку православных христиан] и абсолютной [вся полнота власти принадлежит в земной Церкви, над богоносным русским народом и в Государстве Российском только Богопомазаннику] и выражала общенациональные интересы. Идеологии Самодержавия противоречило мировоззрение удельных князей, пытавшихся установить в стране олигархическое правление, при котором Царь был бы "первым среди равных".

К чему приводит такая политическая конструкция, можно видеть на печальном примере Речи Посполитой, скончавшейся в результате раздела между Россией, Пруссией и Австрией. [Чтобы русский богоносный народ этот печальный опыт хорошо усвоил, Господь и наложил на него польское иго, после того, как дерзнули в 1598 году выбрать себе Царя (Бориса Годунова), вместо того, чтобы обрести его по закону о престолонаследии. Этот закон дан Богом для неукоснительного его соблюдения Его народом!] Победи в XVI веке боярская "точка зрения" и через 200 лет вместо Польши делили бы Русь. Иоанн, отвергая претензии удельных князей, уничтожая их вотчинные привилегии и законодательно ровняя их с поместным дворянством, защищал не право на личный произвол, а принцип единовластия как основание государственного порядка. Избранная Рада стремилась ограничить Самодержавие не в пользу государственных учреждений (например, Думы, что было бы еще полбеды), а в пользу удельных князей, то есть вела антинациональную, сепаратистскую политику.

В связи с этим Платонов делает вывод: "Нет сомнения, что "Избранная Рада" пыталась захватить правление в свои руки и укрепить свое влияние на дела рядом постановлений и обычаев, неудобных для московских Самодержцев. Она вела княжескую политику и должна была прийти в острое столкновение с Государем, которое и началось в 1553 г."[75]. [Другими словами, Избранная Рада пыталась украсть власть у Богопомазанника, а значит у Бога, и прекратить готовить на земле подданных для Царя Небесного! Это могут себе позволить только служители сатаны. Очень печально, что в воровстве власти Богопомазанника, а значит в служении сатане, постоянно уличались Священнослужители – от попа Сильвестра до патриарха-расстриги Никона, который дерзал подписываться Великим Государем. С.М. Соловьев отмечает: «тон грамот Никона прямо указывал на двоевластие»[76], то есть поп-холоп при живом законном Царе дерзал мнить себя правителем и народа Божьего, и царства Богопомазанника. А все церковные вопросы патриарх незаконно относил к своей компетенции, думая, что это ему Господь поручил пасти наследие Свое, Израиля – земную Церковь Его (Пс. 77,71), забыв при этом, что он к семени Давида не имеет никакого отношения! А потому еретик-папист Никон земную Церковь считал своей удельной вотчиной, что хочу, то и ворочу!]

3.3. Реальный, не мифический Царь Иоанн Грозный был милосерден

Иоанн мужал, набирался житейского и государственного опыта. В октябре 1552 года он стал отцом и, одновременно, победителем Казанского ханства. Тогда же он впервые ослушался временщиков, пытавшихся задержать его на всю зиму в разоренной Казани, вдали от столицы и новорожденного сына.

3.3.1. "Избранная Рада", вопреки закона и воли Царя, высказалась за воцарение князя Владимира Старицкого

В марте 1553 г. вернувшийся против воли "синклита" в Москву Иоанн неожиданно заболел, причем настолько серьезно, что, придя в сознание после первого приступа болезни, потребовал немедленно принести присягу наследнику. Десять из двенадцати членов верной Боярской Думы присягнули безоговорочно [в соответствии с законом о престолонаследии]. Однако, "Избранная Рада" высказалась за воцарение двоюродного брата Царя - князя Владимира Андреевича Старицкого[77] [вопреки закону о престолонаследии]. Многие бояре, сказавшись больными, вовсе не пришли во дворец, другие прямо отказались присягнуть младенцу-царевичу. Во главе "отказчиков" стоял Владимир Старицкий[78], и открыто перешедшие на его сторону князья П. Щенятев, И. И. Пронский. С. Лобанов-Ростовский. Д. И. Немой, И. М. Шуйский, П. С. Серебряный, С. Микулинский и братья Булгаковы.[79] Заодно с мятежниками оказался и отец временщика Федор Адашев. Умирающий Иоанн с горечью видел, что повторяется трагедия его раннего детства. Как некогда сам Грозный, его сын Дмитрий может остаться сиротой среди враждебного боярского окружения, ему угрожает сильный соперник - князь Владимир, который ни перед чем не остановится в борьбе за престол. Царь обращается за поддержкой к "добродетельному" Сильвестру и "ангелоподобному" Адашеву, но тщетно. Временщики, хотя и присягнули законному наследнику, но в боярских спорах у изголовья больного Царя соблюдали молчаливый нейтралитет. А мятежники уже строили планы конкретных действий. Сам Старицкий князь и его мать, княгиня Ефросиния, собрали в Москве своих служилых людей и "детей боярских" и начали срочно выплачивать им жалованье, "подкупая вельмож и воинов на измену"[80]. Верные Царю бояре заняли оборону у дверей, за которыми лежал Государь. Противостояние достигло апогея. Царь умолял преданных ему князей Мстиславского и Воротынского в случае его смерти спасти наследника любой ценой, даже, если понадобится, бежать с ним за рубеж.

К утру кризис миновал, и Царь почувствовал себя лучше. Число сторонников маленького царевича сразу заметно увеличилось. Владимир Андреевич прекратил вербовку наемников и поспешил во дворец "все объяснить" брату. Охрана остановила его у дверей. Вчерашние союзники благоразумно молчали. Только старый друг Сильвестр встал на защиту неудачливого претендента на престол. Остальные замерли в ожидании грозы. Но выздоровевший Царь всех простил, считая месть чувством, недостойным монарха, а многие отступники вскоре даже получили повышение по службе.[81] Большинство историков считают, что Царь затаил в душе злобу и более десяти лет ждал отмщения. На это можно возразить, что у Грозного были поводы для мести намного раньше.

3.3.2. Прощение было полным и безоговорочным - Царь доверял покаявшемуся брату самое ценное: престол и наследника

Летом 1554 года попытался бежать в Литву, но был схвачен князь С. Лобанов-Ростовский, активный участник всевозможных политических интриг и видный член "Избранной Рады". Он сам и вся его обширная родня - князья Ростовские, Лобановы и Приимковы - собирались отдаться в подданство польскому королю и вступили с ним в переписку, чтобы обсудить условия измены.[82] Сначала князь Семен пытался отговориться своим "скудоумством", но, в конце концов, признался, что "как и многие бояре был против присяги царевичу Дмитрию и за то, чтобы наследником престола стал Владимир Андреевич. Бежать же надумал, так как испугался, что не удастся "это дело укрыть"[83].

Если бы Царю нужен был повод, чтобы разделаться с ослушниками, то лучшего и искать не стоило: на следствии были названы все имена и раскрыты все обстоятельства дела. Тем более что незадолго до этого умер при очень загадочных обстоятельствах маленький Димитрий. Потеря первенца могла пробудить в сердце Иоанна "дремлющую" месть. Будучи таким "жестоким тираном", каким пытаются его представить, что сделал бы Грозный со злоумышленниками? Как отомстил бы он изменнику Ростовскому? И даже вообразить невозможно ужасные подробности той казни, какой удостоил бы Царь своего коварного брата!

Казнить Лобанова-Ростовского Государь имел законное право: боярский суд приговорил перебежчика к смерти.[84] Но реальный, не книжный Иоанн был милосерден. Он помиловал провинившегося князя и отправил не на плаху, а в Белоозеро - место ссылки знатных особ, где они могли неплохо устроиться, жить с семьями и множеством слуг, как, например, жил князь Владимир Воротынский.[85] Остальные участники заговора не испытали никаких неприятностей и остались на своих высоких постах. Двоюродного брата, князя Старицкого, Царь не только не покарал, но и в сердце своем не затаил ничего против него, что лучше всего подтверждается следующим фактом: в 1554 году Иоанн составил завещание, по которому Владимир Андреевич назначался, в случае смерти Государя, правителем при малолетнем наследнике престола.[86] Мы видим, что прощение было полным и безоговорочным - Царь доверял покаявшемуся брату самое ценное из того, что имел: престол и наследника. Но Сильвестр и Адашев уже никогда не вернули расположения Государя.

3.4. Вмешательство временщиков в государственные дела принесло державе один вред

Вопреки заверениям многих историков, временщики не были бескорыстными радетелями о народном благоденствии. Их ставленники по всей Руси обложили посадских людей такими поборами и штрафами, что народ не выдержал и повсеместно взбунтовался. Правительство реформаторов ответило репрессиями. В 1554-1555 годы в Москве состоялись массовые казни тех, кто посмел возмущаться "оскудением жизни". Но в следующем году беспорядки с новой силой вспыхнули в Новгороде, Владимире, Рязани и других крупных городах. Были убиты многие правительственные чиновники.[87]

Не с лучшей стороны дуумвират проявил себя на дипломатическом поприще. В 1557-1558 гг. Сильвестр и Адашев усиленно подталкивали Царя к войне с Крымским ханством, что означало в перспективе столкновение с находившейся в расцвете сил Турецкой империей. Через 150 лет Петр I в подобной ситуации потерпел сокрушительное поражение и был вынужден подписать позорный Прутский мир (1711 г.) Иоанн понимал всю опасность войны с Крымом, который был естественной крепостью, окруженной морскими заливами и безводными степями. Кроме того, даже в самых тяжелых обстоятельствах крымские ханы всегда могли рассчитывать на помощь Стамбула. Недаром Екатерина II, прежде чем присоединить Крым к России, добилась его освобождения от турецкого протектората. Но Адашев не желал ожидать 200 лет и взял политический курс на немедленное присоединение Тавриды. Для выполнения этой задачи на русскую службу был принят польский авантюрист князь Вишневецкий. При этом только благоразумие Грозного помогло избежать столкновения с королем Сигизмундом [Напомним, что именно Иоанн Васильевич был Богопомазанником, сердце которого в руце Божiей.[88] Сердце же продажного холопа в руце сатаны!]: Царь не принял преподнесенных ему "в подарок" польских владений Вишневецкого. Новый подданный Иоанна совместно с Данилой Адашевым, братом временщика, совершил набег на Крым, раздразнив будущего разорителя Москвы Девлет-Гирея.[89] В то же время сам Алексей Адашев фактически сорвал переговоры с представителями Ливонского Ордена, что привело к началу военных действий в Прибалтике.[90] Россия оказалась втянутой в войну на два фронта, чего так стремился избежать Иоанн. Мало того, в разгар наступления в Ливонии Адашев заключает с Орденом перемирие, за время которого рыцари успевают договориться с Польшей. В результате "блистательной" дипломатии Адашева Россия встретила 1560 год в окружении врагов: Крыма, Польши, Литвы, Ливонии и Швеции.

Неудачи "Избранной Рады" во внешней и внутренней политике, превышение Адашевым своих полномочий в сношениях с иностранными государствами и его открытое неподчинение Царской воле были важнейшими причинами падения временщиков.[91] Но были и другие. В конце 1559 года Царь собрался с больной женой на богомолье. [Поп] Сильвестр, как обычно, стал препятствовать поездке Царской семьи по монастырям. Тогда произошло решительное столкновение, подробности которого неизвестны.[92] Тринадцатилетнее правление дуумвирата близилось к концу. В июле 1560 года А. Адашев был послан в Ливонию третьим воеводой Большого полка. Для честолюбца это была ссылка. Сильвестр "добровольно" удалился в Белозерский монастырь.

Однако, последний акт драмы был еще впереди. Седьмого августа 1560 года, после длившейся девять месяцев болезни, скончалась любимая всеми, кроме ненавидевших ее Сильвестра и Адашева, Царица Анастасия. Под подозрение попали временщики и княгиня Ефросиния Старицкая.[93] Для рассмотрения дела был созван специальный собор бояр и духовных лиц. "Произведенное дознание показало, что нити заговора тянутся к опальным вельможам - Адашеву и Сильвестру. Смерть Царицы, по замыслу отравителей, должна была положить конец высокому положению при дворе ее братьев (Захарьиных), в которых видели опасных конкурентов в борьбе за власть. И снова Иоанн пощадил жизнь заговорщиков. Сильвестр был сослан в Соловки, а Алексей Адашев взят под стражу в Дерпте, где и умер вскоре естественной смертью от горячки, лишив будущих историков возможности лишний раз позлословить о "терроре" и "жестокости" Царя"[94].

4. Царь Правды

4.1. “Обычай Иоаннов есть соблюдать себя чистым пред Богом”

В 1560 году закончилось, наконец, боярское правление. Но схватка между державной политикой Царя и сепаратизмом удельных князей не затихла, а ожесточилась и привела к открытому политическому противостоянию. Каким вступил в эту борьбу Иоанн? Мрачным тираном на троне? Деспотом, окруженным всеобщей ненавистью? Вот что писал о своем государе русский современник: "Обычай Иоаннов есть соблюдать себя чистым пред Богом. И в храме, и в молитве уединенной, и в совете боярском, и среди народа у него одно чувство: "Да властвую, как Всевышний указал властвовать своим истинным Помазанникам!" Суд нелицеприятный, безопасность каждого и общая, целость порученных ему государств, торжество веры, свобода христиан есть всегдашняя дума его. Обремененный делами, он не знает иных утех, кроме совести мирной, кроме удовольствия исполнять свою обязанность; не хочет обыкновенных прохлад Царских... Ласковый к вельможам и народу - любя, награждая всех по достоинству - щедростию искореняя бедность, а зло - примером добра, сей Богом урожденный Царь желает в день Страшного суда услышать глас милости: "Ты еси Царь правды!".[95]

Русским свидетельствам вторят иностранцы: "Иоанн затмил своих предков и могуществом и добродетелью; имеет многих врагов и смиряет их. Литва, Польша, Швеция, Дания, Ливония. Крым, Нагаи ужасаются русского имени. В отношении к подданным он удивительно снисходителен, приветлив; любит разговаривать с ними, часто дает им обеды во дворце и, несмотря на то, умеет быть повелительным: скажет боярину: "Иди!" - и боярин бежит: изъявит досаду вельможе - и вельможа в отчаянье; скрывается, тоскует в уединении, отпускает волосы в знак горести, пока Царь не объявит ему прощения. Одним словом, нет народа в Европе более россиян преданного своему Государю, коего они равно и страшатся и любят. Непрестанно готовый слушать жалобы и помогать, Иоанн во все входит, все решит, не скучает делами и не веселится ни звериною ловлей, ни музыкою, занимаясь единственно двумя мыслями: как служить Богу и как истреблять врагов России!"[96]. [А Архиереи на своем сборище заявили громко и отчетливо, что нет никаких свидетельств о богоугодной жизни Царя Иоанна IV Грозного. Кто-то врет: или мы, доверяя своим глазам, или Архиереи, которые считают себя земною Церковью. Возможно они и церковь, но к православной Церкви имеют отношение только облачениями!]

Венецианский посол Липпомано писал об Иоанне как о праведном судье в 1575 году, то есть уже после всех якобы совершенных Грозным "зверств"[97]. Другой венецианец, Фоскарини, "говорит с похвалой о правосудии, совершаемым этим несравненным Государем при помощи простых и мудрых законов, о его приветливости, гуманности, разнообразности его познаний, о блеске двора, о могуществе армии и отводит ему одно из первых мест среди властителей того времени"[98]. Торговые люди из германского города Любека, побывав в России, так же превозносили гуманность Грозного.[99]

4.2. Господь утверждает: Мною цари царствуют

Вероятно, современному читателю представляется странным соединение слов "гуманность" и "Грозный". Здесь надо особо сказать, что Иоанн получил это прозвище от современников не за жестокость, а за страх, который он внушил врагам России своими победами над Казанью и Астраханью. Крымом и Ливонией, Польшей и Литвой.

4.2.1. Только над Царями носится Дух Господень, чтобы они могли богоугодно управлять народами

[Мы видим, что Богопомазанник проявлял жестокость к врагам России, ее целостности; к врагам строительства российской земной иконы Царства Небесного; ко всем, кто желал строить свое благополучие на костях богоносного русского народа. Что происходит при мягкотелости к врагами, которые рвутся тебя убить, изнасиловать, продать в рабство только за то, что ты принадлежишь к русскому народу, мы можем наблюдать ныне, даже необязательно в Чечне, а в любом русском городе. Ко всем же кто желал мирно и взаимовыгодно сотрудничать с русским народом Божьим, Святой Царь Иоанн, Глава этого народа, проявлял приветливость, гуманность, правосудие, удивительные для западного человека!

Настолько удивительную, что этим свидетельствам не верят "православные" Архиереи московской патриархии, впрочем они так же не верят, что Бог «а) Сам поставляет царей над народами: владеет Вышнiй царством человеческим, и емуже восхощет даст е (Дан. 4,22.29; снес. Сир. 10,4)[100]; той поставляет цари и преставляет (Дан. 2,21)[101], и комуждо языку устроил вожда (Сир. 17,14; снес. Прем. 6,1-3)[102]; б) поставляет, как видимых наместников Своих в каждом царстве: Аз рех: бози есте, говорит Он им, и сынове Вышняго вси (Пс. 81,1-6; снес. Исх. 22,28)[103]; в) и с этою целью дарует им от Себя державу и силу (Прем. 6,3), венчает их славою и честiю (Пс. 8,6), [Он руками Архиереев] елеем Святым Своим помазует их (Пс. 88,21…), так что от того дне носится над ними Дух Господень (1Цар. 16,11-13)[104]; г) Сам же, наконец, и управляет чрез царей земными царствами: Мною царствуют, говорит Он, царiе, и сильнiи пишут правду (Притч. 8,15)[105](Мит. Макарий Московский. Православно-Догматическое Богословие. СПб. 1883. Изд. 4. Т1. §117. Стр. 583), (подчеркнуто составителем Р.С.).

Церковь Православная не учит, что над холопами или Избранными Радами из холопов носится Дух Господень, чтобы они могли богоугодно управлять народом. Церковь учит холопов, даже высокопоставленных, повиноваться законным Царям не только из страха наказания, но и по совести (Рим. 13,5); во всем повиноваться господам и Царям своим, не в глазах только служа им, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь Бога (Кол. 3,22).

Церковь Православная не учит, что Священнику или даже первоСвященнику дана благодать Духа Святого господствовать над народом. Напротив апостол предостерегает их: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним богоугодно, не господствуя над наследием Божиим (1Петр. 5,2-3). Священнику дается благодать Духа Святого для совершения 6 таинств из 7; вести богослужения в соответствии с многовековыми традициями и практикой Церкви Православной; совершать требы в соответствии с канонами ее; пасти словесное стадо Христово на пажите учения Церкви. Правящему епископу дается благодать Духа Святого, чтобы надзирать[106] за каноничностью действий клира своей епархии. Архиерей, как Священноначальник, обязан учить и вразумлять священство своей епархии.

Вы видите, чем отличаются по учению Церкви Православной от Царя любого народа простые холопы или холопы в Священнических рясах? Православный христианин обязан следовать указанию Бога: “Не прикасайтесь даже языком или помыслами к помазанным Моим (Пс. 104,15), ибо Мною цари царствуют (Притч. 8,15). Но Святой Благоверный Царь Иоанн IV Грозный – это не просто Царь, а Царь народа Божьего, то есть он является Богопомазанником! Это ему Господь дал послушание пасти и народ Свой, Иакова, и наследие Свое, Израиля – земную Церковь Свою (Пс. 77,71).

4.2.2. Чтобы стрелы из луков Бога не полетели в лице наше, нам необходимо отвергаться врагов Богопомазанников

А потому, если православный христианин – человек, который исповедует Христа Господа и Христа Господнего – Царя – что-то не понимает в действиях любого царя, а тем более Богопомазанника (Царя), в силу того, что христианин и не должен все понимать в вопросах служения Богу другим человеком (хорошо бы разобраться со своим служением Богу!); в силу своего малого ума; в силу своей греховной поврежденности, а потому у всех видит свои греховные побуждения; в силу своего малого духовного возраста, а потому и малого количества благодати Духа Святого; то он (православный христианин) должен попытаться понять: “Почему же у него появилось желание нарушить, хотя бы в помыслах, указание Бога: не прикасайтесь к помазанным Моим? В чем ему (православному христианину) необходимо покаяться и измениться, чтобы всегда выполнять слово Бога?”.

К сожалению, участники Архиерейского "собора" 2004 года этим, судя по всему, не руководствуются, а потому они дерзают прикасаться к помазанным Богом. Господь им судья! Но мы должны видеть и понимать, что эти Архиереи не следуют многовековому учению Церкви, чтобы вместе с ними не быть осужденными и наказанными Богом! Помните Сам Господь предупреждал: не всякий, даже из Архиереев, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф. 7,21). А мы чуть выше уже обращали ваше внимание на то, что Господь повелевает: “Не прикасайтесь к помазанным Моим (Пс. 104,15), ибо Мною цари царствуют (Притч. 8,15)!

В молитве о Царе (Пс. 20)[107] есть такие слова: Ты (Бог наш) руками Царя и Твоим всемогуществом истребишь плод их (врагов Твоих, Богопомазанника и народа Твоего) с земли и семя их (ересь цареборчества) — из среды сынов человеческих. Ибо они предприняли на своем сборище против Тебя, Царя Небесного, и Твоего Помазанника земного, злое, составили замыслы и клевету на Богопомазанника, но не смогли выполнить замыслов свои и клевета верными была раскрыта. Ты поставишь их целью, из луков Твоих пустишь стрелы в лице их. Вознесись, Господи, силою Твоею и истреблением врагов Твоих и врагов Царя нашего: мы будем воспевать и прославлять Твое могущество.

Так вот, чтобы стрелы из луков Бога не полетели в лице наше, нам и необходимо видеть и понимать, что Архиереи на своем сборище 2004 года хулили и повторяли клевету на первого русского Царя Давида, первого русского Богопомазанника, чтобы не быть Богом осужденным вместе с ними. Тех же, кто мнит, что войдет в Царство Небесное, исполняя волю Архиереев, да еще не своей епархии, можно только пожалеть. Ибо судьба у них печальная, им Сам Господь обещал: негодного раба выбросят во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит! (Мф. 25,30)]

4.2.3. Когда противники Царя Иоанна совершали государственную измену, то в силу вступал закон

[Следует отметить, что грозное] … прозвище Царя Иоанна IV Васильевича не уникально. Его дед носил подобное же прозвище. Истории известен также тверской князь Дмитрий Михайлович Грозные Очи (XIV век). Как и Иоанн, он был грозен не своим подданным, а врагам Отечества. Недаром в народе бытовало мнение: "Не мочно Царю без грозы быти; как конь без узды, так и царство без грозы"[108].

Конечно, как и каждому правителю, Иоанну приходилось чинить суд и расправу, но суд этот был не только законный и справедливый, но и милостивый. [Все безбожники обвиняют Всемогущего Бога в жестокости, если происходит гибель людей, как они думают, невинных! Помните Сам Иисус Христос сказал им на это: думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете (Лк. 13,2-3). Православные же христиане пытаются понять, в чем же надо покаяться и в чем необходимо измениться, чтобы так же не погибнуть!]

Даже историки, откровенно необъективные по отношению к Грозному, вынуждены признать, что хотя после опалы Сильвестра и Адашева их высокородные покровители пытались путем интриг вновь вернуть временщиков к власти и эти попытки повлекли "репрессии" со стороны Царя, "однако, эти репрессии еще не доходили до кровавых казней. Гонения получили решительный характер только в связи с "отъездом бояр".[109] В переводе на нормальный русский язык это означает, что пока интриги были направлены против Царя лично, Иоанн, опаляясь на провинившихся, отсылал их от себя, чтобы они "не зрели лица Государя". Но когда политические противники Иоанна, уезжая в Литву или Польшу, совершали государственную измену, в силу вступал закон. Причем перебежчики осуждались не по прихоти Царя, а по приговору боярского совета. Государственная измена во время войны везде и всегда каралась строго. Как писал сам Иоанн: "Казнили одних изменников - и где же щадят их?" И, как во все времена, предатели не брезговали добывать себе кусок хлеба (а то и поместье) грязной ложью на свою Родину и Государя.

4.2.4. Во все времена предатели не брезговали добывать себе кусок хлеба грязной ложью на свою Родину и Государя

После первых же побед России в Прибалтике по Европе расползлись слухи о "кровожадном" Царе Иване и его "адских татарах", бесчинствующих на земле Ливонии. "Тут было все: и женщины, изнасилованные до смерти, и дети, вырванные из чрева матерей, и сожженные жилища, и уничтоженный урожай", - пишет историк и, сам же, словно очнувшись от охватившего его морока, продолжает: "...быть может, в местных летописях есть некоторые преувеличения"[110], так как "для установления событий этой войны ливонские или немецкие источники не внушают к себе доверия..."[111].

И действительно, творцы слухов пытались, что называется, валить с больной головы на здоровую. На самом деле отношения русских с ливонцами складывались совсем иначе. На территории Ливонского Ордена русские люди и в мирное время были всегда в положении вне закона. Тюрьма была лучшее, на что они могли рассчитывать в Ливонии. Путешественник Михалон Литвин сообщает, что "у ливонцев московитов убивают, хотя московиты и не заняли у них никаких областей, будучи соединены с ними союзом мира и соседства. Сверх того, убивший московита, кроме добычи с убитого, получает от правительства известную сумму денег"[112]. Хороший московит - мертвый московит, да? Мы это где-то уже слышали. [Это одна из разновидностей жидовской, человеконенавистни­ческой "мудрости".]

Интересно, что представляли властям эти цивилизованные европейцы в качестве доказательства совершенного подвига: скальп московита или православный крестик? Так может быть, русские, начав войну, жестоко мстили прибалтам за прошлые обиды? Факты говорят об обратном. Вступив в Ливонию, русские войска не встретили серьезного сопротивления: местное население не стремилось защищать своих немецких хозяев. Одержав ряд значительных побед, русские согласились на перемирие. Более того, Иоанн простил Ливонии большой денежный долг, послуживший поводом к войне, и не стал взыскивать с побежденных контрибуцию "ввиду истощения края"[113]. Явление беспрецедентное для истории войн!

Однако, гарнизон Нарвы сорвал перемирие и напал на русский отряд. Военные действия возобновились и взятая 11 мая 1558 г. Нарва по справедливости оплатила долги всей Ливонии. Край был присоединен к России и тут же получил особые льготы. Городам Дерпту и Нарве были даны: полная амнистия жителей, свободное исповедание их веры, городское самоуправление, судебная автономия и беспошлинная торговля с Россией. Разрушенную после штурма Нарву стали восстанавливать и даже предоставили ссуду местным землевладельцам за счет Царской казны. Все это показалось так соблазнительно для остальных ливонцев, еще не завоеванных "адскими татарами", что к осени под власть "кровавого деспота" добровольно перешли еще 20 городов.[114] Едва ли такое могло произойти, если хотя бы четверть приписываемых русским зверств была истинна. Милосердие к побежденным было типичным для армии Грозного: когда в 1563 г. был отбит у поляков Полоцк, Иоанн отпустил с миром гарнизон, одарив каждого поляка собольей шубой, а городу сохранив судопроизводство по местным законам.[115]

4.2.5. Тот, кто верит, что Богопомазанник есть исчадие ада, тот является клеветником на Бога, а потому служит сатане

Но милосердие не спасло Царя от клеветы. [И понятно почему. Милосердие от Бога, а клевета от сатаны. Тот, кто верит, что Богопомазанник есть исчадие ада, тот является клеветником на Бога, а потому служит сатане. Мы можем только выразить соболезнование Архиереям московской патриархии в связи ожидаемыми для них страданиями от Правосудного Бога за их откровенную измену Ему и за их, может быть, неосознанное служение сатане.]

В августе 1560 г. был взят в плен гроссмейстер Ливонского Ордена Фюрстенберг. Западные мемуаристы красочно описывают, как гроссмейстер вместе с другими военнопленными был отправлен в Москву, где их провели по улицам, избивая железными палками (в палки еще можно поверить; но железными! - авт.), а затем пытали до смерти и бросили на съедение хищным птицам. Посрамляя клеветников, "замученный" Фюрстенберг через 15 лет после "казни" (в 1575 г.) посылает своему брату письмо из Ярославля, где бывшему гроссмейстеру была пожалована земля. Он сообщает родственнику, что "не имеет оснований жаловаться на свою судьбу"[116].

Вполне понятно, что в XVI веке нашлось достаточно заказчиков и сочинители злобных баек об Иоанне не сидели без работы. Интереснее то, что маститые историки XIX-XX вв. не постеснялись повторить эти явные вымыслы в своих трудах. [Эти маститые ученые или таковыми не являлись, если истину от лжи отличить не могли, или они отрабатывали заказ мировой закулисы, которая ввергла Российскую Империю в человеконенавистнический эксперимент построение в стране богоносного народа жидовского богомерзкого государства. В этом случае, эти людишки так же маститыми учеными не являются, если истину они продали за деньги.] 1560 год был объявлен ими годом превращения Царя [Помазанника Божьего!] в безжалостного деспота, развязавшего кровавый террор против своих подданных [народа Божьего! Здесь в пору задать вопрос, свойственный безбожникам: а куда Бог-то смотрел? Как это Царь, сердце коего в руце Божiей, смог устроить кровавый террор народу Божьему, если Царь-то поставлен готовить под неусыпным контролем Всемогущего Бога в его земном царстве подданных для Царства Небесного? Почему такого Царя не разразил гром с Небес? Почему под таким Царем не разверзлась земля? А ответ-то простой для людей в Духе Христовом: все это наглая и беспардонная ложь жидов и воров Царской Власти на Святого Благоверного Богопомазанника! Но самое удручающее в том, что в XXI веке Архиереи Истинного Бога «не постеснялись повторить эти явные вымыслы в» деяниях своего сборища!]

Однако, в документах того времени нигде не упоминается ни о пытках, ни о казнях.[117] "Политические процессы" обычно оканчивались предупредительными мерами. Опасаясь княжеских измен, Грозный потребовал от вельмож целовать крест на верность. Все присягнули. И тут же бежал за рубеж бывший протеже Адашева князь Дмитрий Вишневецкий, воевода юга России. Этот трижды предатель, изменив Польше, теперь изменил России, но, вновь не ужившись с Сигизмундом, бежал в Молдавию и, устроив там неудачный государственный переворот, попал в руки турецкого султана и был казнен в Стамбуле как смутьян и бунтовщик. [Господь Правосудный вынес ему Свой приговор! А исполнение этого приговора Он возложил на турецкого султана.] Надо ли говорить, что для историков и этот авантюрист есть жертва московского “деспота”?[118] Вслед за ним бежали князья Алексей и Гаврила Черкасские.

4.2.6. Измена разрасталась, но Царь по-прежнему проявлял милосердие каждый раз, когда это было возможно

Новые недовольства князей вызвал Царский указ от 15 января 1562 года об ограничении их вотчинных прав, еще больше чем прежде уравнивавший их с поместным дворянством. Измена разрасталась, но Царь по-прежнему проявлял милосердие каждый раз, когда это было возможно. [Напомним для тех, кто забыл: сердце царево в руце Божией: амо же аще восхощет обратити, тамо уклонит е (Притч. 21,1)[119]] Дважды пытался бежать за рубеж и дважды был прощен И.Д. Бельский, были пойманы при попытке к бегству и прощены князь В.М. Глинский и князь И.В. Шереметев.[120] Изменили и перебежали к врагу во время боевых действий зимой 1563 года боярин Колычев, Т. Пухов-Тетерин, М. Сарохозин. Вступил в сговор с поляками, но был помилован наместник г. Стародуба князь В. Фуников.[121]

Карамзин и его последователи оправдывали нарушение присяги и бегство к врагу опасением за свою жизнь: "бегство не всегда есть измена; гражданские законы не могут быть сильнее естественного: спасаться от мучителя..."[122]. [Абсолютно ложное утверждение, ибо потому и дается присяга, что ее не могут отменить ни какие-то внешние обстоятельства или собственные мудрования, основывающиеся на собственной трусости и на отсутствие веры во всемогущество Бога (а Он спасает только верных своему долгу!). Отменить присягу может только тот, кому присягали. Например, Святой Царь-Николай своим последним приказом, который, кстати, не был доведен до войск, освободил своих подданных от присяги себе. «Он составил обращение к войскам, призывая их бороться с внешним врагом и верно служить новому правительству»[123]: «Исполняйте ваш долг, защищайте доблестно нашу Великую Родину, повинуйтесь Временному правительству, слушайтесь ваших начальников, помните, что всякое ослабление порядка службы только на руку врагам»[124].]

Не говоря уже о том, что само бегство было следствием сговора с врагом и нарушения присяги [и являлось изменой, которая во все времена у всех народов каралась смертной казнью], действительно ли все эти беглецы были вынуждены спасать свою жизнь? Мы уже видели, что наказание перебежчикам, попавшимся к нему в руки, Иоанн ограничивал опалой или ссылкой. Но может быть, кто-то пострадал от "тирана" более серьезно?

Костомаров повторяет вслед за Курбским рассказ о казни в 1561 году Ивана Шишкина с женой и детьми,[125] тогда как в исследовании Зимина мы можем прочесть, что через два года после казни, в 1563 году Иван Шишкин служит воеводой в городе Стародубе.[126] Тот же Костомаров, снова ссылаясь на Курбского, сообщает о ссылке и казни князя Д. Курлятева с семьей[127], но другие источники упоминают лишь об опале.[128]

Уже упоминавшийся Иван Васильевич Шереметев, по Карамзину, так же повторявшему измышления Курбского, был закован в "оковы тяжкие", посажен в "темницу душную", "истерзан царем-извергом"[129]. Выйдя из тюрьмы, Шереметев спасся, якобы, только тем, что постригся в монахи Кирилло-Белозерского монастыря. Но и там "изверг-Царь" преследовал бывшего боярина и выговаривал игумену за "послабления" несчастной жертве.[130]

Реальная история "несчастной жертвы" такова: в 1564 году Шереметев пытался бежать за рубеж, и был схвачен, однако, вскоре Иоанн простил его и освободил из-под стражи. После этого боярин по-прежнему исполнял свои государственные обязанности[131]: в течение нескольких лет заседал в Боярской Думе![132] Неплохо для человека, только и думающего о спасении. В 1571 г. Шереметев командовал войсками во время войны с крымцами[133] и лишь затем, почти через 10 лет после инцидента, попал в монастырь, где "устроился довольно комфортабельно"[134], игнорируя монастырский устав и вводя в соблазн монахов, на что и гневался в своем письме (1575 г.) Грозный.[135] И все это называется у Карамзина "жить в постоянном страхе" и "спастись в монастыре".

4.2.7. Злобная клевета изменника Курбского - это основной источник искажения истории царствования Царя Иоанна Грозного

Из вышеизложенного видно, что практически все "свидетельства жестокости" этого периода основываются на письмах Курбского, достоверность которых настолько сомнительна, что современные исследователи, проведя анализ переписки Курбского с Грозным, считают невозможным полагаться на нее как на источник.[136] Таким образом, злобная клевета известного беглеца сыграла огромную роль в искажении истории царствования Иоанна IV Васильевича.

Князь Курбский был прямым потомком Рюрика и Святого равноапостольного князя Владимира, причем по старшей линии (тогда как Грозный - по младшей), и потому считал себя вправе претендовать на "шапку Мономаха" и на русский престол. Карамзин, а вслед за ним и другие авторы голословно провозгласили князя Андрея выдающимся государственным деятелем и великим полководцем.

Считается, что Царь ненавидел Курбского за его дружбу с временщиками, обвинял в отравлении царицы Анастасии и только и ждал случая с ним разделаться.[137] Видимо поэтому Иоанн назначил "ненавистного" Курбского командующим 100-тысячной армией в Ливонии. Падение правительства Сильвестра-Адашева никак не повлияло на карьеру князя. В течение двух последующих лет он не услышал от Государя не то что угрозы, но и дурного слова.[138] Но в августе 1562 года "великий полководец XVI века", лично командуя 15-тысячным корпусом, потерпел под Невелем сокрушительное поражение от 4 тысяч поляков. Валишевский пишет, что эта неудача была "подготовлена какими-то подозрительными сношениями" Курбского с Польшей.[139] К этому добавились "несколько подозрительные сношения со шведами"...[140] Ранение спасает Курбского от ответственности за преступную халатность, а быть может, и за измену. После выздоровления князь был понижен в звании - Царь перевел его из главнокомандующих в "простые" наместники города Дерпта. Для заносчивого Рюриковича этого оказалось достаточно, чтобы пойти на [явную] измену.

Предварительно договорившись с Сигизмундом о награде за предательство, Курбский бежит в апреле 1564 года к врагу, оставив в руках "тирана" жену и девятилетнего сына. "Жестокий Царь" и на этот раз проявил благородство и отпустил семью изменника вслед за ним в Литву. Более того, после смерти Курбского его родственники вновь были приняты в российское подданство.[141] Таков был ответ "кровожадного" Иоанна на измену "благородного" Курбского.

В Литве предатель был встречен прекрасно и получил во владение от польского короля город Ковель с замком, Кревскую старостию, 10 сел, 4 тысячи десятин земли в Литве и 28 сел на Волыни.[142] Все это надо было отрабатывать и благородный рыЦарь засел за сочинение "обличительных" писем.

Здесь снова не обошлось без мифотворчества. Карамзин, в свойственной ему сентиментальной манере, пишет: "Первым делом Курбского было изъясниться с Иоанном... В порыве сильных чувств он написал письмо Царю... усердный слуга взялся доставить оное и сдержал слово: подал запечатанную бумагу самому Государю, в Москве, на Красном крыльце, сказав: "От господина моего, твоего изгнанника, князя Андрея Михайловича". Гневный Царь ударил его в ногу острым жезлом своим: кровь лилась из язвы; слуга, стоя неподвижно, безмолвствовал. Иоанн оперся на жезл и велел читать вслух письмо Курбского..."[143]. Как сказал один известный литературный персонаж: "Интереснее всего в этом вранье то, что оно - вранье от первого до последнего слова". Знаменитый Василий Шибанов, известный нам со школьной скамьи "мученик за дело Курбского", был брошен князем-изменником в России вместе с другими слугами, арестован во время расследования обстоятельств бегства князя[144] и поэтому никак не мог служить гонцом из Литвы к Иоанну. Так что красочная сцена, описанная Карамзиным, не более чем очередная сказка.

Князь-изменник не ограничился клеветой на Государя. Желая вернуть себе вотчинные права на Ярославское княжество[145] любой ценой, Курбский "пристал к врагам Отечества... предал Сигизмунду свою честь и душу, советовал, как погубить Россию; упрекал короля слабостию в войне; убеждал его действовать смелее, не жалеть казны, чтобы возбудить против нас хана - и скоро услышали в Москве, что 70 тысяч литовцев, ляхов, прусских немцев, венгров, волохов с изменником Курбским идут к Полоцку; что Девлет-Гирей с 60 тысячами хищников вступил в Рязанскую область..."[146].

Для окончательной характеристики этого Иуды, предавшего Родину и оклеветавшего Царя, остается добавить, что "как господин он был ненавидим своими слугами, как сосед он был самый несносный, как подданный - самый непокорный слуга короля"[147]. [Так характеризует Курбского историк той страны, в которую бежал за тридцатью сребрениками "русский" князь-Иуда.]

5. "Царство террора"?

5.1. Царь Иоанн трудился во славу Отечества, стремясь создать великую православную державу

Начало 60-х годов было временем больших военных и дипломатических побед России. Летом 1561 года шведский король Эрик XIV заключил с Иоанном перемирие на 20 лет, что позволило Царю активизировать борьбу с Польшей и Крымом. Русские экспедиционные отряды высадились в Тавриде, вызвав панику при дворах турецкого султана и польского короля. В том же году Вселенский Патриарх утвердил за Грозным право на Царский титул, позволивший русскому Царю говорить на равных со всеми государями Европы. В 1563 году русские взяли важный стратегический пункт - город Полоцк, что открывало дорогу на Вильну - столицу Литовского княжества. Испуганный успехами русского оружия крымский хан Девлет-Гирей счел за лучшее прекратить военные действия против России и в январе 1564 года присягнул на верность [Белому] Царю.

Иоанн трудился во славу Отечества, стремясь создать великую православную державу, но измена гнездилась среди ближайшего окружения, среди вельмож, самим своим происхождением предназначенных заботиться о благе государства. Царь страдал: "Ждал я, кто бы поскорбел со мной, и не явилось никого; утешающих я не нашел - заплатили мне злом за добро, ненавистью за любовь"[148].

В конце 1564 года, измученный бесконечными интригами, Иоанн сложил с себя Царский венец и покинул столицу в сопровождении избранных по всему государству дворян, детей боярских и приказных людей. Остановившись в Александровской слободе, он прислал в Москву в январе 1565 года два письма, в которых сообщал, что не имеет гнева на простых подданных, но опалился на придворных и вельмож, которые злоумышляли на него и не желали, чтобы он царствовал. Посему Царь отказывается от власти и поселится, "где Бог укажет".[149] Народ с ужасом воспринял возможность лишиться законного Государя и единодушно потребовал от бояр и митрополита вернуть Иоанна на трон, обещая, что сам "истребит лиходеев и изменников"[150].

Грозному понадобился месяц, чтобы принять решение. Оно далось ему нелегко. Ранее уже говорилось о стремлении удельно-княжеской партии ограничить Самодержавную власть в свою пользу. На практике это означало претворение в жизнь анархических идеалов, гибельных для государства. Иоанн видел эту опасность и был вынужден принять ряд решительных мер для уничтожения политического и экономического значения удельных князей. Второго февраля 1565 года, вернувшись в Москву, Царь вновь принял власть и объявил о создании опричнины.

5.1.1. Россия, очищенная и обновленная опричниной, окончательно и бесповоротно встала на путь служения Богу

Для многих историков время опричнины - это "царство террора", порождение "полоумного" человека, не имеющее ни смысла, ни оправдания, "вакханалия казней, убийств... десятков тысяч ни в чем не повинных людей"[151]. Прямо противоположного мнения придерживался митрополит Иоанн Ладожский: "Учреждение опричнины стало переломным моментом царствования Иоанна IV. Опричные полки сыграли заметную роль в отражении набегов Девлет-Гирея в 1571 и 1572 годах... с помощью опричников были раскрыты и обезврежены заговоры в Новгороде и Пскове, ставившие своей целью отложение от России под власть Литвы... Россия окончательно и бесповоротно встала на путь служения, очищенная и обновленная опричниной"[152]. И все же вопрос об исторической роли опричнины наука так и не решила однозначно. Можно иметь различные точки зрения на это явление, можно, а может и нужно, быть необъективным, отстаивая свое мнение, не "внимая равнодушно добру и злу", но нельзя замалчивать одни исторические факты и намеренно подчеркивать другие, нельзя клеветать и совершать подлог. А все это, к сожалению, имело место в историографии царствования Грозного. И все же, чем была опричнина в действительности: прихотью сумасшедшего, орудием террора или инструментом преобразования Великой России?

Чаще всего опричниной на Руси называлась вдовья часть земли, выделяемая из поместья погибшего служилого человека его вдове в виде своеобразной пенсии для пропитания и воспитания детей до их совершеннолетия. И не случайно Иоанн назвал свой удел также. Государь, впервые в русской истории венчанный на царство по обрядам древних византийских императоров, собирался "развестись" с государством. Но муж с женой и Царь с державой в православной Руси могли разлучиться только в том случае, если один из супругов умирал или уходил в монастырь. Последнее, видимо, и хотел сделать в 1565 г. разочаровавшийся в подданных Царь. Согласившись вернуться к власти, Иоанн отложил пострижение в монахи, но зато создал опричнину, которая "многим походила на монастырское братство"[153].

Можно сказать, что это был военно-монашеский орден, созданный для защиты единства государства и чистоты веры. Александровская слобода была перестроена и являлась и внешне и внутренне подобием монастыря. При поступлении на опричную службу давалась клятва, напоминавшая монастырский обет отречения от всего мирскою. Жизнь в этом мирском монастыре регламентировалась уставом, составленным лично Иоанном, и была строже, чем во многих настоящих монастырях. В полночь все вставали на полунощницу, в четыре утра - к заутрене, в восемь начиналась обедня. Царь показывал пример благочестия: сам звонил к заутрене, пел на клиросе, усердно молился, а во время общей трапезы читал вслух Священное Писание.[154] В целом, богослужение занимало около 9 часов в день.

5.1.2. Когда речь идет о ненавистной им опричнине, историки ничуть не стесняются подменять историческую истину домыслами

Многие историки пытались и пытаются представить все это ханжеством, разбавленным кровавыми оргиями, но не могут подтвердить свои обвинения реальными фактами. Тем, кто твердит о ханжестве, предлагаем пожить "по-Царски" хотя бы месяц, чтобы убедиться, что без глубокой веры такой ритм жизни просто невозможен. А ведь Иоанн жил так годами!

[Напомним, что Иоанн Васильевич первый русский Царь Давид. А значит это его Господь поставил над народом Своим и земною Церковью Своею; это его Господь обязал пасти их; и это он пас их в чистоте сердца своего и руками мудрыми водил их (Пс. 77,72). Ибо этим отличаются Цари семени Давида от прочих царей, хотя и прочие цари Богом царствуют, и они узаконяют правду (Притч. 8,15). А то, что многие историки и Архиереи пытались и пытаются представить благочестие Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного ханжеством, а самого его кровавым тираном и любителем кровавых оргий, то это объяснимо тем, что гордые и неимеющие страха Божьего люди все вокруг себя видят в соответствии со своим духовным возрастом, окрашенным светом своей нравственности.]

Вообще, заметно всеобщее желание любой ценой очернить опричный период царствования Грозного. Например, Валишевский, сообщая, что Царь превратил Александровскую слободу в вертеп разврата, с иронией пишет: "Не трудно представить, что происходило у Александровских "иноков" (представить, конечно, можно вес что угодно, но хотелось бы все же узнать, какие именно факты имел в виду автор. Или ему нечего сказать кроме общих фраз? - авт.) "Сам игумен-Царь", - продолжает Валишевский. - "мог служить живым примером разврата. Он успел удалить от себя трех или четырех жен. (А что, точно подсчитать нельзя? И с каких это пор смерть Царицы Анастасии от яда (1560 г.) и смерть Царицы Марии от простуды (1569 г.) стали называть "удалением"? - авт.) Со времени смерти Анастасии семейная жизнь его не представляла ничего поучительного"[155]. И вновь, в который уже раз, Валишевский удивляется тому, что он написал и сам себя опровергает: "Однако, как же согласовать эту распущенность Царя с его постоянным стремлением вступать в новые брачные союзы? По-видимому, это совершенно противоречит ходячим легендам о целых толпах женщин, будто бы приводимых в Александровскую слободу, или о гареме, повсюду сопровождавшем паря в его поездках. Иван был большим любителем женщин, но он в то же время был и большим педантом в соблюдении религиозных обрядов. Если он и стремился обладать женщиной, то только как законный муж"[156].

Не сумев найти подтверждений Царскому блудодейству, автор стремится приписать Иоанну хотя бы многоженство. На сцену выступают пресловутые семь жен Ивана Грозного, созданные больным воображением западных мемуаристов, начитавшихся сказок о Синей Бороде. Иеремия Горсей, много лет проживший в России, не постеснялся записать в Царские жены "Наталью Булгакову, дочь князя Федора Булгакова, главного воеводы, человека, пользовавшегося большим доверием и опытного на войне... вскоре этот вельможа был обезглавлен, а дочь его через год пострижена в монахини"[157]. Звучит правдоподобно. Однако, в примечаниях Ю. А. Лимонова к тексту, мы читаем: "Упоминание жены Ивана IV Натальи Булгаковой - ошибка, таковой не существовало"[158]. Эту фразу можно повторить и по отношению к большинству других "жен" Иоанна.

В своем "Путешествии по Святым местам русским" А. Н. Муравьев указывает точное число Иоанновых жен. Описывая Вознесенский монастырь - место последнего упокоения Великих княгинь и русских цариц, он говорит: «Рядом с матерью Грозного четыре его супруги»[159]. Конечно, четыре супруги - это безусловное нарушение церковного канона. Но, во-первых, не семеро. А, во-вторых, третья супруга Царя, Марфа Собакина, тяжело заболела еще невестой и умерла через неделю после венца, так и не став Царской женой. Для установления этого факта была созвана специальная комиссия, и на основании ее выводов Царь получил впоследствии разрешение на четвертый брак. Надо помнить к тому же, что в Царской жизни нет ничего личного, но все - государственное...

Впрочем, для историков такие факты не имеют ровно никакого значения. Когда речь идет о ненавистной им опричнине, они словно теряют способность к объективному анализу и разражаются в адрес Грозного филиппиками, ничуть не стесняясь подменять историческую истину домыслами a la Карамзин или Курбский: "После всенощной в Александровской слободе Иван отправляется в свою опочивальню, где три слепых старика должны были усыплять его своими сказками. Кроме того, сидя у его изголовья, они, вероятно (выделено мной - авт.), оберегали его от ночных видений и избавляли от тяжелого одиночества (как известно, Цари в одиночестве не спали - при дворе была должность постельничего, спавшего в одном помещении с Царем. В описываемое время постельничим был Дмитрий Годунов, дядя будущего Царя Бориса Годунова - авт.). Днем Государь имел другие развлечения. Не отправлялся ли он, как говорили, в застенок наслаждаться видом пыток, производимых по его приказанию? Не заменял ли он там палача? Не менялось ли тогда его мрачное и угрюмое лицо, не становился ли он веселее среди этих ужасов, не сливался ли его дикий хохот с криками жертвы? Все могло быть. Но Государь развлекался и менее кровавыми играми скоморохов, фокусников и медвежатников"[160].

И с помощью такого примитивного подлога формируется в общественном сознании образ Иоанна, как "кровавого деспота"! [Хотя это и один из самых излюбленных жидо-масонских приемов по созданию общественного мнения, но на эту уловку попадаются только те, в чьем сознании отсутствует свет учения Церкви, свет Правды Божьей; только те, кто не обращается к Богу молитвой о вразумлении, кто полученную информацию не проверяет на непротиворечивость ее текстам Священного Писания и учению Святых отцов, кто не проверяет эту информацию и выводы, делаемые на основании ее, на такой критерий: “прославляется ли имя Бога и Богопомазанника? способствует ли моему спасению? помогает ли спасаться ближнему моему?”]

Прочтите цитату еще раз, вдумайтесь. Сначала приводится известный факт: Царь любил слушать на ночь сказочников. Затем нам намекают, что старики-рассказчики "вероятно" - да и кто может знать это наверняка? - охраняли Царя от мук неспокойной совести. После таких намеков самое время объяснить происхождение этих мук. Не утруждая себя доказательствами, автор высыпает на читателя ворох домыслов о дневном времяпровождении Царя, который, возможно, шел в застенок, возможно, наслаждался пытками, возможно, заменял там палача и, возможно, дико при этом хохотал. Ну а если не шел, не наслаждался, не заменял и даже не хохотал? Что тогда останется от всех обвинений? Автора это не волнует. Зачем доказательства? Все и так знают, что Иоанн был тираном. И просто сказав: "Все могло быть", - Валишевский уже говорит о "кровавых играх" как о доказанном факте, мельком упоминая, что Царь кроме пыток развлекался и скоморохами. Что может сделать маленькая частица "ли"! Вставьте ее в предложение и любая клевета сойдет за правду.

5.1.3. Периодическое возникновение широко разветвленных заговоров не отрицает ни один уважающий себя историк

Конечно, Царю приходилось отдавать приказы о казнях. Иоанн управлял государством с 1538 г. по 1584 г., почти 46 лет. За это время было казнено 3-4 тысячи человек, т. е. меньше 100 человек в год, включая уголовных преступников.[161] При этом "периодическое возникновение широко разветвленных заговоров не отрицает ни один уважающий себя историк". Хотя, правда и то, что невозможно убедить некоторых отечественных и зарубежных исследователей взглянуть на документальные данные беспристрастно. Например. В. Б. Кобрин считает, что заговоров против Царя не было, а имели место измышления иностранных мемуаристов, которые, таким образом, пытались показать "слабость" московского режима и убедить своих хозяев вести более активную антироссийскую политику.[162] Интересно получается: когда источники сообщают о боярских заговорах - это домыслы; когда пишут о гуманности Грозного - это снисходительность и лесть; зато, когда речь идет о "кровавых казнях" - любая ложь идет "на ура" безо всяких доказательств. Но мемуары той эпохи так и пестрят рассказами о бесчисленных интригах и изменах. Факты и документы - вещь упрямая, а они свидетельствуют, что против Грозного были составлены несколько следующих один за другим опасных заговоров, объединивших многочисленных участников из придворной среды.

Так в 1566-1567 гг. Царем были перехвачены письма от польского короля и от литовского гетмана ко многим знатным подданным Иоанна. Среди них был и бывший конюший И. П. Челяднин-Федоров[163], чей чин делал его фактическим руководителем Боярской Думы и давал ему право решающего голоса при выборах нового Государя.[164] Вместе с ним письма из Польши получили князь Иван Куракин-Булгачов, три князя Ростовских, князь И. Д. Бельский и некоторые другие бояре.[165] Из них один Бельский не вступил с Сигизмундом в самостоятельную переписку и передал Иоанну письмо, в котором польский король предлагал князю Ивану Дмитриевичу обширные земли в Литве за измену русскому Государю.[166] Остальные адресаты Сигизмунда продолжили письменные сношения с Польшей и составили заговор, ставящий своей целью посадить на русский престол князя Владимира Старицкого.[167] Осенью 1567 г., когда Иоанн возглавил поход против Литвы, к нему в руки попали новые свидетельства измены. Царю пришлось срочно вернуться в Москву не только для следствия по этому делу, но и для спасения собственной жизни: заговорщики предполагали с верными им воинскими отрядами окружить ставку Царя, перебить опричную охрану и выдать Грозного полякам.[168] Во главе мятежников встал Челяднин-Федоров, который, по словам Кобрина, был "знатный боярин, владелец обширных вотчин... один из немногих деятелей администрации того времени, который не брал взяток, человек безукоризненной честности"[169], Сохранится отчет об этом заговоре политического агента польской короны А. Шлихтинга, в котором он сообщает Сигизмунду: "Много знатных лиц, приблизительно 30 человек... письменно обязались (выделено мной - авт.), что предали бы великого князя вместе с его опричниками в руки Вашего Королевского Величества, если бы только Ваше Королевское Величество двинулись на страну"[170]. Видать, "неподкупному" Челяднину очень пришлась по вкусу мысль увеличить свои обширные владения за счет польских подачек, иначе с чего бы "безукоризненно честный" боярин решился на иудин грех и возглавил такое мерзкое дело?

Состоялся суд Боярской Думы. Улики были неопровержимы: договор изменников с их подписями находился в руках у Иоанна.[171] И бояре, и князь Владимир Старицкий, постаравшийся отмежеваться от заговора, признали мятежников виновными.[172] Историки, основываясь на записках германского шпиона Штадена, сообщают о казни Челяднина-Федорова, Ивана Куракина-Булгачова и князей Ростовских. Их всех, якобы, жестоко пытали и казнили.[173] Насколько этому можно верить? Во всяком случае, достоверно известно, что князь Иван Куракин, второй по важности участник заговора, остался жив и, более того, в 1577 г., спустя 10 лет, занимал важный пост воеводы г. Вендена. Осажденный поляками, он пьянствовал, забросив командование гарнизоном. Город был потерян для России, а князь-пьяница казнен за эту и предыдущие провинности.[174]

5.2. Грозный сделал поистине Царский подарок - избавил людей от страха перед татарским рабством

Клевета коснулась не только взаимоотношений Иоанна с отдельными личностями: в искаженном виде представлялись так же значительные исторические события того времени.

5.2.1. Знатные изменники навели и пропустили крымских татар к Москве

К весне 1571 г. стало известно, что крымцы готовят большой набег. Пять земских полков и один опричный встали на берегах Оки. Побыв некоторое время с войсками, Царь отъехал вглубь страны. Историки не преминули вслед за Курбским и иностранцами обвинить Царя в трусости. "Царь бежал! - причитает Карамзин - в Коломну, оттуда в Слободу, мимо несчастной Москвы; из Слободы к Ярославлю, чтобы спастися от неприятеля, спастися от изменников"[175]. Еще больше интересных и, главное, одному ему известных подробностей приводит Горсей: "Когда враг приблизился к великому городу Москве, русский Царь бежал в день Вознесения с двумя сыновьями, богатством, двором, слугами и личной охраной в 200 000 стрелков"[176]. Бредовость подобного рассказа не вызывает сомнений.

Опять мы видим противоречия у данных историков. Если у Карамзина Царь "бежит" мимо Москвы, то у Горсея из Москвы - с казною, придворными и детьми. И почему отъезд Иоанна из столицы ставится ему в вину? Никому не приходит в голову обвинять в трусости Великого князя Георгия, бежавшего из осажденного Батыем Владимира на Сить для сбора войск. А ведь там последствия были гораздо тяжелее: не только полная гибель города со всеми гражданами, но и 240-летнее татарское рабство. Однако, что для Георгия историки считают государственной необходимостью, то для Иоанна Грозного, по их мнению, - преступная трусость.

В реальности дело происходило так: в начале мая 1571 г. разведка доложила, что татар не видно и набег, скорее всего, откладывается. Поэтому Царь счел возможным 16 мая вернуться в столицу.[177] Иоанн не знал, что в это время от 120 до 200 тысяч крымцев уже подходили к границе Руси. Но шли они не привычной дорогой, а тайными путями, в обход сторожевых застав. Их вели знатные изменники под предводительством Кудеяра Тишенкова.[178] 23 мая - через неделю после отъезда Царя! - Девлет-Гирей неожиданно вышел к Оке и переправился там, где его не ждали, в неохраняемом месте, "благодаря тайным осведомителям"[179] - высокопоставленным изменникам в русских рядах. Об измене говорит и то, что пока татары переправлялись, пять земских полков - 120 000 человек - не сдвинулись с места и не пытались препятствовать переправе, ссылаясь на Царский приказ не покидать предназначенных для охраны рубежей.[180] Только опричный полк под командой Я. Ф. Волынского встал на пути у татар. Но число смельчаков не могло превышать 6 тысяч человек[181] и они были просто сметены 100-тысячной Ордой.[182] [Некоторые "историки" в этом увидели «гибельность разделения вооруженных сил и всей страны на две части»[183] и небоеспособность опричных полков, особенно явную в сравнении с земскими полками. Ну как же опричники сметены, а земские полки без потерь!!! А некоторые даже дерзают утверждать: «опричники –великие храбрецы, когда речь шла об убийствах беззащитных женщин и детей, не пожелали выступить против татар… Так стала очевидна необходимость отмены опричнины»[184]. Вы видите какой вопиющей ложью "просвещают" зайцевы наших школьников!] Дождавшись, пока татары закончат переправу и уйдут к Москве, земские "храбрецы", так и не сделав ни одного выстрела, снялись с позиций и поспешно бежали к столице.

5.2.2. Царь Иоанн сделал верные выводы из поражения о необходимости эффективно защищать южные рубежи

Царь, узнав о случившемся и прекрасно понимая, что причиною такого положения дел является не только преступная халатность земских воевод Бельского и Мстиславского, но и прямая измена, был вынужден покинуть Москву и уж, конечно, не с двумя сотнями тысяч, а хорошо, если с двумястами опричниками. Для организации обороны города Царь оставил весь резерв во главе с М. И. Вороным-Волынским.

Земские полки, бежавшие от Оки, вместо того, чтобы встретить врага в чистом поле, поспешно сели в осаду среди деревянных московских посадов. На другой день, 24 мая, татары зажгли предместья. Армия погибла в огне, воевода И. Д. Бельский задохнулся в подвале дома, где пытался спрятаться, "комендант" Москвы Вороной-Волынской сгорел, самоотверженно пытаясь спасти опричный двор. Татары, переловив разбегавшихся из пламени жителей, ушли восвояси. Карамзин и иноземные мемуаристы объявили о 800 тысячах погибших[185] и о 150 тысячах пленных[186]. Цифры совершенно несуразные, даже если в Москву собралось все окрестное население. Сами крымцы, сообщая о победе своим союзникам Сигизмунду и Курбскому, писали о 60 000 убитых и таком же количестве пленных.[187] Сразу же после набега были казнены князь М. Черкасский, не сумевший провести в срок мобилизацию всех опричных войск для отпора крымцам, и князь В. И. Темкин-Ростовский, ответственный за организацию обороны столицы. Князь Мстиславский, письменно признавший свою ответственность за поражение, был прощен благодаря ходатайству митрополита Кирилла.[188]

Как руководитель, Иоанн сделал верные выводы из поражения 1571 года. Комиссия Воротынского разработала эффективный план защиты южных рубежей, в соответствии с которым "в 70-х годах XVI века правительство обставило степь цепью острогов... от Донца до Иртыша и под ее защитой крестьяне осмелились вторгнуться в области, бывшие доселе вотчиной кочевников"[189].

Грозный сделал землепашцам поистине Царский подарок - плодороднейшие черноземные степи, но что еще важнее, избавил людей от страха перед татарским рабством, за что народ поминал его добрым словом не одно десятилетие. С этого времени сила крымской Орды стала убывать, а созданная Царем и его соратниками система обороны прослужила России более ста лет - до Петра I.

5.3. Грозный - талантливый государственный деятель - совсем не устраивает его "биографов"

Но Грозный - талантливый государственный деятель - совсем не устраивал его "биографов". Они творили образ деспота на троне и в соответствии с этой задачей интерпретировали все его действия, в том числе и следующий эпизод.

В 1580 г. Царь провел полицейскую операцию, положившую конец благополучию немецкой слободы. Враждебные России зарубежные силы тут же воспользовались этим для очередной пропагандистской атаки на Грозного. Одиозный померанский историк пастор Одерборн описывает события в мрачных и кровавых тонах: Царь, оба его сына (один из которых, Святой Благоверный Царь Феодор Иоаннович, канонизирован Русской Православной Церковью), опричники, все в черных одеждах, в полночь ворвались в мирно спящую слободу, убивали невинных жителей, насиловали женщин, отрезали языки, вырывали ногти, протыкали людей добела раскаленными копьями, жгли, топили и грабили.[190] Однако, Валишевский[191] считает, что данные лютеранского пастора абсолютно недостоверны.[192] Надо добавить, что Одерборн писал свой пасквиль в Германии, очевидцем событий не был и испытывал к Иоанну ярко выраженную неприязнь за то, что Царь не захотел поддержать протестантов в их борьбе с католическим Римом.

Совсем по иному описывает это событие француз Жак Маржерет, много лет проживший в России: "Ливонцы, которые были взяты в плен и выведены в Москву (не те ли, которых "забили" железными палками? - авт.), исповедующие лютеранскую веру, получив два храма внутри города Москвы, отправляли там публично службу; но в конце-концов, из-за их гордости и тщеславия сказанные храмы... были разрушены и все их дома были разорены. И, хотя зимой они были изгнаны нагими, и чем мать родила, они не могли винить в этом никого кроме себя, ибо... они вели себя столь высокомерно, их манеры были столь надменны, а их одежды - столь роскошны, что их всех можно было принять за принцев и принцесс... Основной барыш им давало право продавать водку, мед и иные напитки, на чем они наживают не 10%, а сотню, что покажется невероятным, однако же это правда"[193]. Подобные же данные приводит и немецкий купец из города Любека, не просто очевидец, но и участник событий. Он сообщает, что хотя было приказано только конфисковать имущество, исполнители все же применяли плеть, так что досталось и ему.[194] Однако, как и Маржерет, купец не говорит ни об убийствах, ни об изнасилованиях, ни о пытках[195]. Но в чем же вина ливонцев, лишившихся в одночасье своих имений и барышей?

Генрих Штаден, не питающий любви к России, сообщает, что русским запрещено торговать водкой и этот промысел считается у них большим позором, тогда как иностранцам Царь позволяет держать во дворе своего дома кабак и торговать спиртным[196], так как "иноземные солдаты - поляки, немцы, литовцы... по природе своей любят пьянствовать[197]"[198]. Эту фразу можно дополнить словами иезуита и члена папского посольства Дж. Паоло Компани: "Закон[199] запрещает продавать водку публично в харчевнях, так как это способствовало бы распространению пьянства"[200]. Таким образом, становится ясно, что ливонские переселенцы, получив право изготовлять и продавать водку своим соотечественникам, злоупотребили своими привилегиями и "стали развращать в своих кабаках русских"[201].

Как бы не возмущались платные агитаторы Стефана Батория и их современные адепты, факт остается фактом: ливонцы нарушили московское законодательство и понесли полагающееся по закону наказание. Михалон Литвин писал, что "в Московии нет нигде шинков, и если у какого-нибудь домохозяина найдут хоть каплю вина, то весь его дом разоряется, имение конфискуется, прислуга и соседи, живущие на той же улице, наказываются, а сам хозяин навсегда сажается в тюрьму... Так как московитяне воздерживаются от пьянства, то города их изобилуют прилежными в разных родах мастерами, которые, посылая нам деревянные чаши... седла, копья, украшения и различное оружие, грабят у нас золото"[202].

Конечно, Царь и митрополит встревожились, когда узнали, что в немецкой слободе спаивают их трудолюбивых подданных. Но никаких беззаконий не было, наказание соответствовало закону, основные положения которого приводятся у Михалона Литвина: дома преступников разорили; имущество конфисковали; прислуга и соседи были наказаны плетьми; и даже было оказано снисхождение - ливонцев не заключили пожизненно в тюрьму, как полагалось по закону, а только выселили за город и разрешили построить там дома и церковь.[203] Достаточно гуманно для времен, когда в Англии каждые семь лет в жертву суевериям приносили невинных людей.

6. Новгородское дело

6.1. Царь Иоанн прощает своего брата князя Владимира, так как по-христиански не испытывает к нему личной вражды

6.1.1. Князь Владимир Андреевич в противность закону хотел быть на троне, для чего подкупал вельмож и воинов на измену

Рассказ об "ужаснейших исступлениях Иоанновой ярости"[204] придется начать издалека, с еще одной цитаты из Карамзина: "Иоанн карал невинных; а виновный, действительно виновный, стоял перед тираном: тот, кто в противность закону хотел быть на троне, не слушался болящего Царя, радовался мыслию об его скорой смерти, подкупал вельмож и воинов на измену - князь Владимир Андреевич"[205]. Имел ли право "русский Тацит" на такие слова? Несомненно.

Противостояние Старицких князей с Москвой имело давнюю историю. Еще в 1537 году князь Андрей Старицкий, отец Владимира и дядя Грозного, поднял совместно с новгородцами мятеж против семилетнего Иоанна. Сам Владимир Андреевич оказался достойным продолжателем "трудов" отца. В марте 1553 г. ему оставался шаг до трона. Шаг через младенца-наследника. Трудно в полной мере оценить великодушие Иоанна, простившего брату покушение на своего первенца. Более того, в 1554 г. Царь назначил князя Владимира опекуном своего второго сына - Ивана. Во время военных действий Владимир Андреевич неоднократно командовал русскими войсками. Словом, все, что Царь делал для своего двоюродного брата, укрепляло реальное положение Старицкого князя.

И вдруг в 1563 г. Иоанн узнает от служившего в Старице дьяка Савлука Иванова о новых "великих изменных делах" Владимира и его матери, княгини Ефросинии.[206] Царь начал следствие и вскоре после этого в Литву бежал Андрей Курбский, близкий друг Старицкого семейства и активный участник всех его интриг. В то же время умирает родной брат Иоанна, Юрий Васильевич. Это приближает Владимира Старицкого вплотную к трону. Грозный вынужден принять ряд мер для обеспечения собственной безопасности. Царь заменяет всех ближних людей Владимира Андреевича на своих доверенных лиц, обменивает его удел на другой и лишает двоюродного брата права жить в Кремле. Иоанн составляет новое завещание, но которому Владимир Андреевич хотя и остается в опекунском совете, по уже рядовым членом, а не председателем, как раньше. Все эти меры нельзя назвать даже суровыми, они были просто адекватной реакцией на опасность.

Уже в 1566 г. отходчивый Царь прощает брата и жалует его новыми владениями[207] и местом в Кремле для постройки дворца.[208] Когда в 1567 г. Владимир вместе с Боярской Думой вынес обвинительный приговор Федорову-Челяднину и остальным своим тайным сообщникам, доверие к нему Иоанна возросло еще больше. Весной 1569 г. Царь поручил ему командование армией, отправленной на защиту Астрахани.[209]

Однако, в конце лета того же года близкий Старицкому двору новгородский помещик Петр Иванович Волынский[210], которого Карамзин почему-то упорно называет бродягой[211], сообщает Царю о новом заговоре такого масштаба, что Иоанн в страхе обратился к Елизавете Английской с просьбой о предоставлении ему, в крайнем случае, убежища на берегах Темзы.[212]

Суть заговора, вкратце, такова: подкупленный Старицким князем Царский повар отравляет Иоанна ядом,[213] а сам князь Владимир, возвращаясь в это время из похода, имеет в своем распоряжении значительные воинские силы. С их помощью он уничтожает опричные отряды, свергает малолетнего наследника и захватывает престол. В этом ему помогают заговорщики в Москве, в том числе и из высших опричных кругов, боярская верхушка Новгорода и польский король.[214] После победы участники заговора планировали поделить шкуру русского медведя следующим образом: князь Владимир получал трон, Польша - Псков и Новгород, а новгородская знать - вольности польских магнатов. Надо иметь в виду, что при этом Астрахань, с трудом удерживаемая Россией, безусловно, отошла бы к Турции, что поставило бы под удар Казань, а вместе с тем - и присоединение Сибири. Российская Империя загонялась в рамки Московии XIV века и Европа могла праздновать победу.

6.1.2. Иуда предал Царя Небесного, а князь Владимир Старицкий предал Царя земного

Многие историки голословно объявили этот заговор фикцией, но Валишевский [польский историк, не питающий любви к России и почитателем Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного не являющийся] утверждает, что Владимир Андреевич состоял в преступных переговорах с Сигизмундом и в Новгороде был найден текст Договора изменников с Польшей, на котором стояли подлинные подписи архиепископа новгородского Пимена и многих именитых новгородских граждан.[215] Было установлено участие в заговоре близких к Царю московских бояр и чиновников: Вяземского, Басмановых, Фуникова и дьяка Висковатого.

В конце сентября 1569 г. Царь вызвал к себе Владимира Старицкого, после чего, по словам Валишевского, князь навсегда исчезает из поля зрения историков: "Был ли он задушен, обезглавлен или отравлен ядом...- неизвестно, свидетельства не согласуются"[216]. Поэтому каждый историк получил возможность по своему вкусу описать его кончину. Ливонские проходимцы Таубе и Крузе сообщают, что вся семья князя Владимира была полностью уничтожена.[217] Карамзин, склоняясь к их версии, все же исключает дочерей из числа жертв, но красочно описывает смерть двух сыновей и супруги князя.[218] У Кобрина выпили яд сам Владимир, его жена и дочь.[219] А вот Костомаров на этот раз проявил благодушие и ограничился двумя жертвами: князем и его женой, справедливо заметив, что единственный сын и две дочери Владимира были живы через несколько лет после описываемых событий.[220] И действительно, известно, что в 1573 г. Царь вернул сыну Владимира, Василию, отцовский удел, а дочь, Мария Владимировна, в мае 1570 г. стала супругой герцога Магнуса.[221]

Остается только сожалеть о том, что эти общеизвестные факты были "незнакомы" большинству исследователей. …Ведь смог бесхитростный бытописатель русских Святынь А. Н. Муравьев увидеть в древних стенах Успенского собора Свято-Троицкой Сергиевой Лавры гробницы дочери князя Владимира Марии и его внучки, "жертв властолюбия Годунова"[222], но никак не Иоанна Грозного. Кто помешал … взглянуть на эти могилы и узнать даты смерти покоящихся в них, для меня остается загадкой.

Что касается матери Владимира Старицкого, княгини Ефросиний, то по Курбскому, ее взяли из монастыря, где она жила с 1563 г. и утопили в реке,[223] по Кобрину - удушили дымом в судной избе,[224] а у Зимина судная изба трансформировалась в судно, плывущее по Шексне, на котором княгиню так же душат дымом.[225] Непонятно только: если хотели убить, то зачем увозить, а если все же повезли, то зачем убивать; и как могли на лодке (а что еще могло плыть по Шексне?) удушить дымом, не проще ли уж было утопить? По словам Карамзина, княгиню утопили вместе с Царской невесткой Александрой[226], а Кобрин, не мелочась, добавляет еще 12 утопленных монахинь, хотя на той же странице говорил об удушении дымом.[227] Из всей этой разноголосицы ясно одно: никто ничего толком не знает, но каждый стремится добавить еще одну-другую леденящую кровь сцену в этой исторической драме.

Среди прочих документов заслуживает особого внимания скромное - без пыток и убийств - описание данного эпизода Д. Горсеем: "Иван послал за этим братом в провинцию Вагу: он считал его своим соперником... Когда князь Андрей (ошибка Горсея: не Андрей, а Владимир. - Авт.) явился в его присутствие и кланялся ему в ноги, то Иван поднял его и поцеловал. "О! жестокий брат, - сказал тот со слезами - Это Иудин поцелуй, ты послал за мною не на добрый конец. Делай свое!" И с этими словами ушел. На другой день он скончался и был торжественно похоронен в Михайловском соборе в Москве"[228].

Горсей не пишет "его убили", а "он скончался". Князь Старицкий не растерзан опричниками при встрече с Царем, как описывают историки вслед за Курбским, Таубе и Крузе, он уходит после Царского приема и умирает на другой день. Фраза об Иудином поцелуе явно сменила хозяина: Иуда предавал, а не казнил. Князь Владимир в этом случае мог бы вспомнить о Каине-братоубийце. А вот об Иуде мог бы сказать преданный братом Иоанн, любивший, кстати, украшать свою речь именами из Священного Писания. Тогда все встает на свои места: вызванный Царем Владимир целует при встрече брата. Иоанн, не упоминая вслух о заговоре, оставляя Владимиру возможность раскаяться, говорит, что это Иудин поцелуй и тем дает понять Старицкому князю, что его заговор раскрыт: предательство брата известно ему, Иоанну, как было известно предательство Иуды Господу нашему Иисусу Христу.

Тут явная для человека того времени аналогия: Иуда предал Царя Небесного, Владимир предал Царя земного. Иуда, как известно, осознав свою вину, повесился. Князь Старицкий, поняв, что его измена открыта, уходит с Царского приема и кончает жизнь самоубийством, скорее всего, с помощью того самого яда, о котором так часто упоминают историки. Но Иоанн опять прощает его, так как по-христиански не испытывает к нему личной вражды, и торжественно погребает в родовой усыпальнице. Об уничтожении семьи у Горсея нет и речи. Ему не приходит в голову говорить о смерти детей Владимира, которых он мог видеть и после описываемых событий, а дочь Владимира Старицкого, Марию, лично вывез почти двадцать лет спустя из Ливонии на Русь.

Итак, заговор был обезглавлен, но еще не уничтожен. Однако, прежде чем вместе с Грозным двинуться к Новгороду, необходимо сделать небольшое отступление, без которого этот обзор не будет полным.

6.2. Митрополит Филипп выступил в поддержку державной политики Царя, а потому был опасен заговорщикам

"В Твери, в уединенной тесной келий Отроча монастыря еще дышал Святой старец Филипп, молясь... Господу о смягчении Иоаннова сердца: тиран не забыл сего сверженного им митрополита и послал к нему своего любимца Малюту Скуратова, будто бы для того, чтобы взять у него благословение. Старец ответствовал, что благословляют только добрых и на доброе. Угадывая вину посольства он с кротостию промолвил: "Я давно ожидаю смерти; да исполнится воля Государева!" Она исполнилась: гнусный Скуратов задушил Святого мужа, но, желая скрыть убийство, объявил игумену и братии, что Филипп умер от несносного жара в его келии"[229].

Возникает вопрос: а для чего, собственно, Грозный приказал убить Св. Филиппа? Конечно, если априори признать жестокость Иоанна, то других доказательств и не надо. Но на суде истории хотелось бы иметь улики повесомей. Древние в таких случаях спрашивали: кому выгодно?

6.2.1. Новгородский архиепископ Пимен, недруг Святителя Филиппа, являлся вторым лицом заговора против Царя Иоанна

Имена недругов Святителя хорошо известны историкам. Это новгородский архиепископ Пимен - второе лицо в заговоре 1569 г., епископы Пафнутий Суздальский и Филофей Рязанский, а так же их многочисленные клевреты.[230] Еще при поставлении Святителя на митрополию в 1566 г. они "просили Царя об утолении (!) его гнева на Филиппа"[231]. Иоанн же, отнюдь, гнева на нового митрополита не имел, даже когда тот просил его за опальных новгородцев или обличал недостатки правления. Царь еще сильнее желал видеть на московской кафедре человека, знакомого ему с детства, прославленного честностью и Святостью.[232] Для тщеславных и честолюбивых интриганов избрание Филиппа было равно катастрофе. После раскрытия заговора Федорова-Челяднина (1567 г.) митрополит выступил в поддержку державной политики Царя и публично обличал сочувствовавших заговорщикам епископов.[233] Это показало им, что новый заговор не будет иметь успеха, так как даже в случае ликвидации Грозного изменникам придется столкнуться с митрополитом, стоящим на страже интересов Отечества. Поэтому они взяли курс на устранение Св. Филиппа с кафедры.

Сначала интриганы попытались вбить между Святителем и Царем клин клеветы.[234] Орудием послужил Царский духовник, который "явно и тайно носил речи неподобные Иоанну на Филиппа"[235]. А Филиппу лгали на Иоанна. Но эта попытка не удалась, так как Царь и митрополит еще в 1566 г. письменно разграничили сферы влияния: один не вмешивался в церковное управление, а другой не касался государственных дел. Когда Святого обвинили в политической неблагонадежности, Иоанн просто не поверил интриганам и потребовал фактических доказательств, которых у них, само собой, не было.[236]

Тогда владыки новгородский, рязанский и суздальский заключили с высокопоставленными опричниками-аристократами союз против Филиппа.[237] К делу подключились бояре Алексей и Федор Басмановы. Заговорщики сменили тактику. Для поисков компромата в Соловецкий монастырь направилась комиссия под руководством Пафнутия и опричника князя Темкин-Ростовского.[238] Игумен монастыря Паисий, которому был обещан епископский сан за клевету на своего учителя и девять монахов, подкупленные и запуганные, дали нужные показания. Остальное было делом техники. В ноябре 1568 года епископы-заговорщики собрали собор. Приговор собора, как и многие другие документы того времени, впоследствии был "утерян". Но известно, что особенно яростно "обличал" Святого архиепископ Пимен, надеявшийся стать митрополитом.[239] Надо особо отметить, что "Царь не вмешивался в решения собора и противникам Филиппа пришлось самим обращаться к Царю"[240]. Г.П. Федотов, несмотря на всю свою предубежденность против Царя, отметил: "Святому исповеднику выпало испить всю чащу горечи: быть осужденным не произволом тирана, а собором русской Церкви и оклеветанным своими духовными детьми"[241]. Из этого видно, что Иоанн добросовестно соблюдал подписанное соглашение о разграничении сфер деятельности церковной и светской власти. Царь пытался защитить Святителя, но не мог нарушить соборного постановления [правильнее сказать: не посчитал целесообразным до поры вмешиваться в кадровые вопросы церковной иерархии]. Свергнутый митрополит был арестован лично участником заговора А. Басмановым и заточен в Тверской Отрочь монастырь под надзор еще одного заговорщика, "пристава неблагодарна" Стефана Кобылина.

6.2.2. Когда Малюта Скуратов достиг Твери, Святитель был уже мертв

Но враги Святителя просчитались. Пимен не стал митрополитом - Иоанн был не так прост и призвал на место Св. Филиппа Троицкого игумена Кирилла. А в сентябре 1569 г. началось следствие о связях московских и новгородских изменников и их участии в устранении Филиппа. Святой стал очень опасным свидетелем и его решили убрать. Когда Малюта Скуратов, руководивший расследованием, достиг Твери, Святитель был уже мертв. Малюте оставалось только доложить обо всем Иоанну. "Царь... положил свою грозную опалу на всех виновников и пособников его (Св. Филиппа - авт.) казни"[242]. Паисий был заточен на Валааме, Филофей лишен сана, пристав Кобылин, так неудачно "охранявший" Святого, сослан в монастырь.[243] Были казнены Басмановы и, после бездарной обороны Москвы в 1571 г., князь Темкин-Ростовский. Не ушли от расплаты и другие преступники, в первую очередь Пимен, заключенный в Веневский Никольский монастырь.

Но и много лет спустя участники заговора не прекращали клеветать на Царя и извращать исторические факты. В конце XVI века в Соловецком монастыре было написано житие Святого Филиппа. Его составили со слов... державшего Святителя в заключении пристава Стефана Кобылина (в монашестве - старца Симеона) и нескольких уцелевших соловецких монахов из числа тех девяти, что лжесвидетельствовали против Святого Филиппа на соборе 1568 года.[244] Нечего и говорить, в каком виде они, желая выгородить себя, преподнесли все поступки Иоанна и М. Скуратова. Например, житие рассказывает, как Царь послал уже сведенному с кафедры, но еще находящемуся в Москве Святому отрубленную голову его брата, Михаила Ивановича. Но окольничий М.И. Колычев умер в 1571 году, через три года после описываемых событий. В других изданиях жития брат заменяется племянником, сыном младшего брата Бориса.[245] Практически все поздние варианты жития, изданные для "простого народа" (как дореволюционные, так и советского периода) имеют искажающие текст вставки, дословно повторяющие целые абзацы из сочинений Курбского или псевдоисторические лекции о правлении Иоанна IV. Вызывает удивление и то, что житие подробно передает разговор Малюты и Св. Филиппа, а так же рассказывает о том, как Малюта якобы убил Святого узника, хотя "никто не был свидетелем того, что произошло между ними"[246].

6.3. Над возведением здания лжи о "новгородском погроме" поработали многие злые языки от Карамзина до К. Маркса

Смерть митрополита стала последней каплей, переполнившей чашу Царского гнева. Иоанн двинулся к Новгороду. Наверное, никакое другое событие того времени не вызвало такого количества гневных филиппик против Царя, как так называемый "новгородский погром". Над возведением здания лжи поработали многие злые языки от Карамзина до К. Маркса. Но в основе их сочинений лежат вымыслы изменника Курбского, шпиона Штадена и ренегатов Таубе и Крузе. Из четверых на месте событий присутствовал один Штаден. О "погроме" писали и другие авторы, но они либо вообще не бывали в России, либо их "данные" настолько одиозны, что даже не все историки решились их повторить. Горсей, например, в своих "воспоминаниях" путает и время, и последовательность событий: Иоанн, якобы, отступая от Ревеля (а это было в сентябре 1558 года - авт.), "мстит" за поражение и "грабит" сначала Нарву (май 1558 г.), затем "милует" Псков и, наконец, вводит в Новгород 30.000 татар и 10.000 стрельцов[247] и уничтожает 700.000 человек![248] Бредовость этого сообщения понятна каждому, кто знаком с историей. Во всех 150 городах тогдашней России не набралось бы, пожалуй, и половины названного количества убитых: единственным большим городом была Москва - около 100.000 жителей. Новгород был вторым по величине населения городом страны - примерно 26.000 человек. Остальные населенные пункты в нашем понимании больше всего напоминали села: Можайск - 5 700 человек, Коломна - 3 200, Серпухов - 2 500.[249]

Истинные подробности января 1570 года можно было бы узнать из дела по новгородской измене. Оно хранилось в государственном архиве со времен Иоанна Грозного, пережило Смутное время, но не уцелело и исчезло в XIX в. точно так же, как другой важнейший документ той эпохи - Учредительная грамота опричнины.

6.3.1. Опричники арестовали тех, чьи подписи стояли под договором с Сигизмундом, и монахов, виновных в ереси "жидовствующих"

Известно, что 2 января 1570 года передовой отряд опричников выставил заставы вокруг Новгорода, а 6 или 8 января в город вошел Царь и его личная охрана. Зимин пишет о "15 тысячах опричного войска"[250], но из документов той эпохи известно, что число опричников никогда не превышало 5-6 тысяч, из которых 1200 человек были придворные и обслуживающий персонал и около полутысячи - Царская гвардия.[251] Костомаров неопределенно говорит о каком-то войске и отдельно о 1500 стрельцах.[252] А Валишевский пишет, что Иоанн прибыл вслед за передовым отрядом всего с пятью сотнями людей.[253]

Зная, как часто в описании событий того времени появляются и пропадают по воле авторов нули (например, Горсей пишет о 700.000 убитых, а Валишевский исправляет эту цифру на 70.000; Карамзин сообщает о 800.000 сгоревших в Москве, а Костомаров - о 80.000) и, учитывая, что опричников было намного меньше, чем 15.000, вернее всего будет считать, что Царь вышел в поход с 1500 опричниками. Из них 1000 составлял передовой отряд под командой М. Скуратова и 500 человек охраняли Царя. Значение вопроса о численности опричного отряда в том, что количество участников похода прямо пропорционально числу казненных в Новгороде. Понятно, что если говорить о десятках или даже сотнях тысяч казненных, то тут и 15.000 стрельцов Зимина и даже 30.000 татар Горсея будет маловато.

Но факты свидетельствуют об ином. Иоанн не собирался брать штурмом новгородские твердыни, он знал, что народ не позволит знатным заговорщикам закрыть перед ним ворота. Так и случилось. Передовой отряд арестовал знатных граждан, чьи подписи стояли под договором с Сигизмундом, и некоторых монахов, виновных в ереси "жидовствующих", которая служила идеологической подпиткой сепаратизма новгородской верхушки[254] Часть историков пишет, что были схвачены все монахи и Священники, но известно, что Царя встретил многолюдный крестный ход - не один же Пимен в нем участвовал!

После прибытия Государя состоялся суд. Сколько было приговоренных к смерти изменников? Отбросим 700.000 Горсея и даже 70.000 Валишевского, он и сам сомневался в достоверности этого числа. Псковская летопись пишет о 60.000, но данные Новгородской, более близкой к событиям, в 2 раза меньше: примерно 30.000 человек. Однако, и это количество, на 5000 превышающее население города, не вызывает доверия у исследователей.[255] Таубе и Крузе сообщают о 15.000 казненных, но находились они в это время на берегах Волги! Зато Курбский, как всегда, впереди всех - пишет о 15.000 убитых в один день, тогда как даже такой недруг России, как Гуаньино ограничивается 2770 убитых. Историк Р.Г. Скрынников, на основании изученных документов и личных записей Царя, выводит цифру в 1505 человек.[256] Примерно столько же, полторы тысячи имен насчитывает список, посланий Иоанном для молитвенного поминовения в Кирилло-Белозерский монастырь.[257] Много это или мало для искоренения сепаратизма на 1/3 территории страны? Пусть очевидцы "восстановления конституционного порядка в Чечне" решают этот вопрос сами.

6.3.2. Новгородская вольница молилась мамоне, которую добывала разбоем!

[Чтобы понимать духовно-нравственное состояние богатой верхушки Новгорода и, заодно, понять откуда у этой верхушки богатства приведем цитату из книги доктора исторических наук Ю.Г. Алексеева.

«Не только в далекую Югру и Печору ходили за добычей дружины новгородских "молодчиков". «Ездиша из Новаграда люди молодыи на Волгу… того же лета приехаша вси здрави в Новъгород», - сообщает под 6874 (1365/66) г. новгородский летописец. О целях "поездки" он деликатно умалчивает, но считает нужным подчеркнуть, что она была совершена "без новгородьчкого слова", т.е. без официального разрешения вечевых властей. По словам того же летописца, воеводами у "людей молодых" были…- хорошо известные в Новгороде представители боярских родов. Для посадников степенных и старых, стоящих у кормила Господина Великого Новгорода, экспедиция на Волгу едва ли была тайной.

Что же делали на Волге "молодыи" удальцы? Об этом можно узнать от другого летописца, московского [ревнующего об общероссийском интересе!]. «Пройдоша из Новагорода Волъгою из Великого полтораста ушкуев с разбоиникы новгородскыми, и избиша по Волге множество татар и бесермен и ормен. И Новъгорад Нижнии пограбиша, а суды их, кербаты и павозки, и лодьи, и учаны, и стругы, все изсекоша. И поидоша в Каму, и проидоша до Болгар, тако же творяще и въююще». Московский летописец называет вещи своими именами – в его глазах новгородские "люди молодыи" не более чем разбойники. С этим неделикатным определением трудно не согласиться. Жертвами ушкуйников стали мирные купцы с товарами – и татары, и "бесермены", и армяне. Разграбили они и город Нижний Новгород – форпост Русской земли в Поволжье. Наряду с "кербатами" иноземных купцов "молодцы" из Новгорода рубили и секли русские суда. Точно так же "молодцы" разграбили землю булгар, своего рода буферное государство между Русью и Ордой, и перенесли свои подвиги на Каму… Скупыми, но выразительными штрихами московский летописец нарисовал картину крупномасштабного феодального разбоя – картину, типичную для позднего средневековья и хорошо знакомую не только Русской земли. Теперь понятно, почему новгородский летописец пытается сделать вид, будто бояре не знали, куда это и зачем отправляется с лихими молодцами в полутораста ушкуев предприимчивый Есиф Варфоломеевич; уж очень не хотелось новгородской господе признать свою ответственность за разбой на Русской земле, которую и без того непрерывно разоряли то татары, то литва, то немцы, то шведы, то собственные князья в бесконечных феодальных распрях.

Поход Есифа Варфоломеевича и его "дружины" закончилась успешно – разумеется, для новгородской господы, а не для русских купцов и их контрагентов и не для жителей Нижнего Новгорода. Боярская казна обогатилась товарами, захваченными на Волге. …

Господин Великий Новгород признавал Великого Князя всея Руси своим сюзереном: по зову Дмитрия Ивановича [будущего Донского] новгородские полки отправились под Тверь «изводя честь своего князя». Правда, они подоспели к самому концу осады и стояли под городом всего четыре дня (а осада длилась месяц).

Но гораздо важнее было другое. В те же самые августовские дни снова «из Великого Новагорода идоша разбоиницы в 70 ушкуев». Воеводами у них на этот раз были некий Прокоф и еще какой-то «смольянин», которого московский летописец не знает по имени. Первому удару подверглась Кострома – великокняжеский город, защищаемый воеводой Александром Плещеем, родным братом митрополита всея Руси Алексея. …у Плещея было более пяти тысяч воинов…, а ушкуйников – всего две тысячи. Но Прокоф – ушкуйник – оказался смелым и искусным полководцем, который сделал бы честь любому войску. …Разгром был полный…

Новгородцы подошли к беззащитному городу… Целую неделю шел беспощадный грабеж русского города. Кострома была обчищена дотла. «Вся сокровенная» и «всяк товар» ушкуйники взяли с собой, а все прочее – «в Волгу вметаша, а иное пожгоша». Но этого мало. Новгородские "молодцы" «множество народа христианского полониша». «Мужей и жен, и детей, отрок и девиц» повели они с собой, в дальнюю сторону

Под Нижнем Новгородом ушкуйники громили торговые караваны, секли «бесермен… а христиан тако же», захватили полон с женами и детьми, грабили товары… Вошли а Каму, грабили и там… Вернулись на Волгу, и тут, в царстве булгар, «полон христьянский весь попродаша». Освободившись от живого товара, ушкуи быстро бежали вниз по Волге, грабя, убивая и захватывая в плен всех по дороге. Так они весело домчались до самого устья, «до града Хазиторокана» (теперь Астрахани). И тут подвигам бесшабашной вольницы пришел конец – «изби их лестью князь Хазитороканский, именем Салчей». По словам летописца, коварный князь обманом истребил ушкуйников всех до единого и захватил все их «имения».

[И хотя "русских" воинов истребил «бесермен» обманом, но мы можем только благодарить Бога и воздавать должное уважение воинской доблести иноверца Салчея, так качественно послужившего великому русскому народу и полностью истребившего "русскую" дрянь[258] и мерзость. К сожалению, не всегда так удачно для Руси заканчивались разбойничьи набеги душегубов и бандитов из Великого Господина Новгорода, очень часто это отребье приносило добычу, и не малую, в Новгород, значительная доля которой скапливалась «в подвалах богатых новгородских церквей», в первую очередь в подвалах Софийского собора. Ибо «самым большим, самым богатым и сильным феодалом был дом Святой Софии. …Софийский дом занимал особое положение. Он играл роль государственного института, контролирующего, в сущности, все новгородские земли, еще не расхватанные феодалами.»[259]]

В русской летописи трудно найти другую картину такого беспощадного разбоя, такого безбрежного, откровенного насилия и грабежа, не сдержанного никакими препонами – ни национальными, ни конфессиональными, ни моральными, ни политическими… На широкой Волге стоял стон от "подвигов" новгородской вольницы [которая молилась мамоне, добываемой грабежом!] Шли ко дну и пылали суда с товарами и без товаров, разрушалась тонкая, хрупкая нить торговых связей, столь важная и для Русской земли, и для ее соседей, ручьями лилась кровь – и русская, и «бесерменская», и «бесерменские», и русские люди превращались в живой товар. Налет Прокофия и его дружины смело можно сравнить с ордынским нашествием среднего масштаба. А ведь от экспедиции Есифа Варфоломеевича этот налет отличался только в деталях – главным образом, своим финалом. Опьяненный кровью и победами, Прокоф вовремя не повернул обратно, в отличие от своего более предусмотрительного предшественника…

Мало было новгородским боярам и их «людям молодым» печорской пушнины, европейских сукон и вина. Хотелось еще большего, еще большей силы, власти, славы. Походы по Волге и Каме интересовали их куда больше, чем стояние под Тверью под знаменами Великого Князя”[260], который, выполняя волю Бога, собирал Русь в единое Государство в интересах всего богоносного русского народа. Позднее, когда Великий Князь Иоанн III Васильевич (дедушка Царя Иоанна Грозного) силой оружия предотвратил очередную измену новгородской боярской республики, тогда во время боевых действий могли все дружины Великого Князя брать в полон новгородцев, только отряду служилого татарского царевича Данияра было «запрещено захватывать полон – русские люди из их рук легко переходили на восточные работорговые рынки»[261] Помните, новгородские разбойники легко захватывали русских в полон, и так же легко эта "русская" нехристь[262] продавала русских в рабство!

«Сражение на Шелони 14 июля 1471 году – один из переломных моментов истории Русской земли. На берегах Шелони пали не только стяги новгородских бояр. Потерпела сокрушительное, непоправимое поражение вся старая политическая система удельной Руси. Победа на Шелони – это не только победа великокняжеской Москвы над боярским Новгородом. Это победа нового [Богоугодного] над старым [которое могло служить только сатане], будущего над прошлым, единства над раздробленностью, победу Русской земли над ее врагами – внутренними и внешними. [Чуть промедли Благоверный Великий Князь Иоанн III, или позволь своим воеводам сесть в осады мелких новгородских пригородов и тем потерять стремительность военных действий, и на Русь обрушились бы немецкий Орден, Литва, Крымская и Большая Орда.] Как всякая победа на поле сражения, она досталась дорогой ценой – ценой крови и слез.

[Двенадцать тысяч только новгородцев пало на поле сражения. Цифра правдоподобная и страшная в своем правдоподобии. Ведь даже в крупных городах того времени насчитывалось только по несколько тысяч дворов. Осиротели дворы гончаров и плотников. Их хозяева полегли на берегу Шелони[263]. Их вина была только в том, что они, будучи простыми русскими людьми и живя в Великом Новгороде, были отправлены защищать "честь и свободу" Великого Новгорода и умирать за богатства и власть новгородских бояр-изменников, возглавляемых Борецкими.]

Не должно быть забыто, что Шелонская битва была спасением для Русской земли. Она открыла нашему Отечеству, Москве и Новгороду, путь к единству и независимости. Старая удельная Русь умерла на Шелонском берегу. Родилась новая Русь, единое, централизованное государство[264]

Так вот Святой Благоверный великомученик Иоанн IV Васильевич Грозный через сто лет после победы своего деда на Шелонских берегах в январе 1570 году сохранил плоды этой победы. Святой Царь не допустил братоубийственную войну, которую мечтали развязать как внутренние враги Бога, Царя и Отечества новгородские сепаратисты во главе с князем Владимиром Старицким, так и внешние враги Русского Государства: Литва, Ливония, Швеция, крымские татары.]

6.3.3. Погибших от чумы враги Царя и Бога относят к "жертвам Царской тирании"

Но, может, все же правы те, кто сообщает о десятках тысяч "жертв Царской тирании"? Ведь дыма без огня не бывает? Не зря же пишут о 5000 разоренных дворах из 6000 имевшихся в Новгороде, о 10.000 трупов, поднятых в августе 1570 года из братской могилы близ Рождественского храма? О запустении Новгородских земель к концу XVI века?

Все эти факты объяснимы и без дополнительных натяжек. В 1569-1571 гг. на Россию обрушилась чума. Особенно пострадали западные и северо-западные районы, в том числе и Новгород. От заразы погибли около 300.000 граждан России.[265] В самой Москве в 1569 г. гибло по 600 человек в день - столько же, сколько, якобы, ежедневно казнил в Новгороде Грозный.[266] Жертвы чумы и легли в "скудельницу" у новгородского Рождественского храма. Это подтверждается и тем, что погибших свозили в братскую могилу все лето,[267] но только в августе их отпели. Значит, сначала "жертв опричного режима" искали по окрестностям, свозили к могильнику, не отпевая, хоронили (это в православной-то России! - авт.), а через 7 месяцев решили поправить ошибку и отпеть? Совершенно не в духе времени. Зато, если это были жертвы чумы, все становится на свои места. Умерших от "черной смерти", как это часто бывало в средневековых городах, хоронили быстро, стараясь поскорее избавиться от зараженного тела. Да и отпеть умершего не всегда была возможность, потому что от чумы умирали и Священнослужители.

Именно такая ситуация сложилась в Новгороде весной и летом 1570 года. По словам Карамзина, "голод и болезни довершили казнь Иоаннову, так что иереи в течение шести или семи месяцев не успевали погребать мертвых: бросали их в яму без всяких обрядов"[268]. Показательно, что именно этих людей, погибших от чумы, Кобрин самым бессовестным образом приписывает "тирану",[269] не обращая внимания на то, что они погибли через несколько месяцев после отъезда Иоанна из Новгорода.

В феврале 1570 года Царь направился к Пскову. Кобрин спешить сообщить, что хотя "погрома" в Пскове не было, "были, разумеется, казни (как же Ивану Грозному без казней-то обойтись! - авт.), погибло, возможно (выделено мной - авт.), несколько десятков человек. Среди жертв был игумен Псково-Печерского монастыря Корнилий и келарь Вассиан Муромцев"[270]. Как хочется Кобрину, чтобы Грозный напоминал собой индийского демона Кали, увешанного черепами! Особенно красноречивы эти "возможно, несколько десятков человек"! Ну что они могут прибавить к славе тирана, только что уничтожившего 700.000! Но так хочется добавить еще немножко - и появляются эти "несколько десятков". Многие другие историки, в том числе и Карамзин, не решились на эти бессовестные несколько десятков. Зимин пишет о двух казненных: Св. Корнилии и Вассиане.[271]

Что же касается смерти преподобного Корнилия и его ученика Вассиана, которых Царь якобы приказал раздавить с помощью какого-то ужасного приспособления, то здесь историки опять повторяют байки Курбского. По словам митрополита Иоанна Ладожского, на это «нет и намека ни в одном из дошедших до нас письменных свидетельств, а в "Повести о начале и основании Печерского монастыря" о смерти преподобного сказано: "От тленного сего жития земным царем предпослан к Небесному Царю в вечное жилище". Надо обладать буйной фантазией, чтобы на основании этих слов сделать выводы о "казни" преподобного Иоанном IV. Мало того, из слов Курбского вытекает, что Корнилий умерщвлен в 1577 году. Надпись же на гробнице о времени смерти преподобного указывает дату 20 февраля 1570 года. Известно, что в этот самый день Святой Корнилий встречал Царя во Пскове и был принят им ласково - потому-то и говорит "Повесть" о том, что подвижник был "предпослан" Царем в "вечное жилище". Но для Курбского действительное положение дел не имеет значения. Ему важно было оправдать себя и унизить Иоанна»[272].

25 июня 1570 года состоялся последний акт новгородской трагедии, названный К. Марксом "самой невероятной зверской сценой".[273] Невероятное зверство началось с милосердия: из 300 изменников, покушавшихся на жизнь Царя и целостность Российской державы были помилованы и отпущены на свободу 184 человека - почти 2/3 приговоренных. Остальные, в том числе казначей Фуников и печатник Висковатый, поддерживавшие связь между заговорщиками и польским королем,[274] Алексей и Федор Басмановы - вдохновители свержения митрополита Филиппа, Вяземский, предупредивший новгородских участников заговора о провале их планов, а так же привезенные из Новгорода изменники, были казнены. С этого времени силы внутренних врагов России были окончательно подорваны и всем тем, кто ненавидел Иоанна и его великую державу, оставалось надеяться лишь на мощь враждебного Запада, на клевету и ядовитое зелье.

7. Яд аспида

Есть одна "жертва" Иоанна, о которой наслышаны все от мала до велика. Подробности "убийства Иваном Грозным своего сына" растиражированы в тысячах экземпляров художниками и кинематографистами, писателями и поэтами. …Единственный достоверный факт… - это то, что царевич действительно умер в ноябре 1581 года.

7.1. Миф о "сыноубийстве" сочинил папский легат, иезуит Поссевин

Отцом мифа о "сыноубийстве" был высокопоставленный иезуит, папский легат Антоний Поссевин. Ему принадлежит и авторство политической интриги, в результате которой католический Рим надеялся с помощью польско-литовско-шведской интервенции поставить Россию на колени и, воспользовавшись ее тяжелым положением, вынудить Иоанна подчинить Русскую Православную Церковь папскому престолу. Однако, Царь повел свою дипломатическую игру и сумел использовать Поссевина при заключении мира с Польшей, избежав при этом уступок в религиозном споре с Римом. Хотя историки и представляют Ям-Запольский мирный договор как серьезное поражение России, надо сказать, что стараниями папского легата фактически Польша получила обратно только свой же собственный город Полоцк, отнятый Грозным у Сигизмунда в 1563 году. После заключения мира Иоанн даже отказался обсуждать с Поссевиным вопрос об объединении Церквей - он ведь и не обещал этого. Рим сам, ослепленный своей извечной мечтой о господстве над миром, обманул себя и лишь напрасно "принес в жертву интересы своей польской паствы"[275]. Провал католической авантюры сделал Поссевина личным врагом Иоанна. К тому же, иезуит прибыл в Москву через несколько месяцев после смерти царевича и "ни при каких обстоятельствах не мог быть свидетелем происшествия"[276].

Что касается сути самого события, то "смерть наследника престола вызвала недоуменную разноголосицу у современников и споры у историков"[277]. Версий смерти царевича было достаточно, но в каждой из них основным доказательством служили слова "быть может", "скорее всего", "вероятно" и "будто бы". …Только один вопрос: с каких это пор можно признать человека виновным в убийстве на основании версии, которую нельзя "ни проверить, ни доказать", даже если она и "похожа на правду"? … [В.Г. Манягин, рассмотрев противоречащие друг другу различные версии убийства сына Святым Благоверным Царем Иоанном Грозным пишет следующее.]

Пусть каждый решает сам для себя, где истина, автор же присоединяется к мнению митрополита Иоанна Ладожского о голословности и бездоказательности всех версий об убийстве Царем своего сына: "на их достоверность невозможно найти и намека во всей массе дошедших до нас документов и актов, относящихся к тому времени"[278].

7.2. В костях Царя Иоанна и царевича Ивана обнаружено наличие ртути, намного превышающее допустимую норму

Но если не было убийства, то как умер царевич? Владыка Иоанн имел на этот счет свое мнение: «предположения о естественной смерти царевича Ивана имеют под собой документальную основу. Еще в 1570 г. болезненный и благочестивый царевич, благоговейно страшась тягот предстоявшего служения, пожаловал в Кирилло-Белозерский монастырь огромный по тем временам вклад - 1000 рублей. Предпочитая мирской славе монашеский подвиг, он сопроводил вклад условием, что сможет, при желании, постричься в монастырь, а в случае смерти его будут поминать. Косвенно свидетельствует о смерти Ивана от болезни и то, что в "доработанной" версии о сыноубийстве смерть его последовала не мгновенно после "рокового удара", а через 4 дня, в Александровской слободе. Эти четыре дня -... время предсмертной болезни царевича»[279].

При всем своем огромном уважении к владыке, позволю себе частично не согласиться с его мнением и предложить свою версию. Конечно, Царь Иоанн IV был грозен только для врагов России и не поднимал руку на своего сына. Царевич Иван умер от болезни, чему сохранились некоторые документальные подтверждения. Жак Маржерет писал: "Ходит слух, что старшего (сына) он (Царь) убил своей собственной рукой, что произошло иначе, так как, хотя он и ударил его концом жезла... и он был ранен ударом, но умер он не от этого, а некоторое время спустя, в путешествии на богомолье"[280]. На примере этой фразы мы можем видеть, как ложная версия, популярная среди иностранцев с "легкой" руки Поссевина, переплетается с правдой о смерти царевича от болезни во время поездки на богомолье. К тому же, продолжительность болезни, исходя из данных Кобрина, можно увеличить до 10 дней, с 9 по 19 ноября 1581 года.[281] Но что это была за болезнь?

В 1963 году в Архангельском соборе Московского Кремля были вскрыты четыре гробницы: Иоанна Грозного, царевича Ивана, Царя Феодора Иоанновича и полководца Скопина-Шуйского. При исследовании останков была проверена версия об отравлении Грозного. Ученые обнаружили, что содержание мышьяка, наиболее популярного во все времена яда, примерно одинаково во всех четырех скелетах и не превышает нормы. Но в костях Царя Иоанна и царевича Ивана Ивановича было обнаружено наличие ртути, намного превышающее допустимую норму.[282]

Насколько случайно такое совпадение? К сожалению, о болезни царевича известно только то, что она длилась от 4 до 10 дней. Место смерти наследника - Александрова слобода, расположенная к северу от Москвы. Можно предположить, что, почувствовав себя плохо, царевич выехал в Кирилло-Белозерский монастырь, чтобы там, как видно из приведенного митрополитом Иоанном документа, принять перед смертью монашеский постриг. Понятно, что если он решился отправиться в такой далекий путь, то не лежал без сознания с травмой черепа. В противном случае, царевича постригли бы на месте. Но в дороге наступило ухудшение состояния больного и, доехав до Александровской слободы, наследник окончательно слег и вскоре скончался от "горячки".

Смерть наследника престола оказалась исключительно выгодной клану Годуновых. Более того, народная молва обвинила их в смерти царевича. Источником для этих слухов послужила перемена в отношениях между Грозным и Борисом: Царь стал все чаще проявлять к недавнему любимцу недоверие и неприязнь.

7.3. Папский посол был заказчиком смерти и Царя Иоанна Грозного и царевича Иоанна

Гораздо больше данных о смерти Иоанна. Еще в августе 1582 года А. Поссевин в отчете Венецианской Синьории заявил, что "московскому Государю жить не долго"[283]. Такое утверждение тем более странно, что, по словам Карамзина, до зимы 1584 года, то есть еще полтора года после "пророчества" Поссевина у Царя не было заметно ухудшение здоровья.[284] Чем можно объяснить уверенность иезуита в скорой смерти Царя? Только одним - сам папский посол и был виновником кончины Иоанна. К тому же, хотя историки пишут, что Грозный заболел зимой 1584 г., если обратиться к датам, то неточность такого утверждения очевидна. В январе 1584 года Царь лишь увидел на небе комету и пророчески сказал окружающим, что она - предвестница его смерти. Хронология его болезни такова: весь февраль и начало марта он еще занимается государственными делами. Первое упоминание о "болезни" относится к 10 марта 1584 г., когда был остановлен на пути к Москве литовский посол "в связи с государевым недугом". 16 марта наступило ухудшение, Царь впал в беспамятство, однако, 17 и 18 марта почувствовал облегчение от горячих ванн. Но после полудня 18 марта наступила неожиданная развязка - Царь умер.[285] Тело Государя распухло и дурно пахло "из-за разложения крови".[286]

Подводя итог, можно сказать, что Царь болел около 10 дней и перед смертью у него были признаки отравления парами ртути: распухшее тело и дурной запах говорят о дисфункции почек, на которые пары ртути действуют в первую очередь, что и приводит к анурии - прекращению выделений из организма. Теплые ванны способствовали частичному освобождению организма от вредных веществ через поры кожи и после них Царь чувствовал некоторое облегчение. Но это не устраивало тех, кто стремился к его смерти, и, как пишет очевидец событий Д. Горсей, Иоанн был удушен.[287]

Царевич Иван также болел около 10 дней, ухудшение состояния его здоровья тоже наступило неожиданно, в пути, и в его скелете так же обнаружено высокое содержание ртути. В кончине отца и сына чувствуется одна и та же безжалостная рука.

О насильственной смерти Грозного сохранилось немало известий. Летописец XVII века сообщал, что "Царю дали отраву ближние люди". Дьяк Иван Тимофеев рассказал, что Борис Годунов и Богдан Бельский "преждевременно прекратили жизнь Царя". Голландец Исаак Масса писал, что Бельский положил яд в Царское лекарство.[288] Горсей так же писал о тайных замыслах Годуновых против Царя.[289]

При этом надо иметь в виду, что Поссевин знал о смерти Царя заранее и так был в ней уверен, что посмел сообщить о грядущем событии правительству Венеции. Этот иезуит [находясь в России, узнал что царевич являлся твердым] … сторонником войны с Польшей "до победного конца" и мог помешать своей бескомпромиссностью планам Поссевина стать "миротворцем" (существуй тогда Нобелевская премия мира - иезуит получил бы ее наверняка) и привести Россию к подножию папского престола. Надо было принимать срочные меры, чтобы наследник не оказал "плохого" влияния на Иоанна и не уговорил Царя продолжить войну. Для папского легата не составило труда договориться с оппозиционно настроенными боярами [мечтающими о Царском престоле], и царевич замолчал навсегда. А затем Поссевин сочинил миф о "сыноубийстве".

Грозный умер так же весьма "вовремя" для Рима и Польши: в начале 1584 года Стефан Баторий, с благословения римского престола, стал активно готовиться к новой войне с Москвой. У русских границ опять началась "челночная" дипломатия папских легатов. И через пару месяцев Иоанна не стало. Сходится все: и кто мог, и кому выгодно.

И, наконец, последний довод в пользу вышеизложенной версии - девиз иезуитов: "Цель оправдывает средства".

7.4. О роли Бориса Годунова в смертях Царей

7.4.1. Заботу о благочестивом царевиче Федоре Царь Иоанн Грозный поручил Годуновым

Еще при жизни старшего сына Грозный выделил младшему огромный удел, превосходящий по размеру любое европейское государство. Заботу о благочестивом Федоре, которого подданные считали блаженным (существовала икона Царя Феодора, его имя входило в XVII в. в Святцы), Царь поручил Годуновым. Работа была почетная и несложная, оставлявшая много времени для совершенствования тактики придворных интриг. К тому же, Годуновы сдружились с Федором и приобрели на него огромное влияние. Пока был жив царевич Иван, Грозного это вполне устраивало.

Смерть старшего сына все изменила. Федор оставался единственным наследником (царевич Дмитрий еще не родился) и близкие ему Годуновы слишком усилились. У Федора и Ирины не было детей, да и здоровье нового наследника внушало опасения. Это грозило пресечением династии Ивана Калиты. В таких обстоятельствах Грозный потребовал от сына развода и заключения Ирины Годуновой в монастырь. Но Федор, не желая нарушать церковных установлений, запрещающих развод, воспротивился воле отца. Стоит ли говорить, что и Годуновы всеми силами старались не допустить удаления царевны Ирины. Это вызвало гнев Царя, но, вопреки приписываемой ему жестокости, привело лишь к еще большему охлаждению между Иоанном и Борисом. Царь заменил Годунова другим любимцем - Богданом Бельским.

Позиции Бориса поколебало не удаление от трона, а рождение у Царя еще одного сына - царевича Дмитрия. Через полгода Грозный слег от "горячки". В течение десяти дней положение Царя то улучшалось, то ухудшалось, пока не наступила странная смерть во время шахматной партии... в присутствии Бориса Годунова. Англичанин Д. Горсей, очевидец событий, писал, что Царь был удушен. Народ приписал смерть Иоанна Грозного отраве, положенной в лекарство рукой то ли Годунова, то ли Бельского, которые совместно подхватили выпавшую из Царских рук власть.

В сопровождении неожиданно появившейся свиты и охраны, такой многочисленной, что, по словам Горсея, странно было это видеть, Борис и Бельский привели к присяге знать, опечатали казну, расставили на кремлевских стенах верные им отряды. Уже через шесть часов все было в их руках.

Грозный завещал группе бояр заботиться о Царе Фёдоре и государстве. Долгое время считалось аксиомой членство Годунова в этом своеобразном опекунском совете. Но Р.Г. Скрынникову удалось убедительно доказать, что в Царском завещании упоминались четверо опекунов: Иван Мстиславский, Иван Шуйский, дядя Царя Никита Романов-Юрьев и любимец Грозного Богдан Бельский. Годунов не вошел в четверку сильнейших, более того, не получил никакой должности. Почти достигнутая власть ускользала из рук. По свидетельству австрийского посла, такой оборот дел очень задел Бориса в душе. Мириться с создавшимся положением он не собирался.

7.4.2. Уже в ночь смерти Иоанна Грозного началась смута

Уже в ночь смерти Грозного началась смута. В Кремле схватили Нагих, родственников царевича Дмитрия по матери. В городе ввели военное положение, прошли массовые аресты. Многочисленная толпа посадских людей волновалась у закрытых кремлевских ворот. Одни кричали, что Бельский, отравив Царя Ивана, злоумышляет на Федора и хочет посадить на престол Годунова; другие - что бояре побивают Годуновых; третьи - что Годуновы решили извести всех бояр.

Когда в толпе появились служилые дворяне со своими боевыми холопами, дело приняло серьезный оборот. Восставшие захватили пушки и повернули их на Спасские ворота. В схватке погибло 20 человек и около 100 было ранено. Правительство пошло на переговоры. Но среди бояр не было единства: Мстиславский, Романов и Шуйский поддержали казначея П. Головина в борьбе с Б. Бельским, за которым стояли Годуновы и Щелкаловы - "новые русские" XVI века, пробившиеся на вершину власти при Грозном. Результат оказался плачевным для Бельского: сам он был сослан в почетную ссылку, а царевич Дмитрий и Нагие отправились в Углич.

Неизвестно, что произошло в течение трех следующих недель, но Борис совершил головокружительный прыжок к высшему в России придворному званию конюшего. Этот чин делал его главой Боярской Думы. Но, главное, по неписаному закону, в случае прекращения царствующей династии Годунову принадлежало решающее слово при выборе нового Царя.

Во время венчания на царство Федора Ивановича новоиспеченный конюший стоял рядом с Царем и утомившийся Федор отдал Борису "подержать" знак верховной власти - тяжелый золотой шар-державу. Это произвело на присутствующих неизгладимое впечатление. …

Однако, Царь Федор имел слабое здоровье и часто болел. Его смерть означала для Годунова в лучшем случае конец политической карьеры, а в худшем - гибель. Стремясь застраховаться от подобного поворота событий. Борис вступил в тайные переговоры с правительством Священной Римской империи и предложил, в случае смерти Федора, заключить брак между Царицей Ириной и австрийским принцем. Интрига стала известна в Москве. Говорили, что Царь поколотил Бориса посохом.

Годунов был в панике и готовился к самому худшему. Он пожертвовал в Троице-Сергиев монастырь 1000 рублей (примерно- 50 кг золота в современных ценах) и в то же время обратился с просьбой о предоставлении политического убежища к английскому правительству.

И было чего опасаться. К весне 1586 года уже вся столица знала, что Годуновы при живом Царе выдают замуж Царицу, хотят посадить на российский престол австрийского католика и убежать к английским протестантам. Подозрительная смерть народного любимца Никиты Романова накалила обстановку до предела. В мае Москва поднялась. Толпы посадских людей ворвались в Кремль, требуя выдачи Годуновых, чтобы побить их "всех разом" камнями. Борис пошел на поклон к Шуйским, стоявшим за спиною восставших. Князь Иван Шуйский, последний из четырех бояр, назначенных Грозным в помощь своему сыну, уже видел себя хозяином положения. Не желая вмешивать плебс в свои боярские дела, он уговорил народ покинуть Кремль. Это была его роковая ошибка.

Годуновы оправились быстро. Уже в ночь после бунта вожди мятежников были схвачены и бесследно исчезли. Обеспокоенные Шуйские решили нанести Годуновым решительный удар: они подали Царю челобитную с просьбой о разводе с Ириной Годуновой. Под прошением подписались многие бояре и московские купцы. Но известный своим благочестием Царь Федор не желал нарушать церковных уставов и, кроме того, искренне любил свою жену. Воспользовавшись его недовольством, Годуновы обвинили Шуйских, быть может, не без основания, в государственной измене. Шуйским грозил суд и тогда они, в отчаянье, решились на крайнюю меру и предприняли неудачную попытку взять штурмом двор Годуновых, На поле боя полегло 800 человек. После этого последовали многочисленные аресты и казни сторонников Шуйских. Сам Иван Шуйский был сослан в монастырь и вскоре удушен, его братья попали в тюрьму и, по крайней мере, один из них, Андрей, так же был умерщвлен. Среди схваченных сторонников Шуйских был насильно постриженный в монахи Аверкий Палицын, знаменитый впоследствии келарь Троице-Сергиева монастыря и летописец Смутного времени. Митрополит Дионисий, возмущенный Царящим насилием, обличал перед Федором беззакония Годунова и пострадал за это: был лишен кафедры и сослан в Новгород.

7.4.3. Борису Годунову приходилось убивать, чтобы не быть самому битым

15 мая 1591 года в Угличе погиб царевич Дмитрий. Согласно одной версии, он был убит по негласному приказу Бориса. По другой - царевич в припадке эпилепсии упал на ножик-свайку, которым играл во дворе. Ходили слухи, что Дмитрий был своевременно подменен другим ребенком, который и погиб в Угличе, а истинный царевич вырос при дворе Романовых, бежал в Литву и явился затем метить Годунову...

Было ли преступление и свершилось ли оно с ведома Бориса - мы уже никогда не узнаем. Некоторые справедливо указывают на то, что Шуйским и Романовым смерть в Угличе была на руку не меньше, чем Годунову. Борис не мог рассчитывать на то, что убийство Дмитрия автоматически принесет ему Царский венец, особенно после того, как у Царя Федора родилась дочь. Да и Шуйские с Романовыми имели не меньше шансов сесть на Царский престол.

Все это так, однако, если для Романовых или Шуйских смерть Дмитрия означала возможность получить доступ к высшей власти, то для клана Годуновых это был вопрос жизни и смерти. К этому времени они вознеслись так высоко, что при воцарении Дмитрия новое правительство разделалось бы с Борисом в считанные часы. Австрийский посол Варкоч докладывал своему правительству: "Случись что с великим князем (т.е. с Царем Федором - авт.), против Бориса вновь поднимут голову его противники... а если он и тогда захочет строить из себя господина, то вряд ли ему это удастся". По выражению Ключевского, Борису приходилось бить, чтобы не быть побитым.

Вопреки расхожему представлению, что царевич Дмитрий Угличский был последним препятствием властолюбию Годунова, в середине 80-х годов XVI столетия существовали еще два законных претендента на русский престол: племянница Грозного, ливонская королева-вдова Мария и ее маленькая дочка, царевна Евдокия. Еще в 1586 году Борис поручил близкому к нему авантюристу и английскому агенту Дж. Горсею вести с Полыней переговоры о выдачи их на Русь. Горсей великолепно выполняет свое задание: льстит, лжет, сыплет золотом, намекает на особые отношения с Марией и, наконец, добивается их возвращения в Россию. Здесь их сначала с почетом принимают, но вскоре Борис, даже не поставив в известность Царя Федора, отправляет королеву вместе с дочерью в монастырь. Монахиня Мария стала не опасна Годунову, но маленькую Евдокию еще нельзя было постричь: несчастная девочка умирает и Годунова винят в ее смерти.

Тогда же Борис совершает неслыханное дотоле дело: уничтожает завещание Грозного Царя, которое определяло статус царевича Дмитрия, как наследника престола. Одновременно с исчезновением завещания умирает единственный человек, который мог бы восстановить его текст - переписчик завещания и бывший личный секретарь Иоанна IV, дьяк Савва Фролов. Он скоропостижно скончался при невыясненных обстоятельствах. Примерно в это же время Годунов разослал указ, запрещающий упоминать на богослужении имя Дмитрия на том основании, что он, якобы, рожден в шестом браке, незаконном по церковным канонам.

Смерть Дмитрия в этом ряду выглядит как логическое завершение череды событий. Следствие по Угличскому делу длилось более года и закончилось разгромом Нагих: мать убитого царевича насильно постригли в монастырь, ее братья попали в тюрьму, многих слуг казнили. Всех жителей Углича выслали в сибирский город Пелым: оттуда они уже не могли рассказать правду.

Ничто теперь не сдерживало стремления Бориса к власти. …

7.4.4. Удел самозванцев не завиден

6 января 1598 года умер Царь Федор, не оставив ни наследника, ни завещания. Подданным предложили присягнуть патриарху Иову, православной вере, Царице Ирине и правителю Борису и его детям! Но взять трон с налету Годунову не удалось: знать и народ не захотели подчиниться самозванцу. По словам современников, все выражали возмущение "шайкой Годуновых". Толпа посадских ворвалась в Кремль и вынудила Ирину Годунову объявить об уходе в монастырь. Вокруг опустевшего трона завязалась ожесточенная борьба между Годуновыми, Мстиславскими и Романовыми. Никто из них не имел достаточно сил для победы над соперниками, и к концу января все осознали необходимость созвать для избрания новой династии Земский собор. Не все депутаты смогли на него добраться: Борис выставил на дорогах заставы, пропускавшие в столицу только верных ему людей.

В Москве началась избирательная кампания. Рейтинг Бориса был самый низкий - в народе ходили упорные слухи, что он отравил Царя Федора. Положение настолько обострилось, что правитель не смог посещать заседания Боярской Думы и, бросив городское подворье, укрылся в загородном Новодевичьем монастыре, где уже жила его сестра Ирина. …

[Хотя в конце концов Борис Годунов и занимал 7 лет Царский престол, и величался он Царем, но несомненно] то, что огромная масса русских людей его таковым не признавала. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что правительство Минина и Пожарского во время борьбы с оккупантами чеканило деньги от имени последнего законного с их точки зрения Царя - Федора Иоанновича, а не Бориса.

Многие считали, что правление Годунова стало бы великим, если бы не вмешались неблагоприятные обстоятельства. [Это и указывает на абсолютную бесперспективность любого самозванства. Ибо все благоприятные и неблагоприятные обстоятельства в руце Божiей, а не в руке самозванца или тех сил, которые стоят за спиной его.] Действительно, Борис имел многие достоинства. "Цветущий благолепием", "вельми сладкоречивый" Годунов обладал значительным интеллектом и сильной волей. Дьяк Тимофеев писал, что хотя после Годунова и были умные цари, но их разум был лишь тенью его разума. Современники отмечают его необычайную привязанность к детям, постоянство в семейной жизни и полное равнодушие к алкоголю. Все это было бы прекрасно для домохозяина, купца и даже думного боярина. Но чтобы Самодержавно править царством этого оказалось мало.

Годунов не был "урожденным" Царем. [Этим все сказано, ибо народ Божий, Иакова, и наследие Божие, Израиля, Господь благословил пасти только царей семени Давида. А любой самозванец, то есть человек, неимеющий право на Царский престол по закону о престолонаследии, всегда должен иметь перед своими глазами то, что обрел Годунов. А он был сам отравлен, дважды вырыт из могилы и трижды погребен; жена и сын его Федор были убиты; а дочь его Ксения, ради удивительной красоты, была "только" изнасилована и подстрижена в монахини.]

8. Посох Грозного Царя

Одним из неотъемлемых атрибутов известного нам образа Иоанна Васильевича Грозного является его жезл. О нем остались многочисленные упоминания современников правления Грозного Царя, этот жезл многократно описан в литературных произведениях. Видимо, Государь практически никогда с ним не расставался. Почему?

8.1. Врагам православного Государя, Помазанника Божиего, ненавистен его жезл

Этот жезл вызывал и вызывает яростные нападки Царских недоброжелателей, клеветавших на Государя. Одни из них приписывают Иоанну Васильевичу убийство сына именно посредством этого жезла. Другие описывают, как Царь своим жезлом подгребал уголья под мучимые на кострах жертвы. Третьи и вовсе сообщают как “достоверное” известие то, что этот жезл вручался московским Государям “крымскими (!) ханами как знак вассальной зависимости”. Почему врагам православного Государя, Помазанника Божиего, был так ненавистен этот жезл? Только ли потому, что он принадлежал Царю?

Милостию Божией я получил, как мне кажется, ответы на эти вопросы.

В октябре 1553 года Государь Иоанн Васильевич посетил Ростовский Богоявленский Авраамиев монастырь. Этому монастырю еще прежде (Царь посещал его три раза — в 1545, 1553-и в 1571 годах) Иоанн Васильевич пожаловал денежное подаяние на устройство каменного главного храма во имя Богоявления Господня. Храм был освящен 2 октября 1553 года в присутствии Государя.

В монастырских записях при этом замечено: “Грозный Царь, по совершении церковного торжества, в знамение упования своего на высшую помощь при одолении врагов, взял жезл, хранившийся в монастыре от времен преподобного Авраамия”. (Описание Ростовского Богоявленского Авраамиева мужского второклассного монастыря, составленное архимандритом Иустином. — Ярославль, 1862. — с. 23), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

Что же это был за жезл, привлекший внимание самого Царя?

8.2. Иоанн Богослов вручил трость Святому Авраамию Ростовскому для сокрушения идола Велеса

Город Ростов еще в XI—XII веке оставался городом воинствующих язычников. Первый епископ Ростова, Феодор, грек по происхождению, привел ко Христу многих ростовцев и построил в городе храм в честь ПреСвятой Богородицы, но, не стерпев гонений от поганых, “бежа во греки паки”. То же случилось и с его приемником — епископом Иларионом. Третий Ростовский епископ, Леонтий, принял мученическую кончину от язычников. Его сменил Св. Исаия, крестивший всю Ростовскую область кроме “Чудского конца” в Ростове.

Здесь, в “Чудском конце” окопались идолопоклонники, превратив это место в цитадель язычества. Их знаменем стал древний идол Велеса — “скотьего бога”. По словам летописи, в этом идоле “сосредоточились вся сила и все обольщение демонское; живший в истукане злой дух не только своих служителей, но позднее и не твердых в вере христиан, пугал различными страшными призраками, так что опасно было и проходить тем путем”.

Именно Святому преподобному Авраамию было суждено Богом сокрушить идола и повергнуть силу бесовскую. Он принял иночество в молодых летах в Валаамовом монастыре. “По высшему внушению поселился он на берегу озера Неро, невдалеке от Ростова, в жалкой хижине, построенной своими руками. Равноапостольная жизнь Св. Авраамия доставила ему Божественную благодать исцелять расслабленных и недужных, слава старца росла”. (Гр. М.В. Толстой. Книга, глаголемая описания о Российских Святых. — М., 1887, с. 97).

Но “Чудский конец” все еще поклонялся своему идолу, о чем Святой Авраамий очень сокрушался и скорбел. После долгих размышлений он решил, что единственный способ заставить язычников отказаться от поклонения своему идолу — уничтожить сам истукан. Св. Авраамий стал молить Господа помочь ему в таком трудном деле, и молитва его была услышана.

Однажды преподобный, сидя у своей хижины, увидел идущего к нему чудного старца, который сказал, что Господь исполнит желание Св. Авраамия и сокрушит идола, если Авраамий совершит путешествие в Царе-град и помолится там иконе Иоанна Богослова. Пообещав, что Господь сократит его путь, старец покинул Св. Авраамия, а тот немедленно отправился в дорогу.

По слову чудного старца, Св. Авраамий успел пройти всего лишь три версты от Ростова и встретил человека “зело благолепно суща, имеюща в руце трость”. Пораженный его видом, Св. Авраамий невольно пал к его ногам и на вопрос: “Куда он идет”, — поведал о цели своего путешествия. Величественный незнакомец подал ему трость и сказал: “Возвратись обратно к месту твоему; безбоязненно подойди к идолу Велесу; тростью этою и именем Иоанна Богослова свергни его; рассыплется истукан в прах, и обратятся люди неверные к Христу!” С этими словами странник стал невидим.

Св. Авраамий вернулся в Ростов и, подойдя к капищу, в присутствии множества народа именем Господа Иисуса Христа и повелением Иоанна Богослова сокрушил идола Велеса. Пораженные язычники в большом числе приняли христианство.

Преподобный Авраамий немедленно сообщил обо всем ростовскому епископу Исаии и испросил у него благословение на строительство двух храмов: одного — на месте явления ему Св. апостола Иоанна Богослова, а другого — на месте сокрушенного идола. Здесь была построена церковь Богоявления Господня, ставшая началом Богоявленского монастыря. (Титов А.А. Ростовский Богоявленский Авраамиев мужской монастырь, Ярославской епархии. — Сергиев Посад, 1894, с. 8-10).

8.3. Скоро мы увидим посох Грозного Царя в руках Царя-победителя, в руках Государя воскресшей России

Таким образом, посох Святого преподобного Авраамия, который стал жезлом Грозного для врагов России Царя, был послан на Русскую землю Самим Господом через Его любимого ученика, Иоанна Богослова.

Государь Иоанн Васильевич есть прообраз последнего Русского Православного Царя апокалиптических времен, грядущего очистить Святую Русь, выгрызть на ней измену и вымести с нее предателей, оградить ее от антихриста. [Всякому православному ясно, что все враги Святого Царя Иоанна Васильевича, как и всех законных Царей, есть слуги антихриста и враги Христа!] И потому значение посоха, полученного из рук самого Иоанна Богослова, автора Апокалипсиса, трудно переоценить. Становится понятна и ненависть к посоху (предмету неодушевленному!) врагов Царя и Святой Руси, и то, почему так дорожил им Царь.

Дорого достался Государю посох преподобного Авраамия. Когда Царь отправился в 1553 году на богомолье (а он планировал посетить не только Ростов, но и Кириллов монастырь в благодарность за исцеление от тяжелой болезни), враги всячески старались ему помешать. Курбский говорил Царю, что сам Святой Максим Грек предрек через него (хотя прп. Максим только что лично разговаривал с Царем) Государю гибель царевича Дмитрия (Царского первенца), если Иоанн не повернет обратно в Москву[290]. Царь не оборотился с пути. И на одном из привалов кормилица, поднимаясь в струг, уронила полуторагодовалого младенца в реку... Беспредельна злоба злых духов.

И все же мы еще увидим посох Грозного Царя в руках Государя Святой Руси [- Царя-победителя!]

Аминь!

 

Евгений Семенов, диакон. ВАЖНЕЙШИЕ ПОДРОБНОСТИ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ВСКРЫТИЯ ГРОБНИЦЫ ГОСУДАРЯ ИОАННА ВАСИЛЬЕВИЧА ГРОЗНОГО В 1964 ГОДУ[291]           

Последние дни жизни и сама смерть Царя Иоанна Грозного требуют отдельного длительного и кропотливого исследования, так как окружены они всевозможными легендами и клеветою, впрочем, как и вся жизнь и дела Благоверного государя. Мое сообщение касается только вскрытия и обследования гробницы Царя Иоанна Грозного в Архангельском Соборе Московского Кремля в 1964 г.

1. Отравление Царя Иоанна и наследника царевича Иоанна было длительным и хроническим

Летом 1964 г. после предварительных работ, группа, созданная из различных специалистов, в том числе из НИИ Судебной медицины и известного антрополога М.М. Герасимова, приступила к вскрытию гробниц Царя Иоанна Васильевича Грозного, его сыновей Иоанна Иоановича и Феодора Иоановича, а также князя Скопина-Шуйского.

Первое, что обнаружили исследователи после разборки кирпичного надгробия, был могильный камень, на котором было выбито: «в 18 день преставись Царь и Великий князь Иоанн Васильевич всея Руси Самодержец, во иноцех Иона», хотя во многих летописях датой смерти Государя значится 19 марта 1584 г. При обследовании самой гробницы, вырубленной из цельного известняка, был обнаружен небольшой пролом, который был сделан наспех, видимо молотом. По краям пролома сохранились следы копоти от свечи. Вероятно, пытались залезть внутрь гробницы, слегка при этом повредив кости левой стопы Государя. Пролом появился, скорее всего, в 19 веке (1864 г.), когда в Архангельском Соборе проходили работы по проводке отопления. По всей видимости, искали драгоценности.

Внутри же гробница Царя Иоанна Грозного выглядела как простое монашеское погребение. Перед самой смертью Государь принял великую схиму с именем Иона. Вызывают сомнения различные «воспоминания и свидетельства очевидцев» (таких, как англичанин Джером Гарсей и голладец Исаак Масса) о последних минутах жизни Государя, утверждавших что постриг был совершен над мертвым Царем. Постриг совершил митрополит Дионисий, который вряд ли стал бы это делать. Ведь с таким же успехом, в свое время, мог бы быть совершен постриг и над мертвым царевичем Иоаном Иоановичем, отличавшимся благочестивым нравом и желавшим принять монашество в Кирило-Белозерском монастыре, в который он послал огромный вклад. Но царевич был погребен в светской одежде, и, как показало вскрытие гробниц, мощи царевича и Царя Феодора Иоановича были завернуты в шелковые покрывала из камки золотисто-оранжевого цвета. Государь же был облачен в схиму. Черное покрывало и схима сохранились не полностью. Из тканей и облачения лучше всего сохранились: на груди параманд и схима вокруг головы. Параманд был покрыт вышивкой, изображавшей голгофское распятие. Слева у изголовья Государя стоял небольшой голубой кубок из венецианского стекла, по всей видимости, из-под миро.

Кости скелета Благоверного Государя Иоанна Васильевича были расположены правильно. Череп слегка повернут влево. Необычным было расположение костей правой руки. Рука была согнута в локтевом суставе и кисть находилась у подбородка, а не покоилась как обычно на груди. Все кости хорошо сохранились и имеют ровный и чистый вид, тем самым опровергая всевозможные байки и клеветы об «экзотических» болезнях Государя. Кости скелета имеют желтоватый оттенок (в связи с этим, хотелось бы напомнить об афонской традиции погребения и вскрытия захоронений монашествующих). Хотя, по словам Герасимова, это были кости семидесятилетнего человека, так как на поверхности их, особенно в области позвонков, имелись отложения мелких кристаллов солей. Костные наросты (остеофиты) были многочисленны. Все это доставляло Государю Иоанну Васильевичу в последние годы жизни большие страдания и боль при передвижении, которую и современная медицина облегчает с трудом. Череп был среднего размера, с сильно развитым рельефом, слегка выступающим надбровьем и подбородком. Но имелся также ряд особенностей: швы свода черепа свидетельствовали о более молодом возрасте, нежели 53 года; зубы были ровные, крепкие, нестертые, особенно резцы. Кстати, в некоторых летописях говорится, что у Государя до 40 лет были молочные зубы.

Специалистами из НИИ судебной медицины Минздрава СССР были проведены химико-токсикологические исследования останков, которые показали в костях, волосах, ногтях и тканях одежды наличие ртути, мышьяка и меди. В костях Иоанна Васильевича и его сына Иоанна Иоановича обнаружено пятикратное превышение ртути. "Отравление было длительным и хроническим", - делают свое заключение судмедэксперты. Пытаясь объяснить наличие ртути в таком количестве в костях Государя, стали высказываться предположения о возможном длительном ее использовании в лечебных целях. Как раз в это время в XVI веке аптекарем Парацельсом были предложены мази на основе ртути для лечения венерических болезней, которые поспешили приписать государю всевозможные клеветники и злопыхатели. Однако, заключение, сделанное ведущими антропологами, свидетельствует о том, что кости Государя не имеют и малейших признаков этих заболеваний. К тому же, если лечение было столь длительным, то с какого же возраста нужно было лечиться царевичу Иоанну? По всей видимости, с младенчества. Столь высокая и одинаковая концентрация ртути в костях Государя и царевича (до 1330 мкг на 100 г объекта исследования) говорит о том, что травить их начали одновременно, пытаясь устранить с престола не только Царя, но и его наследника.

А вот смерть Царя Феодора Иоановича была скоропостижной. Об этом свидетельствует и наспех исполненный могильный камень, строчки которого выбиты неаккуратно, наискось и с ошибками, а также химико-токсикологическая экспертиза, обнаружившая в костях Феодора Иоановича шестикратное превышение мышьяка (до 800 мкг на 100 г объекта исследования). Причем, эксперты делают вывод: «наиболее вероятно единовременное поступление большой дозы яда».

Достаточно хорошая сохранность костей черепа позволила известному ученому-антропологу М.М. Герасимову воссоздать образ Царя Иоанна Васильевича Грозного. Судя по скелету, Благоверный Государь был высокого роста, около 178 –179 см, хорошо развит, широкоплеч и обладал значительной физической силой. Лицо его было волевое, слегка удлиненное, нос «протяговен» с небольшой горбинкой, сравнительно небольшой рот, высокий лоб, большие глаза и слегка выступающая вперед нижняя челюсть. Полотна Репина, Шварца, скульптура Антокольского и прочих «художников-реалистов» совершенно не соответствуют его истинному облику.

Черты динарского типа, характерного для южных и западных славян Государь унаследовал от бабушки-сербки Анны. Кроме того, среди предков его матери Елены Глинской по мужской линии были белорусы. Но более всего Иоанн Васильевич походил на свою другую бабушку Царицу Софью Палеолог, череп которой также в свое время обследовался специалистами судебной медицины и антропологами и по множественным признакам был однозначно идентифицирован как череп, имеющий близкую родственную связь с черепом Царя Иоанна Васильевича. Таким образом, отбрасываются всякие клеветнические слухи о якобы незаконнорожденности Государя.

2. Почитание в лике местночтимых Святых Царя Иоанна Грозного началось с XVII века

Возвращаясь к обнаруженному после вскрытия гробницы необычному положению правой руки Государя, зададимся вопросом: «А может быть захоронение Благоверного Государя Иоанна Васильевича вскрывалось и раньше?» Археологи считают, что нет. Но у архиепископа Сергия в его «Полном месяцеслове Востока» т.1, изданном во Владимире в 1901 г., находим сведения о «замечательнейших, по словам самого Владыки, по своей полноте и особенностям» так называемых «Рукописных Святцах Ундольского» (№237). «Совершены бысть сии Святцы в лето 7129 (1621 г. от Р.Х.) апреля в 25-й день в Корежемском монастыре». В них чтим: «Июня 10 – обретение телеси Царя Иоанна». По всей видимости, изменение положения правой руки мощей Благоверного Государя связано именно с этим событием. Церковный историк проф. Е.Голубинский (который без особого восторга относился к личности государя Иоанна Васильевича) в своем труде «История канонизации Святых в Русской Церкви» признает, что речь идет о мощях именно Царя Иоанна Грозного, а также отмечает почитание его в лике местночтимых Святых, почитание которых прекратилось по какой-либо причине.

Комиссия, проводившая вскрытие гробницы, не обнаружила следов более раннего вскрытия по той причине, что вскрывалась она не варварски или в спешке, не для разграбления или надругательства над мощями Государя, а с благоговением и любовью к Царю-иноку.

Так судил Господь, что по Его велицей милости, именно в наше время позволил Государь потревожить свои мощи, чтобы люди светские и нецерковные, ища ответы на свои «научные» вопросы невольно дали ответ почему, несмотря на прошедшие века и все усилия клеветников, народ Божий любит и почитает своего Грозного Царя. Почему русские люди с надеждой в сердце притекали ко гробнице Благоверного Государя, прося помощи в своих житейских делах-проблемах, ища справедливости прежде всего в судебных разбирательствах.

«У гробницы его, по усердию многих богомольцев собора, служатся панихиды с поминовением или одного имени Царя Иоанна Васильевича или же с прибавлением к оному имен своих родственников», - пишет в своей книге «Московский придворный Архангельский Собор» протоиерей Н. Извеков в 1916 г.. Среди многих Государей и Великих князей почитаемых в народе и почивающих в Архангельском Соборе, притекали именно к нему. И Благоверный христолюбивый Государь, как заботливая горлица-Иона, покрывает всех своих птенцов крылами своего предстательства и заступничества пред Господом, своего державного служения Богу, Церкви и Земли Русской.

Аминь.

Р. S. После того, как в 1990-х годах провели исследование захоронений московских Великих княгинь и Цариц, был выявлен факт отравления той же ртутью матери Иоанна Васильевича, Елены Глинской (+1538) и его первой жены, Анастасии Романовой (+1560). Это свидетельствует о том, что Царская семья на протяжении нескольких десятилетий была жертвой отравителей из самого близкого окружения. (см. Павел Коробов. Царская усыпальница// Независимая газета от 26.04.2000; Э.Г. Раков, профессор. Химия, археология, история. (http://archive.1september.ru/him/1999/no23.htm).

 

СМЫСЛ РУССКОЙ ИСТОРИИ

Россия имеет особую судьбу в истории человечества – это давно уже известно, давно сказано и доказано. Но и для отечественной истории, и для нашего настоящего самым глобальным является вопрос о русском смысле бытия. По мнению автора, «смысл истории» – некая цель развития – дарован свыше, вложен в человека, в народ, в человечество Господом.

Перевезенцев С.В. К НЕБЕСНОМУ ИЕРУСАЛИМУ[292]

Зимой 1526 г. Василий II женился во второй раз — на Елене Васильевне Глинской, происходившей из Литвы. Но ждать наследника ему пришлось еще четыре года. В этот период великокняжеская чета посетила многие монастыри с молитвами о наследнике. И в 1530 г., в назначенный срок [25 августа] после посещения Пафнутиево-Боровского монастыря, в великокняжеской семье появился первенец — Иван. Поэтому считалось, что будущий Царь Иван Грозный рожден по молитвам Святого Пафнутия Боровского. [«Бездетный Василий, частыми посещениями, притекал к угоднику [преподобному Сергию Радонежскому] и на конец дней своих был утешен рождением Иоанна, от самой колыбели поСвященного Сергию[293]. К нему в раку был положен младенцем сей грозный покоритель трех царств, и как бы отдан на руки Преподобному, коего обитель он столь великолепно украсил в течение долгого своего царствования. У его же раки совершено было крещение Иоанна тремя великими старцами: Св. Даниилом Игуменом Переяславля, престарелым Вассияном затворником Волоколамским, и самим Игуменом лавры Иоасафом, который в последствии вступил на престол Митрополии Российской»[294]] …

1. Иван Грозный оказался первым русским, которого Господь благословил на тяжкие Царские труды

Иван IV Васильевич (1530—1584), прозванный позднее Грозным, вступил на престол в трехлетнем возрасте. С малых лет Иван Васильевич несомненно воспитывался в духе ожидания восшествия на российский престол Великого православного Государя, истинного Помазанника Божьего. И постепенно сознание собственной богоизбранности, собственного исключительного положения не только в русском обществе, но и во всем мире стало для него неоспоримым. Поэтому по-настоящему понять мотивы, которые руководили Иваном Грозным на протяжении всей его жизни, можно только через призму его религиозно-мистического мировосприятия.

В годы малолетства Великого Князя государством управляла Елена Глинская с Боярской думой. Но в 1538 г. Елена Глинская внезапно умерла, и власть захватили бояре. С детства Иван IV оказался окружен интригами и ожесточенной борьбой между различными боярскими группировками. Этот факт оказал значительное влияние на формирование характера молодого Государя. Чуть позже, в 1551 г., Иван Васильевич говорил, что после смерти матери, когда «боляре наши улучиша себе время сами владеша всем царством самовластно», и сам Государь поддался их влиянию «и навыкох их злокозненныя обычаи, и тояжде мудрствовах якоже и оне». «И от того времени и доднесь, — сокрушается Иван IV, — каких зол не сотворих пред Богом, в каких казней не послал на нас Бог, приводя нас на покаяние».

В качестве «казней Божиих» Иван Грозный приводит множество примеров различных, в том числе в стихийных бедствий. Но главным событием, вернувшим Ивана на путь истинный, стали грозные события 1547 г., когда в Москве произошли три страшных пожара, последний из которых вылился в восстание горожан.

Казалось бы, все ясно — напуганный пожаром и восстанием, Иван Васильевич пошел на резкое изменение и собственного поведения, и общей политической линии. Но столь простое решение не объясняет главного — почему Иван Васильевич «познах своя согрешения» и припал к Богу с «истинным покаянием»?

Дело, как представляется, в том, что бедам, обрушившимся на Москву весной — летом 1547 г., предшествовало событие не только исторического, но и религиозно-мистического характера — 16 января великий князь Иван IV Васильевич принял Царский титул. Московское великое княжество превратилось в Российское царство. [А русский народ получил название и служение народа Божьего!] С исторический точки зрения, Иван IV решился на поступок, который не позволили себе совершить ни его дед, ни его отец. Став Царем (первым русским Царем!), он оказался приравненным к величайшим Государям прошлого и настоящего и наконец-то исполнил долгожданную мечту, лелеемую в русском сознании, — Русское царство теперь стало полновластным наследником величайших христианских государств.

Но венчание на царство исполнено глубочайшего религиозно мистического смысла. Как отмечал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, для православного сознания «помазание Царей Святым миром имеет свое основание в прямом повелении Божием...». Над каждым верующим это таинство совершается лишь единожды — сразу после крещения. «Начиная с Грозного, — пишет митрополит Иоанн, — русский Царь был единственным человеком на земле, над кем Святая Церковь совершала это таинство дважды, — свидетельствуя о благодатном даровании ему способностей, необходимых для нелегкого Царского служения». Таким образом, с православной точки зрения, Иван Грозный оказался единственным на земле человеком, которого Господь благословил на тяжкие Царские труды. [Таким образом, кто дерзает хулить Богопомазанников, в том числе и Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного, тот не верит в силу Божьего благословения, не верит, что сердце царево в руце Божiей (Притч. 21,1), не верит утверждению Бога: Мною цари царствуют и повелители узаконяют правду (Притч. 8,15), а потому не имеет православного мировоззрения и не является православным христианином. При этом не имеет значение, кем такой человек является – мирянином или Священнослужителем!]

Наверное, сам юноша-Царь не понимал этого поначалу в полной мере. И только страшные события, последовавшие сразу же за венчанием на царство, убедили Ивана Васильевича в том, что он обязан покаяться в грехах и начать исполнять свое высочайшее предназначение неуклонно и ревностно. Иначе и он сам и царство, ему вверенное, будут ввергнуты Господом в еще более страшные испытания. Так что слова Царя о «казнях Божиих» были для него совсем не пустыми звуками [в течение всей его жизни!].

«Казни Божии» — это испытание, посланное Господом юному Царю, ради духовного очищения и более глубокого познания Господней воли. Может быть, под влиянием «казней Божиих» Иван Васильевич в свои семнадцать лет впервые в жизни познал радость проникновения в Божий Промысел и понял свою, Царскую, ответственность перед Господом за народ свой. [Этим объясняется милосердие Царя Иоанна Грозного к тем людям, через которых «казни Божии» посылались Царю. Если же эти люди обеспечивали «казни Божии» его подданным или мешали выполнять ему волю Бога, то милосердие заменялось правосудием!]

Озаботившись и приняв на себя этот груз ответственности, Иван IV приблизил к себе и новых советчиков. В первые годы царствования Ивана IV вокруг него образовался круг приближенных, которых с легкой руки современника Царя и одного из ближайших советников того времени Андрея Курбского стали называть «Избранной радой». …

2. "Мудрые" советники пытались Богопомазанника подчинить себе

Душой «Избранной рады» был пресвитер Благовещенского собора и духовник Царя Сильвестр. Влияние, которое оказывал Сильвестр на Ивана Васильевича, было велико, ведь беседы с Сильвестром образовывали у Ивана Васильевича и определенную систему религиозных воззрений. А в силу того, что сам Сильвестр был близок к «нестяжателям», то и воззрения эти строились на фундаменте нестяжательского учения. Во всяком случае, во многих речах и делах Ивана Васильевича в первые годы царствования прослеживаются «нестяжательские» мотивы.

Сильвестр пытался привить Ивану Васильевичу и «нестяжательское» понимание сути Царской Власти. По убеждению «нестяжателей», «благочестивый Царь» обязан править государством только с помощью «мудрых» советников. При исполнении этого условия и станет реальностью вековая мечта об «истинном» православном царстве, глава которого — «благочестивый Царь» — понесет свет истины по всем земным пределам. И, судя по всему, Иван Васильевич поначалу поддавался такому влиянию, следуя советам своих духовных наставников из «Избранной рады». [Даже если забыть, что попом Сильвестром стоял князь Владимир Старицкий, незаконно домогавшийся Царского Самодержавного престола, то и то это пример неправомочного перенесения монашеского делания в мирскую жизнь, причем не просто в мирскую жизнь, но в Царское служение Богопомазанника. Ложность "нестяжательного" понимания сути Царской Власти заключается в том, что такое понимание основывается на исповедании того, что сердца "мудрых" советников в руце Божiей, а не сердце Царское. Но Православная Церковь в соответствии со словом Божием учит иначе!

Даже безбожник, советский доктор исторических наук Д.Н. Альшиц, отмечает: «Мысль о том, что Самодержец обязан во всем подчиняться Богу и его установлениям, проходит через все “Послание Царю” [Сильвестра]. Догмат (???) о низведении Царя перед Богом на уровень обычного смертного, как бы, сам собой переходит в подобных рассуждениях церковных иерархов в догмат (???) подчинения Самодержца представителям Бога на земле – Священнослужителям»[295]. Конечно же, Царь по учению Церкви не может быть низведен до уровня холопа, ибо от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 12,48). Холопу дано во много раз меньше, чем Богопомазаннику, а потому с Царя во много раз спрос больше! А потому Царь и не имеет право свою власть не только кому-либо отдавать, но и делить с кем-либо, тем более с попом! А вот то, что попы во все времена пытались и пытаются украсть власть Богопомазанника, то советским историком Даниилом Натановичем, врагом как Бога, так и Самодержавия, подмечено очень и очень верно!

Позднее Царь Иоанн напишет: «Неужели же это свет – когда поп и лукавые рабы правят, царь[296] же только по имени и по чести – Царь, а властью нисколько не лучше раба? И неужели это тьма – когда Царь управляет и владеет царством, а рабы выполняют приказания? Зачем же и Самодержцем называется, если сам не управляет?»[297] «…когда Бог избавил евреев от рабства, разве Он поставил над ними Священника или многих управителей? Нет, он поставил над ними единого Царя – Моисея, священствовать же приказал не ему, а брату его Аарону, но Аарону зато запретил заниматься мирскими делами; когда же Аарон занялся мирскими делами, то отвел людей от Бога. Видишь сам, что не подобает Священникам творить Царские дела!»[298] «Подумай, какая власть создавалась в тех странах, где цари слушались духовных и советников, и как погибли эти страны! Неужели и нам посоветуешь так поступать, чтобы тоже придти к гибели? Это ли благочестие – не подавлять злодеев, не управлять царством и отдать его на разграбление иноплеменникам? Этому, по-твоему, учат Святители? …Одно дело – спасать свою душу, а другое дело – заботиться о телах и душах других людей... Пойми же разницу между отшельничеством, монашеством, Священничеством и Царской властью. Прилично ли Царю, например, если его бьют по щеке, подставлять другую? Это ли совершеннейшая заповедь; как же Царь сможет управлять царством, если допустит над собой бесчестие? ...пойми же ... разницу между Царской и Священнической властью!» (Иоанн Грозный. Первое послание Курбскому. 1564. Стр. 53-54, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

3. Царь Иоанн приходит к убеждению, что Божественную миссию Богопоманника он должен нести один, не доверяя ее никому

Важнейшей вехой во взаимоотношениях с «Избранной радой»] стала великая Казанская победа — завоевание Казанского царства в 1552 г. Сам смысл Казанского похода 1552 г. виделся и Государю и всему его окружению не только в его политическом значении, но и в значении религиозном — это был поход православного народа против «агарян». Позднее Грозный напишет: «Мы с Божией волей с крестоносной хоругвью всего православного христианского воинства ради защиты православных христиан двинулись на безбожный народ казанский».

И здесь следует помнить, что завоевание и покорение Казанского царства было не только делом жизни Ивана IV, но делом всех его предков, московских Государей. Более того, взятие Казани не только ознаменовало собой исполнение трехвекового чаяния русского народа, но и стало началом нового этапа в жизни России. Поэтому многим людям того времени и самому Ивану Васильевичу виделся в этом событии глубочайший мистический смысл — это был знак Божий, свидетельствующий об особом расположении Господа к Своему Помазаннику.

После взятия Казани, в 1556 г., последовало завоевание Астраханского царства, а в 1558 г., не обращая внимания на все протесты ближайших советников, Иван Грозный начал войну в Ливонии. В те же годы затеял он войну и с Крымским ханством. Причем во всех случаях на первый план выдвигались мотивы не политического, а религиозного характера. Так, в 1560 г. в послании императору Фердинанду I русский Царь заявлял, что Ливонская война ведется против тех, кто «преступили заповедь Божию», «впали в Люторову ересь» и поэтому справедливой целью войны является борьба за восстановление «старого закона» — православия.

Но именно после взятия Казани Иван Васильевич впервые по-настоящему ощутил собственную богоизбранность и пришел к убеждению — обязанности Помазанника Божиего он должен нести один, не доверяя никому эту Божественную миссию. И тогда же убедился он, что ему не нужны никакие советники [ибо только с Богопомазанником Господь говорит устами к устам и явно, а не в гаданиях (Чис. 12,8)]. Недаром Андрей Курбский вспоминал, что уже на третий день после битвы Иван Васильевич разгневался на всех и заявил: «Ныне, рече, обронил мя Бог от вас!» А позднее, когда Царю пытались говорить о роли военачальников и простых воинов в Казанской победе, это всегда вызывало его бешеное раздражение, ибо в таких рассуждениях Иван Грозный видел только покушение на свою решающую роль, определившую исход сражения. [Духовноповрежденный ересью цареборчества и демократии увидет в этом гордыню Царя Иоанна, а православный – не дерзнет украсть победу у Бога, украв ее у Богопомазанника!]

Итак, взятие Казани значительно повлияло на религиозное и политическое самосознание Царя, чего или не поняли его советники, или, увидев наступившие перемены, испугались их. Может быть, и этим испугом объясняется поведение Сильвестра и других бояр во время болезни Ивана IV в марте 1553 г. Царь заболел столь тяжело, что, ожидая смерти, велел своим приближенным присягнуть на верность малолетнему царевичу Димитрию. Но многие, в том числе и Сильвестр, проявили серьезные колебания. Впоследствии Иван Грозный будет рассматривать эти колебания как измену [причем не столько ему, как человеку, а Самому Богу, ибо присягу малолетнему царевичу требовал не Иоанн Васильевич, а Сам Бог Своим законом о престолонаследии], а в летописных источниках появится версия о том, что Сильвестр, предав Царя, присягнул Владимиру Старицкому.

Наверное, сомнения Сильвестра и многих других объясняются не только политическими расчетами, но и их религиозно-философскими взглядами. Ведь для мыслителей «нестяжательского» направления духовная роль Царского наставника виделась как высшая по отношению к светской власти Государя. Кроме того, идея «благочестивого Царя» необязательно должна была связываться с конкретным человеком, в данном случае с Иваном IV. Иначе говоря, оказывалось, что Сильвестр почел православную истину выше и отдельно от персоны Ивана IV. Для самого Ивана Васильевича это могло означать лишь одно — не только политическую, но и религиозную измену. [Святой Царь Иоанн совершенно однозначно поставил диагноз болезни своих "наставников" – ересь цареборчества, а значит они - христоборцы, ибо христос – это помазанник.]

И в конце 50-х гг. ХV в. между Царем и его «Избранной радой» наступает явное охлаждение [ибо Царь понял что они другого духа, а значит они служить Богу не будут, а будут ему мешать его Царскому служению]. В конце концов в 1560 г. и Сильвестр и Адашев были удалены из Москвы, а после смерти Царицы Анастасии Романовны Захарьиной-Юрьевой, обвиненные в ее отравлении, заочно осуждены и отправлены в ссылку.

4. Религиозно-мистическое учение о Царской Власти

Тогда же начались и первые гонения Ивана Васильевича на «бояр и вельмож», многие из которых пытались скрыться от Царского гнева за границей. Бежал за границу и бывший Царский воевода А.М. Курбский. В 1564 г., уже из Литвы, он написал свое первое послание Царю, в котором публично обвинил его во всех грехах. В ответ Иван IV пишет свое послание. И именно в нем Царь формулирует уже совершенно устойчивую религиозно-мистическую концепцию Царя — Помазанника Божиего, облеченного Высшей Благодатью на труды свои. Причем важно отметить, что эта концепция появилась, во-первых, еще до введения опричнины и, во-вторых, стала религиозно-мистическим обоснованием ее введения.

4.1. Только неограниченная Самодержавная, Единовластная Власть является Богоугодной Властью в России

Послания Ивана Грозного Курбскому — это уникальный религиозно-философский памятник, ибо в них впервые в русской истории сам Государь полностью, в законченном виде сформулировал, исторически и религиозно-философски обосновал основные принципы Самодержавной власти русских Монархов. Один из важнейших принципов — полнота Самодержавной власти. Не случайно в Первом послании Курбскому Государь Иван Васильевич приводит немало исторических доказательств того, что полная Самодержавная власть намного более эффективна в достижении стоящей перед Россией великой мистической цели. Анализируя события давнего и не давнего прошлого, государь стремится показать, что «многоначалие» или же подчиненность правителя церковной власти во все времена приводили к кризису и распаду великих держав. Основываясь на этом историческом опыте, Иван Грозный и утверждает необходимость и возможность только неограниченно Самодержавного, единовластного правления в России, если Российское царство хочет исполнить возложенную на него вселенскую миссию по утверждению истинного православия. Иван Васильевич с недоумением вопрошает: «И неужели это тьма — когда Царь управляет и владеет царством, а рабы выполняют приказания? Зачем же и Самодержцем называется, если сам не управляет?» В этом заключался кардинальный политический разрыв Ивана Грозного в с «Избранной радой» в с «нестяжательской» традицией. [Невыполнение воли Бога приводит действительно к нестяжанию… благодати Божьей!]

Но главное место в рассуждениях Ивана Васильевича занимает осмысление собственной роли в борьбе за спасение мира. И здесь Государь формулирует второй принцип — Божественное происхождение Самодержавной власти. Более того, Иван Грозный обосновывает тезис богоизбранности самого Государя. [Надо ли напоминать, что тезис о богоизбранности Богопомазанника, а не духовника его, а не Священнослужителей и "Избранных рад", могут понять и принять только православные христиане, все остальные же этот тезис о богоизбранности Помазанника Божьего будут отвергать и на его место будут предлагать избранников человеков!]

Об этом свидетельствуют многочисленные слова самого Ивана Васильевича. «Исполнение этого истинного православия Самодержавство Российского Царства началось по Божиему изволению от Великого Князя Владимира», — пишет Царь в начале Первого послания Андрею Курбскому, утверждая тем самым принцип Божественного происхождения государевой власти на Руси. О себе же он говорит: «...По Божию изволению и по благословению прародителей и родителей своих, как родились на царстве, так и воспитали и возмужали, и Божиим повелением воцарились, и взяли нам принадлежащее по благословению прародителей своих и родителей, а чужого не возжелали».

В дальнейшем в своих аргументах против Курбского Иван Грозный главным доказательством постоянно в разных вариациях приводит одну и ту же незыблемую для него истину — только он, Иван IV, является истинным богоизбранным Самодержцем Российским, ибо так повелел Господь. И никто не имеет права покушаться на его власть. «Кто противится такой власти — противится Богу!» — восклицает он.

С этой же точки зрения следует оценивать позицию Ивана Грозного по отношению к любым покушениям на его Самодержавство. «Почему же ты взялся быть наставником моей душе и телу? — возмущается Грозный обвинениями Курбского. — ...Ты же кем послан? И кто тебя сделал Архиереем и позволил принять на себя учительский сан?» Иван Грозный видел в подобного рода претензиях своих приближенных только одно — покушения на Самого Бога. «Ибо дьявол исторг из твоего сердца, — обвиняет Иван IV Курбского, — посеянную там истинную веру в Бога и преданную службу нам и подчинил тебя своей воле... Русские же Самодержцы изначала сами владеют своим государством, а не их бояре и вельможи!» — однозначно заявляет он. И, продолжал «бесовскую» тему, пишет: «Вы ведь еще со времени моей юности, подобно бесам, благочестие нарушали и державу, данную мне от Бога и от моих прародителей, под свою власть захватили».

4.2. Главный смысл Власти Русского Самодержавного Государя состоит в том, чтобы нести Свет Истины по всему миру

Конечно же все приведенные здесь и многие оставшиеся за пределами цитирования слова Ивана Грозного не могли быть лишь формой выражения лицедейства или просто литературным приемом. Нет, все это свидетельства глубоко продуманного, внутренне обустроенного миросозерцания человека, который не один час и день поСвятил осмыслению собственного пребывания на бренной земле, проникновению в смысл собственной жизни. Более того, все эти слова Грозного — вовсе не жалкая попытка оправдать жажду власти, непомерно раздутое желание повелевать людьми. Власть в данном случае это не прихоть Царя, а обязанность, возложенная на него Господом. И воспринимает он эту власть не как способ самоутверждения, но как тяжелейшую повинность Божию, как подвиг служения Господу. И вот здесь Иван Грозный формулирует третий принцип Самодержавной власти: главный смысл власти русского Самодержавного Государя состоит в том, чтобы нести свет истины по всему миру, устроить и свою страну, а то и весь мир по Божественным заповедям.

Иван Васильевич писал: «Я же усердно стараюсь обратить людей к истине и свету, чтобы познали единого истинного Бога, в Троице славимого, и данного Богом государя...» И не случайно чуть позднее в ответе протестантскому пастору Яну Роките Иван Грозный подчеркивал всемирный характер православия: «С тех пор как Бог просветил прародителя нашего благочестивого Великого Князя Владимира... с тех пор и доныне именуется наша вера не русской, но христианской. Потому же и всюду, по всей земле, где истинная вера христианская, зовутся люди христианами, а где зовутся иным именем, по названию земли, тут ересь и раскол, а не истинная вера».

Итак, в Первом послании Курбскому Иван Грозный впервые свел в единую систему основные принципы Самодержавной власти русских Государей. Но понимание методов воплощения этих принципов в реальную историческую практику связано уже исключительно с личными качествами Ивана Грозного, с его личным мировоззрением, как политическим, так и религиозно-мистическим.

4.3. Страхом спасайте, исторгая из огня

Важнейший из этих методов — страх Божий. В ответ на очередное обвинение Курбского Государь приводит слова апостола Иуды (1,22—23): К одним будьте милостивы, отличал их, других же страхом спасайте, исторгая из огня. И комментирует приведенные апостольские слова: «Видишь ли, что апостол повелевает спасать страхом? Даже во времена благочестивейших Царей можно встретить много случаев жесточайших наказаний».

По сути дела, в этих словах выражена вся программа действий Ивана Грозного — страхом Божиим обратить людей к истине и свету, а значит, спасти их души. И в этом смысле русский Царь вполне серьезно считает, что он должен исполнять и мирские и духовные обязанности, ибо Царская Власть объединяет их в одно целое и неразрывное.

Но вот что интересно — Иван Грозный понимал суть Царской Власти в мистическом духе как разновидность монашеского подвига. Недаром в одном из посланий он говорит о себе — «наполовину я уже чернец...» («исполу есмь чернец,..» — в древнерусском оригинале). Вот это мироощущение — «наполовину я уже чернец...» — и определяло избранную Иваном Грозным линию поведения в мирской жизни.

Монашеский подвиг исполнять ведь можно тоже по-разному. Нил Сорский видел его суть в «умной» молитве, Иосиф Волоцкий — в строгом соблюдении устава. Но Иван Грозный, судя по всему, пошел иным путем, возродив на Руси идею древнего аскетизма в том виде, как ее понимали самые первые русские монахи — в виде «истязания плоти», — и перенеся ее правила на мирскую жизнь.

Создается впечатление, что, считая себя воплощением Божественного Замысла на Земле, Иван Грозный внутренне уверился и в том, что он имеет полное и несомненное право относиться к собственному государству и к собственному народу, как к телу, которое просто необходимо истязать, подвергать всяческим мучениям, ибо только тогда откроются пути к вечному блаженству. И только пройдя через страх Божий в его самом непосредственном, телесном выражении, Российское государство, ведомое своим Государем-иноком, придет к «истине и свету». [Напомним тем, кто, может быть, забыл. Сердце царево в руце Божiей, причем любого Царя, тем более сердце Богопомазанника! Это Господь через царей управляет его подданными и ведет в Небесный Иерусалим! А Святой Царь Иоанн законный Царь семени Давида, о котором сказано: И он пас их (русский богоносный народ и земную Церковь Христову) в чистоте сердца своего и руками мудрыми водил их (Пс. 77,72).]

Вот и должен Государь вести Святую войну против всех врагов правой веры, и прежде всего против бояр-злобесников, посягающих на его Богом данную власть. Поэтому казни и преследования, совершаемые Государем, вовсе не плод его больной воспаленной фантазии, не следствие самодурства и нравственной распущенности. Это — совершенно сознательная борьба с изменниками Богу, с теми, кем овладел бес, кто предал истинную веру. Иван Грозный, карая измену, последовательно и целенаправленно отсекал от «плоти» Русского государства все греховное. И недаром писал он: «Никого мы из своей земли не изгоняли, кроме тех, кто изменил православию. Убитые же и заточенные, как я сказал выше, получили наказание по вине». [А раз они уже наказаны Богопомазанником на земле, то за наказанный грех они не будут наказаны Правосудным Богом на Страшном Суде, а потому вероятность спасения для них увеличивается.]

И тогда открываются причины многих позднейших поступков Царя. Так, осуществленное в 1565 г. разделение государства на две части — земщину и опричнину — объясняется помимо всего прочего еще и тем, что земщина представляет собой часть «плоти» единой Русской земли, которую Государь подверг жесточайшему истязанию, дабы проучить врагов православия и поселить в их душах страх Божий. Потому в войско опричное изначально строилось по принципу военно-монашеского ордена, главой которого является сам Царь, исполнявший обязанности игумена.

Можно сказать, что уже в 1564 г. в Первом послании Курбскому Иван Грозный сформулировал собственную идею «богоизбранного инока-Самодержца», которую выдвинул взамен идеи «благочестивого Царя», столь трепетно лелеемой его бывшим окружением, близким к «нестяжательским» традициям.

5. Царь Иоанн Грозный достиг того, что по всей Русской земле — одна вера, один вес, одна мера! Только он один и правит!

В 60-е гг. ХV в., благодаря опричнине значительно усилилась личная власть Царя. Длительная борьба с крамолой и изменами привела к тому, что Иван Грозный превратился в безраздельного властителя, ограниченного лишь собственной волей и собственными желаниями. И хотя продолжались собираться Земские соборы, но решающего значения деятельность их не имела.

Самодержавную полноту власти Ивана IV отмечали и все иностранцы, посещавшие Россию в ХVI в. Например, немец Г. Штаден, некоторое время бывший наемником в опричном войске, писал, оценивая итоги опричнины: «Хотя всемогущий Бог и наказал Русскую землю так тяжко и жестоко, что никто и описать не сумеет, все же нынешний Великий Князь достиг того, что по всей Русской земле, по всей его державе — одна вера, один вес, одна мера! Только он один и правит! Все что ни прикажет он все исполняется и все что запретит — действительно остается под запретом. Никто ему не перечит: ни духовные, ни миряне».

[Вам теперь понятно, почему так ненавидят Святого Царя Иоанна те, кто не имеет Духа Святого, особенно те, кто Его должен иметь по своему сану - Архиереи Истинного Бога - и рабы Архиереев? Ведь Богопомазанник Иоанн очень хорошо выполнил свое Царское служение: проучить врагов православия и поселить в их душах страх Божий. Кроме того, Святой Царь Иоанн дал пример всем Царям семени Давида и, в первую очередь, последнему Царю из Дома Романовых – Царю-победителю, который будет служить Богу и пасти богоносный русский народ, Иакова, и земную Церковь, Израиля, (Пс. 77,71) в дни перед Вторым Пришествием Иисуса Христа.

Архиепископ Аверкий записал слова Святителя Феофана Полтавского (Быстрова): “Я не говорю от себя. А то, что я слышал от богодухновенных старцев, то и передал... Господь помилует Россию ради малого остатка истинно верующих. В России, говорили старцы, по воле народа, будет восстановлена Монархия, Самодержавная власть. Господь предызбрал будущего Царя. Это будет человек пламенной веры, гениального ума и железной воли. Он [как Богопомазанник] прежде всего наведет порядок в Церкви Православной, удалит всех неистинных, еретичествующих и теплохладных Архиереев. И многие, очень многие, за малыми исключениями, почти все будут устранены, а новые, истинные, непоколебимые Архиереи станут на их место. По женской линии он будет из рода Романовых.”[299]Он будет Божиим избранником, послушным Ему во всем”,[300] – предсказывал Святитель Феофан Полтавский.

Нынешние Архиереи это и другие подобные пророчества, конечно, знают, а потому, борясь с почитанием Святого Царя Иоанна Грозного, пытаются избежать своей страшной участи. Им можно задать только один вопрос: “А вы во всемогущество Бога-то веруете?” Если да, то вы должны понимать, что ни Бог, ни Его Помазанник поругаемы не будут! А вот всех ненавидящих и Бога, и Богопомазанника найдет десница Его. Во гневе Своем Господь погубит их, и пожрет их огонь. И будет истреблен всякий плод их с земли и семя их – из среды сынов человеческих, ибо они предприняли против Бога и Его Помазанника злое, составили замыслы, но не могли выполнить их (Пс. 20,10-12). Этот псалом в дореволюционных молитвословах печатался как образец молитвы о Царе. Не о правящем епископе Москвы (о патриархе в "патриарший" период), не о духовном отце или о старце, а о царе, в первую очередь о Богопомазаннике!]…

6. На иконе «Церковь воинствующая» центральная фигура всадника с жезлом-крестом в руке – это Царь Иоанн Грозный

Именно в царствование Ивана IV Васильевича осмысление роли и места Российского царства в мировой истории достигает высочайшего напряжения. Именно в его правления были сформулированы важнейшие смысловые и целевые установки движения Российского государства и русского народа по историческим дорогам.

Начиная с первой половины ХVI столетия символические «идеалы-образы», которым стремилась соответствовать Россия, развивались все больше в направлении исторических и библейскях аналогий. «Новый Киев», «Новый Царьград», «Новый град Константина», наконец, «Третий Рим» — все это ступени, по которым русское религиозно-мистическое сознание приближалось к главным «идеалам- образам», напрямую связанным с идеей богоизбранности, — «Новый Израиль» и «Новый Иерусалим».

Понятия «Иерусалим», «Сион», Израиль» восходят к библейской ветхозаветной символике. «Новый Иерусалим», согласно Откровению Иоанна Богослова, — это Святой город, новый, сходящий от Бога с неба символ чистоты и правды, ибо слава Божия осветила его и спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою (Откр. 21,2; 23—24). «Израилем» в Библии называется избранный Господом народ. Образ «Сиона», Святой горы в Иерусалиме, в Библии трактуется как «вышний Иерусалим» (Евр. 12,22.), как символ присутствия и благословения Божиего (Пс. 128,5; 132,13; Ис. 8,18; 24,23; Евр. 12,22; Откр. 14,1).

Следовательно, Москва, называемая «Новым Иерусалимом» и «Новым Сионом», и Россия, именуемая «Новым Израилем» означают признание богоизбранности Российского государства в сочинениях древнерусских книжников [в толкованиях Святых отцов Церкви].

В ХVI в. самым значительным символом превращения Русского государства в Святую Русь стала икона «Благословенно воинство Небесного Царя», известная также под названием «Церковь воинствующая». Эта икона создана в начале 50-х гг. ХVI в. во время войны с Казанским царством. Она стояла в Успенском соборе, рядом с Царским местом. Следовательно, этой иконе и сам Государь, и вся мыслящая Россия придавали огромное значение.

В иконе «Благословенно воинство Небесного Царя» символически представлен весь религиозно-мистический и всемирно-исторический смысл бытия России на Земле, тот великий духовный смысл, который придавали бытию России древнерусские книжники. На иконе представлена панорама всемирной и русской истории — от битвы византийского императора Константина с его противником Максенцием до взятия Казани. Таким образом, победа над «бусурманской» Казанью приравнивается к великим битвам христиан во имя Христово, во имя защиты Святой веры. А сам Иван Грозный ставится в один ряд с императором Константином, который почитается как равноапостольный Святой, ибо первым признал христианство государственной религией в 304 г.

На иконе движущееся православное воинство предводительствует сам архангел Михаил. Вслед архангелу Михаилу устремились три вереницы воинов. …[Мы видим на иконе не только абстрактное изображение членов земной, воинствующей Церкви, сплотившихся вокруг центральной фигуры предводителя (средняя колонна воинов), но и выступивших ей на помощь небесных заступников Святой Руси, Святых князей и воинов. Это конкретные исторические личности: свв. Князья Дмитрий Донской, Феодор Ярославский с сыновьями Давидом и Константином, Александр Невский, Борис и Глеб и множество других защитников земли Русской из рода Рюриковичей.[301]]. В центре композиции, в Царском венце и с …[крестом-посохом-скипетром в руках Царь Иван Грозный][302]. …[Икона представляет «то, что можно увидеть только духовными очами – единение Церкви Воинствующей и Церкви Торжествующей, участие в человеческой жизни небесных заступников Руси.

Вся архитектура, вся живопись этого периода [50-е—60-е годы ХVI века] задумана и создана как памятник, прославляющий величайшее событие в истории Московской Руси: венчание на царство Иоанна IV, знаменовавшее завершение длившегося сто лет осмысления русским народом процесса перехода миссии удерживающего от Константинополя к Москве. Именно эта фигура соизмерима по своему масштабу с фигурой Архистратига Михаила. Она является не только геометрическим, но и смысловым центром композиции. Сплотились вокруг Царя воины-копейщики, оглянулся и вопросительно смотрит на него воин знаменосец, скащущий перед войском, даже сам Архистратиг Михаил повернулся к Царю и словно призывает его смелее двигаться вперед.»[303]]

Православное воинство движется от горящей крепости (видимо взятой в 1552 г. Казани) к Небесному Иерусалиму. А это значит, что Русь теперь окончательно осознала духовный смысл своего земного существования и цель своего исторического развития — устроение Царствия Небесного, спасение и вечная жизнь в Небесном Иерусалиме.

[Центральная фигура царственного всадника с жезлом-крестом в руке указывает на его «миссию: быть водителем народа Божьего на пути из греховного мира (града обреченного) к земле обетованной, Небесному Иерусалиму.»[304] Вячеслав Манягин убедительно показывает правомочность появления изображения Святого Царя Иоанна «в центре иконы “Благословенно воинство Небесного Царя”. Это было признание Священной вселенской миссии Русского Государя, учитывая его значение в возведении Третьего Рима и эсхатологическом исходе новозаветного Израиля из обреченного града мира сего»[305].] …

7. Россия, готовилась только к одному, но самому важному деянию — к битве с антихристом, к спасению от него всего мира

Итак, в середине ХVI в. Россия мыслилась как один из главных участников борьбы с антихристом. Только сохраняя свет правой веры, соблюдая Божии установления, Россия в своей земной жизни могла оставаться оплотом Божией правды, одним из немногих островков, на котором собираются силы для Последней битвы. Следовательно, обособление от другого — «антихристова» — мира, стремление к сохранению внутренней чистоты нужны были России для того, что бы в решающий момент иметь в себе силы выступить на стороне Добра против Зла.

В этом и состоял главный смысл исторического, земного бытия России. Россия, как особый мир, готовилась только к одному, но самому важному деянию — к битве с антихристом, к спасению от него всего мира. Более того, русские православные люди стремились побороть антихриста еще до его прихода на Землю, а если и не побороть, то максимально ослабить его воинство и отсрочить время его воцарения на Земле. И задача Церкви и светской власти виделась в одном — приуготовлении народа русского ко Второму пришествию. Для православного человека, для всей православной Руси в этом была величайшая духовная радость — присоединиться к Христову воинству, побороть в Последней битве антихриста и тем самым обрести надежду на вечное спасение, которого удостоит Господь Своих праведников на Страшном суде.

ВИТЯЗИ СвятОЙ РУСИ[306]

Ларионов В. ЗАГАДКА БЕЛОГО ЕДИНОРОГА С ПЕЧАТЬ БЕЛОГО Царя      

Иоанн Грозный! Страшное имя для всех доморощенных и заморского посола либералов и гуманистов. Славное и Святое имя для многих консервативно мыслящих православных соотечественников. Для большинства же он загадка. Общественному сознанию трудами либеральных историков давно навязана ложная бинарная схема. Кто он, Иоанн IV, гений или злодей — обычно патетически вопрошают исследователи этого идейного лагеря с первых же страниц своих трудов. Он не гений и не злодей, в обыденном понимании современного, ущербного сознания людей, не имеющих в своем мироощущении категорию Святого и непостижимого, категорию, не достижимую простым интеллектуальным, а часто и не очень интеллектуальным усилием.

1. Иоанн Грозный — Священный и воистину Грозный Монарх, дарованный Русскому Народу по Милости Божией

Иоанн Грозный по ту сторону добра и зла. Он не принадлежит векам, когда добро и зло потеряли свою онтологическую сущность и стали восприниматься как относительные понятия приносящих благо деяний или деяний, лишающих блага, а то и самой жизни, одинокую, вырванную из исторического и социального контекста личность, понимающую под плодами добра возможность наслаждаться материальными благами и ставшей их служанкой — индивидуальной жизнью здесь и сейчас, в эту секунду.

1.1. Библия являет опричнину Грозному, хотя для нее был свой повод, но оправдание— в Библии

Более того, Забелин считал, что столь блестяще справиться с такой сложной задачей не смог бы никто, кроме Иоанна Васильевича, бывшего воистину гением на Троне. Иван Забелин сказал об Иоанне Грозном те же слова, которые впоследствии говорили о Бисмарке и его детище - единой Германии. Мы можем ругать, критиковать Грозного с разных позиций, но по чести мы обязаны признать, что плодами его трудов по искоренению духовной и государственной крамолы и измены высших слоев русского общества стало незыблемое Православное Царство, пережившее не только Смутное время, но и другие исторические бури и грозы, и единый православный русский народ, живущий и в наше время! Он создал Единую и Неделимую Россию, чудом живую и поныне, не только как идеал, но и политическая возможность! Если бы не опричная «революция» сверху, Смутное время в России началось бы на сто лет раньше, и его счастливое окончание было бы более чем сомнительно. Так считал Иван Забелин. В этом же и у нас нет никаких сомнений.

Из дневников И.Е. Забелина нам известен один примечательный случай. В 1891 году, 8 января, в дневнике великого русского историка появляется следующая запись: «Приходил в музей преподаватель классической гимназии в Владикавказе Терской области Константин Фомич Келдыш знакомиться и с поклоном ко мне, как историку, разгромившему Норманнскую теорию и т.п. с большими похвалами. В разговоре об Иване Грозном я объяснил ему, что каждый разумный историк станет на сторону Грозного, ибо как он ни был без ума, а он содержал в себе идею, великую идею государства, во имя которой и буйствовал. А около него какие низменные своеличные идеи грабежа, захвата и т.д., окружавшие его идею, ничтожны. Келдыш восхитился этим объяснением и сказал, отчего я не обработаю этой мысли».

Драгоценно это свидетельство тем, что убеждает нас в том, что почитание Грозного Царя вопреки либеральной лжи пробивало себе в путь даже в те не легкие времена либерального интеллектуального террора и находило отклик в душах даже и учителей из провинций Великой Империи. И.Е. Забелин понимал побудительные мотивы деяний Грозного Самодержца лучше остальных историков своего времени уже хотя бы потому, что, будучи выходцем из крестьян, не оборвал те родовые корни, которые издавна связывали крестьянское сословие с православной верой отцов.

Забелин писал: «Иван Грозный — воспитанник Библии. Оттого стал свирепым, жестоким губителем во имя Бога, как он верил и был в том убежден... И вот Библия являет опричнину Грозному, хотя для нее был свой повод, но оправдание— в Библии». А какой же повод имел в виду Забелин? Ответ тоже находим в его дневниковых записях: «Измена! Когда впервые огласилось это слово кровавыми событиями. Оно провозглашено в то время, когда развилось русское сознание, т.е. сознание целостности и единства Русской земли, сильнейшим выразителем которого явился Грозный Царь Иван». Оно начинало свои деяния еще при его отце и при его деде, но при нем оно стало общенародной мыслью. Он выводил измену кровавыми делами. Да как же иначе было делать это дело. Надо было задушить Лютого Змия, нашу славянскую рознь, надо было истребить ее без всякой пощады. И вот — разгром свирепый неповинного Новгорода, которого кровь падала на его изменников, как был убежден Грозный Царь, не почитавший себя виновным в этом кровопролитии беспощадном и безумном для современников, но не для истории. Иван Грозный как характер Самодержавия в ее первобытной, дикой, но живой форме, очень ревнивой и чувствительной к своим интересам, выше которых она ничего не признает, и разгоряченная непомерной властью и борьбою с противниками или сопротивниками. Есть ли ей оправдание? Конечно, в истории. После Батыя над князьями стали господствовать две далекие от Суздальской земли силы. Новгород, как денежный мешок, и Орда, как распорядитель и людьми и событиями. Если вникнем в тогдашние дела и события, то окажется, что княжил всюду Новгород, интригуя и покупая князей для своих партийных выгод. Он давал направление событиям, из-за него лилась кровь, шли усобицы. В Орде на торгу он сыпал деньги, что бы выдвинуть одного князя против другого.

Так он выставлял Андрея против Александра, Андрея против Дмитрия, Юрия против тверского Михаила, Дмитрия Суздальского против Москвы, и так до конца в этом была его политика. И понятно, почему так рассвирепел Иван Грозный, услыхав об измене Пимена, что хотел отдаться Литве». В тоже время мы видим совершенно другого Иоанна Грозного, когда речь шла о церковных вопросах. Грозный разбирал их, критиковал, но со смирением, безобразия в жизни церковной, все, что для здравого смысла являлось непорядочным [все, что мешало ему через земную Церковь готовить подданных для Царя Небесного]. Но он критиковал в пределах установленной Церковью дисциплины для мирян [здесь грубая ошибка: у Иоанна Васильевича церковный чин не мирянина, а церковный чин Царя – Богопомазанника, который обязан Богом пасти наследие Его, Израиляземную Церковь!], авторитет которой был для него непоколебим.

1.2. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает действия Богопомазаника безумием

Величие фигуры Грозного Царя непостижимо во всей своей полноте для современников безбожного технотронного одичания человечества. [Помните слова апостола: Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может (1Кор. 2,14-15). Архирейский "собор" 2004 года показал, что Архиереи, участники этого мероприятия, в полной мере являются детьми этого безбожного технокронного одичавшего человечества, а потому судить духовно не могут! Точнее, они могут судить и духовно, но дух у них не Христов. Они не являются детьми русского богоносного народа, у них не православные сердца, ибо за "недостатком", как они утверждают, положительных сведений о Царе Иоанне сердца их не чувствуют Святости этого Богопомазанника, им не видна Истина, но видна одна ложь!]

Но не только личность Иоанна Васильевича окутана тайной. Сопряжена с непониманием современников его внешняя и внутренняя политика. И главная загадка его царствования, конечно же, опричнина, таинственное братство приближенных Царя, живших монашеско-рыЦарской жизнью в Великой Слободе (Александровской Слободе) — опричном замке Царя и столице Руси в период Царского исхода из крамольной боярской Москвы. Многие исследователи феномена опричнины не могут избежать искушения считать данный институт, столь непохожий на все, что было до этого на Руси, следствием заимствования Царем орденской идеи из Европы, а то и прямо копированием ордена иезуитов. Зная Иоанна Грозного, по его многочисленным письмам, как человека исключительного образования, исключительного не только для его времени, но и для нашего, в области гуманитарных наук, мы не исключаем возможности его осведомленности о деятельности иезуитов. Но мы должны сразу же исключить любую возможность какого-либо копирования опричниной данного католического ордена.

Дело даже не в законных амбициях Государя, считавшего себя Царем царей по праву наследия Византийским Василевсам и Римским. Императорам. Уже одно это исключает слепое копирование социальных и религиозных институтов у латинского Запада, к которому Грозный Царь не питал абсолютно никаких симпатий. Дело в том, что не только организационная структура опричников, но и их главные цели и задачи предельно отличались от таковых у латинских орденских структур. Опричнина была создана не только как социальная опора трону — новое дворянство, хотя и взяла на себя по необходимости эти функции. Опричнина стала той силой, которая призвана была не только уберечь Православное царство от внутренних смут, но и стать опорой Истинной Церкви в ее нелегкой борьбе против ересей и расколов. В этом смысле предтечами опричнины были сообщества витязей и калик перехожих в древней Руси, также стоявших на страже государства как внешней ограды Православной Церкви и воспринимавших свое ратное служение как особый вид церковного послушания, церковной ратной аскезы. Но, несмотря на столь очевидных исторических предшественников, опричнина стала плодом истинно творческого духа Царя Иоанна Грозного. Опричнина — это уникальное явление не только нашей, но и мировой истории. Именно поэтому столь много неразрешимого и спорного вокруг этого периода русской истории. По этой же причине исследователи делают на основании одних и тех же фактов столь разные выводы. О тайнах и противоречиях опричнины написано много. Сам Грозный Государь почти ничего не оставил нам касательно глубинной сущности опричного замысла в своем эпистолярном наследии. И часто исследователям приходится по крупицам восстанавливать все, что связано с этим таинственным учреждением. Я не ставлю своей целью сделать серьезный аналитический разбор всех материалов касательно проблемы.

2. Единорог — неотъемлемый геральдический символ московских Государей

Написано об опричнине очень много, но тайн вокруг этого вопроса не убавляется. И вот об одной такой тайне, в которой, возможно, сам Иоанн Васильевич зашифровал свое послание потомству, я и хотел бы поговорить. Речь пойдет об эмблеме легендарного зверя единорога столь неожиданно появившегося на Государственной печати. Он появился на груди двухглавого орла, там, где до этого изображался исконный герб московских Государей «ездец», всадник, которого Петр Великий распорядился считать Святым Георгием Победоносцем.

2.1. У Царя Иоанна Грозного единорог является личной эмблемой

В начале 1560-х годов Иоанн Васильевич произвел знаковую реформу государственной сфрагистики. С этого момента появляется в России устойчивый тип государственной печати. Но самое главное, впервые на груди древнего двуглавого орла появляется всадник - герб князей Рюрикова дома, изображавшийся до того отдельно, и всегда с лицевой стороны государственной печати, в то время как изображение орла помещалось на оборотной. «Того же году (1562) февраля в третий день Царь и Великий Князь печать старую меньшую, что была при отце его Великом Князе Василии Иоанновиче, переменил, а учинил печать новую складную: орел двоеглавый, а среди его человек на коне, а на другой стороне орел же двоеглавый, а среди его инърог». Новая печать скрепила договор с Датским королевством от 7 апреля 1562 года.

Известна и малая печать Иоанна Грозного с простым изображением единорога, идущего вправо от зрителя. Грозный Царь печатью с единорогом скреплял письма личного характера, например переписку с Кирилло-Белозерским монастырем, что, несомненно, позволяет нам считать единорога не только новым державным символом, каким он был на Государственной печати 1571 года, но и его личной эмблемой, впервые появившейся в Русских землях в качестве геральдической фигуры на золотниках его деда Ивана Третьего.

Символ единорога на государственных регалиях не исчез и после Иоанна Васильевича, но связал собой, как и двуглавый орел со всадником на персях, две династии русских Царей: Рюриковичей … и Романовых. Единорог изображался на печатях …Михаила Фёдоровича и Алексея Михайловича Романовых. Единорог изображен на печати большого дворца времени царствования Михаила Федоровича. Единорог изображался на золотых монетах не только при Иоанне Третьем, но и во времена Иоанна Четвертого и сына его, Федора Иоанновича, а на золотых и серебряных деньгах при Дмитрии Самозванце и вплоть до Алексея Михайловича. Единорог — неотъемлемый геральдический символ московских государей. Он изображен на «державе Мономаховой» — особой регалии Московского Царствия. Единорога видим на древних Царских саадаках, церемониальных топорах, на торнах, седлах, оконных наличниках дворцов.

2.2. Единорог - образ воинственный и одухотворенный, символизирует сам принцип Власти Богом ставленного Царя

Откуда этот мифический зверь пришел в русский герб? Что он обозначал в те далекие времена и чем был этот символ для Царя Иоанна Васильевича? Эти вопросы до сих пор не находят убедительных ответов. Одно мы можем сказать определенно. Цари наши, проникнутые Священными идеями Писания, представляли единорога символическим образом своих побед, помня слова 91-го псалма: «и вознесется яко единорога рог мой» и Апокалипсиса (5.5): «се победил есть лев», который, между прочим, и кроме других символических смыслов был и остается гербом колена Данова, из которого выйдет антихрист.

Не есть ли образ единорога, победителя льва, символическим и сокровенным обетованием потомкам о грядущем Русском Царе, что сразится с сыном погибели. Тайна сия, по природе своей, не может открыться нам немедленно и безусловно, но приоткрывается через явленный нам державный образ. Нет никаких сомнений в том, что Иоанн Грозный придавал новому державному символу собственное сложное и прикровенное значение. Поэтому наши поиски, по необходимости, должны ограничиваться лишь очевидными фактами. Впрочем, мы позволим себе и некоторую смелость высказать и принципиально новое суждение касательно «зашифрованного» послания потомкам, скрытого в образе единорога. Очевидно, что образ индрика-зверя, образ воинственный и благородный, одухотворенный и возвышенный, символизировал сам принцип власти Богом ставленного Царя.

Во времена же Грозного происходит и переосмысление древнего сюжета противостояния льва и единорога у корней мирового древа, сюжета, весьма популярного в сюжетах искусства еще древнерусского периода. В новом символическом прочтении лев и единорог по краям Государственного двуглавого орла стали означать преемственность Самодержавной власти от князей владимирских, чьим гербом являлся золотой лев, и обретение русскими государями, Великими Князьями нового качества Господом ниспосланной Царской Власти, данной русским Самодержцам через таинство миропомазания, совершенного над Иоанном Васильевичем Грозным в 1547 году. Символом нового государственного и духовного качества и становился единорог. …

Единорог встречается в русской псалтыри 1397 года, на золотых монетах Царя Иоанна Третьего, деда Грозного Самодержца, на печати Красноярского острога в 1644 году, на эмблеме Московского печатного двора. На парадном седле Иоанна Грозного, которое хранится в Оружейной палате Кремля, два единорога вышиты серебром на красном бархате и предстоят центральной фигуре двуглавого орла, также вышитого серебряными нитками с золотыми венцами на главах. Там же хранится и знаменитый трон, который, по преданию, привезла на Русь София Палеолог и который был дополнен некоторыми знаковыми фигурами (или серьезным образом обновлен) при Грозном Царе. На спинке трона двуглавый орел фланкирован все теми же гербовыми фигурами орла и единорога.

2.3. На самом древнем из русских знамен помещен единорог как символ чистоты Веры Христовой

В славянских землях белый единорог в голубом поле красовался в гербе «Бонча» (вспомним фамилию Бонч-Бруевичей!), к которому были приписаны многочисленные польские дворянские роды. На Руси, кроме герба графов Шуваловых, где единорог изображен аж трижды: в самом гербовом щите, в качестве геральдической фигуры щитодержателя и в форме возникающей фигуры в клейноде правого шлема, увенчанного графской короной, — единорог, борющийся со львом, известен по печати верейского князя Василия Михайловича, привешенной к его договорной грамоте с Иоанном Третьим от апреля 1482 года. Собственно говоря, многие историки-геральдисты считают, что и шуваловский единорог был, вероятно, эмблемой этого древнего рода задолго до того, когда изображение этого зверя стало украшать гладкоствольные пехотные гаубицы 1757 года, известные как «единороги». Да и на пушках единорог появился значительно раньше. В последних битвах за Ливонию в русском войске появились пушки с единорогом на стволах, первая из которых была отлита знаменитым мастером Андреем Чоховым.

После присоединения к Российской Империи Туркестана 1882 году была произведена соответствующая корректировка Большого государственного герба. В эту сложную геральдическую композицию был добавлен еще один гербовый щит: в золотом поле черный идущий единорог с червлёными глазами, языком и рогом. Единорог в груди российского орла изображен и на самом древнем из ныне известных русских знамен, несущих изображение державной двуглавой птицы. Речь идет о военном знамени конца ХVI века из собраний Великоустюжского музея.

На зеленом полотнище золотыми и серебряными нитями вышит двуглавый орел с поднятыми крыльями, а в медальоне на груди белый единорог, скачущий влево от зрителя. На медальон с единорогом опирается изображение Голгофского креста. Современный русский геральдист А.Г. Силаев небезосновательно считает, что: «Таким образом значение единорога как символа чистоты Веры Христовой подтверждалось и усиливалось комплексным символом самого Царя Славы».

Кроме этого, необходимо добавить, что фигуру единорога можно видеть на серебряном троне Царей Петра и Иоанна 1б82 в окружении двух львов. Р.В. Багдасаров считает, что геральдические фигуры льва и грифона, искони главенствующих над другими геральдическими животными, рядом с державным двуглавым орлом должны обозначать аристократию народов, сплотившихся под сенью креста державы Московских Царей.

2.4. Единорог (Иисус Христос) помогает встать падшему человечеству (слону)

Учитывая геральдическую равнозначность льва и единорога, мы вправе предположить подобное же символическое толкование и для единорога, но это не главное в этой фигуре. И уж точно не этой мыслью руководствовался Грозный Царь, когда делал фигуру индрика главным символом Руси; Иоанн Васильевич должен был вкладывать в фигуру единорога то понятие, которое должно было быть абсолютно прозрачным для его современников, то понятие, которое столь ясно высвечивается в символике вышеупомянутого знамени. Иными словами, Грозный Царь должен был опираться на русскую и, шире, славянскую традицию почитания этого не только символического образа-зверя. Здесь нам необходимо учитывать и особое отношение средневекового человека к символике вообще.

Христианин Средних веков считал, что не человек наделяет вещи символическим содержанием. Символ задан человеку Свыше и задача познающего субъекта сводится к раскрытию его истинного значения. Символ был не субъективен, но принципиально объективен. Путь к познанию мира как материализации творческого акта Господа лежал через познание сокровенного смысла символов. Символизм Средних веков был особым средством интеллектуального освоения универсума. Исходя из этого, мы должны проследить за раскрытием символического смысла образа единорога в русской религиозной традиции.

2.4.1. Единорог неукротим, силен и быстр, обладает поистине человеческим разумом

Единорог славянского фольклора соотносим с античным образом этого таинственного животного. Он описывался следующим образом: копытное животное, быстрое, сильное, неуловимое, обладающее поистине человеческим разумом, имеющее необыкновенную окраску и один витой рог на лбу. Представление об этом звере опиралось и на Священные тексты Ветхого Завета (Чис. 23,22; 24,8; Иов. 39,9-12; Пс. 21,22; 28,6). Однако библейские тексты не дают внешнего описания единорога, что и не так уж важно сейчас для нас, но точно указывают на его особые качества. Существенные для символического раскрытия геральдического образа Грозного Царя. В Библии единорог неукротим, силен и быстр. …

Русский перевод «Физиолога» называет единорога, кроме всего прочего, кротким животным, что делает зверя - победителя львов и зверя-Царя парадоксальным образом, что особенно важно для его полного символического восприятия на Державном гербе. «Физиолог» же раскрывает и главную тайну особого постижения символики единорога средневековым русским сознанием, символики, которую мы обязаны считать наиболее значимой в образе индрика на груди Державного орла.

2.4.2. Царь Иоанн Грозный страхом Божиим обращал людей к истине и свету, чем спасал их души

Наряду с Псалтырью, «Физиолог» положил начало мистико-символическому уподоблению единорога Господу нашему Иисусу Христу. Русский и древнейший сербский списки «Физиолога» уподобляют единорога Христу, вселившемуся в чрево непорочной девы. Сербский текст включает в себя интереснейший сюжет. Единорог в нем помогает встать уставшему слону. В символическом толковании этот сюжет приобретает следующий смысл: Христос (единорог) помогает встать падшему человечеству (слону). Южнославянские тексты дают нам и еще одно интереснейшее и важнейшее свидетельство о свойствах единорога. Оказывается, этот зверь трижды в день оборачивался лицом на Восток и славил Господа!

Приручить единорога могла только чистая дева, о чем мы скажем ниже в связи с одной важной догадкой на этот счет, поэтому в католической традиции уже с ХI века единорог стал символом Святой Девы Марии, а также и мистическим символом вочеловечения Христа. В Западной церкви единорог использовался и как аллегория Благовещения. Именно поэтому он входил в атрибутику иконографических канонов, поСвященных Богородице, и изображался лежащим у ее ног, положив голову ей на колени.

Однако не эта или не только эта символическая трактовка образа побудила Грозного принять его в качестве личной эмблемы и государственного символа. Нельзя забывать, что особенностью именно русской геральдики, ее основой была вера. И двуглавый орел, и ездец с копьем, и единорог воспринимались русскими людьми прежде всего символами глубоко религиозными. Все эти изображения должны были соответствовать православным канонам.

Известный русский геральдист и историк А.Г. Силаев, ссылаясь на Я. Лурье, пишет: «Грозный Царь полагал исполнение Помазанником Божиим своих обязанностей служения Господу, в коем различал четыре формы: отшельничество, монашество, Священническую власть и Царское правление. Следует здесь напомнить, что в православном миросозерцании страх Божий напрямую ассоциировался с одним из возможных путей спасения, отчего служение Господу в форме Царского правления представлялось Ивану Васильевичу в страхе, и запрещении, и обуздании, и конечнейшем запрещении по безумию злейших человек лукавых». Мистическая суть Царской Власти как разновидности иноческого подвига виделась Грозному не столько в свете отшельнического учения Нила Сорского (к чему старалась подвигнуть его «Избранная рада»), сколько согласно древнему Киево-Печерскому уставу. Для спасения души следовало истязать плоть, а под «плотью» Руси Царь понимал всех людей ее, спасение которых вверено было ему Господом, и осуществлять его [спасение] он должен был страхом Божиим. По сути, вся программа действия Ивана Васильевича сводилась к тому, чтобы страхом Божиим обратить людей к истине и свету, а значит, спасти их души». Что может быть выше и чище этого Царского устремления? Ничего!

[Это понять, а потому и прославлять Царя Иоанна Грозного за совершенный подвиг служения Богу и своим подданным, могут, естественно, только люди, имеющие чистые сердца и Дух Христов. К сожалению, Архиерейский "собор" в октябре 2004 года показал, что участники его ни тем, ни другим не обладают! Они обладают другими качествами, за которые при Царе-победителе их ожидает судьба патриарха-расстриги Никона, если не судьба Гришки Отрепьева, ибо и тот, и другой пытались взгромоздиться на Царский престол.] …

2.5. Образ единорога в восточной и западной культурной и религиозной традиции

В книжной, христианской традиции, как мы уже подчеркивали, единорог есть символ Христа, символ обетованного спасения падшего человечества. Образ единорога был особенно популярен и в западной культурной и религиозной традиции. Символизм зверя на Западе мало чем отличается от символизма восточного, ввиду того что общим источником для символического ряда северных народов Европы служила, конечно же, христианская, а до того античная культура Средиземноморья. Но не только общие заимствования были истоком особого отношения и особых знаний об этом звере у северян. Посмотрим, что сохранилось в фольклоре, преданиях западных европейцев об этом звере. Интерес наш не случаен. Конечно же, Иоанну Грозному были известны многочисленные предания Европы о Единороге. И возможно, в принятии единорога в качестве личного и державного герба он учитывал и тот символический ассоциативный ряд, который был связан у европейцев с этим зверем. Вообще-то, не мог не учитывать, в связи с тем что большая государственная печать с образом единорога предназначалась для дипломатических актов. …

О единорогах слагались тысячи легенд, об их необыкновенной силе, благородстве, о способностях определять при помощи рога яд и об их умении очищать воду. Говорили также о том, что ни один смертный не сможет убить единорога, если рядом не окажется маленькой девочки.

Стараясь разгадать природу этих чудесных свойств зверя, ученые собрали огромное количество источников, где были упоминания о единорогах. В результате единорог загадывал ученому миру только еще больше загадок. Одна из этих загадок позволит нам ниже сделать одно очень смелое предположение о скрытом послании нам потомкам, прикровенно переданном в образе Единорога, на печати Московского Белого Царя, — послании, которое мы не можем всецело отнести к замыслу самого Царя, но которое не может быть случайным совпадением смыслов столь насыщенного Священной символикой образа единорога. В этом смысле случайность или натянутые трактовки в принципе исключены. Наша задача просто раскрыть символ так как он традиционно раскрывался европейцами.

[Далее Владимир Ларионов приводит разнообразные описания единорогов и свидетельства о них, которые имеют место в записях и документах исторических личностей: Юлия Цезаря, Конфуция, английского короля Эдуарда Четвертого, папы римского Клемента, Александра Македонского. Мы же приводим только те части из этих интересных свилетельств, которые помогут нам понять символику единорога в гербе Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного.]

По преданию, единороги признавали лишь власть невинных белокурых дев. В их присутствии зверь утрачивал свою волшебную силу и становился ручным и покорным. Чистый и благородный единорог поклонялся чистой и благородной расе смертных. Единорог являлся сам олицетворением чистоты.

Не есть ли в этом сокровенное предуказание нам, потомкам, о том, что вступление в права обладания столь Священным символом не может случиться для нас раньше того момента, когда мы наконец осознаем необходимость сохранения в максимально возможной чистоте того расового ядра народа русского, незамутненного Святого источника, потаенного генетического Светлояра, который только и сохраняет в центростремительной энергии притяжения наш изначальный нордический генетический тип на протяжении столетий, с утратой которого закончится не только русский народ и Русская история, но и сама Русская Православная Церковь, а с ней наступит конец и всемирной истории за ее ненадобностью и комфортной бессмысленностью. [О русском богоносном народе смотри в начале этих материалов о Царе Иоанне Грозном.]

«На человека не подействует даже яд, если до и после принятия яда он выпьет из кубка, сделанного из рога единорога, воды или вина». Большинство смертных преследовали единорога, поскольку охотились за белоснежным рогом, в котором концентрировалась чистота и сила животного.

В Китае единорог не был диким зверем, на которого можно было охотиться. По могуществу и мудрости китайцы приравнивали его к драконам. Смертным он являлся исключительно редко, в качестве божественного вестника великих событий. Впервые, согласно китайским хроникам, его увидели в 2697 году до Р.Х. Ки-лин (единорог) неизменно приносил китайцам добрые известия. Он умел отличать добро от зла, не ел мяса, и его появление всегда предвещало рождение великих людей. Копыта китайских единорогов не издавали звука. Они быль столь же благородны, как и их европейские собратья, но совсем не свирепы. Китайцы верили, что единороги — небожители и их появление в мире людей, физическая материализация, связана с особыми условиями. Однако неотмирность единорогов вовсе не исключала наличие реальных физических характеристик этого животного.

Изготовленная из рогов единорога посуда стала неотъемлемой частью придворных и церковных сокровищ.

Чтобы еще более глубоко вникнуть в символическую насыщенность образа единорога, мы обязаны привести еще один интереснейший легендарный факт, о котором, просто не мог не знать Грозный Царь, обладавший, как мы знаем, богатейшей библиотекой своего времени. Речь идет о цикле средневековых легеид, поСвященных популярнейшей фигуре легендарных литературных бытописаний — Александру Македонскому. Древние предания свидетельствуют, что знаменитый конь Александра Буцефал, что значит «быкоголовый», был единорогом! Это был подарок царицы Египта по случаю дня рождения божественного Александра. Могучий конь с рогом из слоновой кости мог чувствовать страх приближающихся к нему людей и благодаря этому был непобедим. Сохранилось и предание о том, что Александр Македонский сражался с сородичами Буцефала на берегу Красного моря. Верный конь не предал своего хозяина и не вступился за своих собратьев, когда воины Александра разили их копьями.

2.6. Единорог предуказывает нам грядущее противостояние и победу Царя-победителя над антихристом

Это последний штрих, который позволяет нам закончить обзор емкого геральдического символа, которому, Грозный Царь придавал особое значение и чей Священный смысл был загадкой для многих поколений русских людей. Но, как скоро мы приблизились к отгадке этого ребуса, вдруг выяснилось, что символ не столь загадочен, сколь очевиден в своем Священном значении знаменовать не только высочайшую сверхисторическую задачу русского православного народа строить и удерживать Православную Империю, которая была во всей полноте осознана нашим первым Царем; не только в очевидном высвечивании нашей вселенской миссии как последнего оплота истинной Веры, при важном условии возвращения на предначертанные нам исторические пути, которое есть задача ближайших поколений, задача, которую мы или выполним, или станем исторической пылью; но и в значении сокровенного символа того, что отныне Русский Царь осознанно становится тем самым Удерживающим мир от мирового зла тайны беззакония, о котором свидетельствовал апостол Павел.

Собрав воедино символическое понимание образа единорога на Востоке и на Западе, мы можем с уверенностью сказать, что единорога новым символом православного Царства, Иоанн Грозный с очевидностью учитывал то, что образ этого зверя в общеевропейской традиции устойчиво ассоциировался с воинственностью, с благородной силой. Единорог - Царь зверей, бросающий вызов даже львам! Он есть таинственный зверь, очищающий своим рогом стихию жизни — воду! Единорог символ силы и победы. Но это только первый, простейший семантический пласт геральдической фигуры с печатей Белого Царя.

Второй понятийный слой связан с пониманием того, что единорог есть символ власти Богом ставленного Царя, обретающего особые духовные дары через чин миропомазания. Одновременно единорог мыслится в совокупности своих свойств и как символ чистоты Православной веры. Единорог символизировал со времен Иоанна Васильевича новое духовное качество Русской державы как Третьего Рима, последней в мировой истории Христианской Империи, бывшей мистическим продолжением неуничтожимой Империи Ромеев, в которой Сам Господь во плоти вписался в качестве вечного гражданина, при переписи населения Римской Империи во времена Августа-кесаря. Подтверждает это и мистико-символическое средневековое восприятие образа единорога, в котором он уподобляется Господу нашему Иисусу Христу. Образ этот мыслился как символ обетованного спасения человечества.

И наконец, последний, третий пласт этого образа, самый существенный и важный. «Се победил есть льва», — говорит Святой Евангелист в Апокалипсисе про однорогого зверя. А между тем в Средневековье знали, что лев, кроме всего прочего, есть символ колена Данова, из которого и должен в конце времен произойти человек погибели — антихрист. Не может быть никаких сомнений в том, что символ единорога предуказывает нам грядущее противостояние Последнего Православного Царя [Царя-победителя!], предсказанного Святыми старцами с антихристом, — противостояние, начало которому, совершенно осознанно, положил подвигом своего Царствования Иоанн Васильевич Грозный.

[Именно этим подвигом своей правой веры, которая проявлялась в делах его Царского служения, Царь Иоанн Грозный и угодил Богу, и по этой причине на фреске-иконе в Грановитой палате Московского Кремля еще в XVI веке над нимбом Святого Царя сделана подпись: Благоверный и Христолюбивый, Богом венчанный[307] Великiй Государь Царь и Великiй Кнiязь Iоанн Василiевич, Всея Великiя Россiи, многих государств Государь и Самодержец. Как чудесно, что эта и многие другие иконы Святого Царя Иоанна Грозного до нас дошли в виде фресок! Вы подумайте, как рабы патриарха московского смогут выполнить его бесчинный и христоборческий указ об удалении всех иконы этого угодника Божьего. Помните, в константинопольском храме Софии агаряне пытались многократно сбить фреску архангела Михаила. Кроме гибели исполнителей, христоборцы ничего не добились, так до сих пор и смотрит архангел Михаил на посетителей мечети-музея, переделанной из самого большого в мире православного собора.]

В Вене… во дворце Хофбург среди реликвий дома Габсбургов есть знаменитое «Копье судьбы», то самое, которым, по преданию, сотник Лонгин пробил тело Спасителя и вскоре уверовал. Именно при созерцании этого копья Гитлер в молодости впадал в странное состояние транса, что и неудивительно и объяснимо с точки зрения любого верующего христианина. …В этом же собрании находится и знаменитая нефритовая чаша, вывезенная крестоносцами из Царьграда. – «Венский Грааль». На этой чаше, приблизительно IV века по Р.Х., время от времени, таинственным образом в разных местах проявляется имя Спасителя. Ну и конечно же, я обомлел, когда увидел рог единорога в полную величину. Белоснежный, спиральный рог имеет примерно один метр и восемьдесят сантиметров длины. Недалеко от этой реликвии хранится епископский посох, также сделанный из рога единорога, о чем бесстрастно сообщает подпись под экспонатом...

3. Опричное воинство – это подвижники Святой Руси на богатырском поприще времен Святого Царя Иоанна Грозного

3.1. Калики перехожие и витязи – это два разных типа богатырского служения на Руси

Богатырское служение на Руси окончательно оформляется в определенный духовный подвиг к началу XI столетия. Определяются и два разных типа богатырского служения. Первый тип богатырей — это знаменитые калики перехожие. Богатыри во смирении, путешествовали в одиночку и группами. Калики носили черные войлочные шляпы, черные переметные сумы, а в руках был обязательный посох-шест. Строго говоря, калики перехожие витязями не были. Они существовали как бы вне воинской сословной системы бояр, витязей, старшей и младшей дружины.

В свою очередь, витязи входили в четко структурированное воинское сословие не только Руси, но и других славянских стран. По чешским и польским хроникам, при перечислении по рангу знатности витязи шли за князьями уделов и стояли выше жупанов и воевод. Витязи были не только воинами-профессионалами на службе князя. Они были также и предводителями своих дружин. Начав службу при дворе киевских князей, витязи стали основой российского дворянства. Нам известен герой битвы со шведами на Неве в 1240 году, витязь Св. Александра Невского Гаврила Алексич. Его сыновья Акинф и Иван были воеводами в Твери и в Москве у Ивана Калиты соответственно. А отдаленные их предки служили воеводами у московских Царей. На пример, Василий Шарапов был при Иоанне Грозном воеводой в Калуге, а в знаменитой битве на Молодях с крымскими татарами в 1572 году, которая длилась 4 дня, Василий командовал тысячью наемников немцев. Мы обратились ко времени Иоанна IV не случайно.

Для того чтобы понять, каким образом традиция витязей сохранялась в России веками, необходимо вспомнить опричников Царя Иоанна Васильевича. Здесь мы встречаем тот же символизм черного цвета в одежде опричников, что и у калик перехожих. Кирпичи же главной церкви, этого воинского ордена с чертами монашества, в Великой Слободе, в «опричном замке» были раскрашены в черный, желтый и белый цвета. Мы помним, что в следующем веке эти цвета будут родовыми для династии Романовых, чьим прямым предком был не вымышленный Гланд Камбила, а Андрей Иванович Кобыла, внук Акинфа великого, правнук витязя Гаврилы Алексича, как было показано в работах замечательного историка родов российского дворянства Петрова еще в прошлом веке.

3.2. Опричники грызли и выметали всех врагов первого Православного Русского Царя

Историки пытались объяснить феномен опричнины. Все в опричниках казалось странным. Сделав Большую Слободу, ныне город Александров, своим центром, опричники жил суровым монашеским братством. Сам Царь был игуменом этого воинского монастыря. Опричники носили черную одежду, как и обычные иноки. К седлу они привязывали метлу и собачью или волчью голову. Это означало, что они будут грызть и выметать, как мусор, всех врагов первого Православного Русского Царя. Без понимания древнеарийского архетипа Священного воинства, воплощенного в рыЦарской организации опричников, оценивать это «новшество» Грозного Царя в контексте Русской истории невозможно.

3.2.1. Цель опричнины состояла в том, чтобы истребить крамолу, гнездившуюся преимущественно в боярской среде

На самом деле ничего необычного для Руси в таком воинском ордене кромешников, как называли опричников за черные одежды, не было. Издавна детей боярских, сирот из боярских семей отдавали на воспитание в монастырь, где, наряду с общим монастырским послушанием, юноши готовились стать воинами. Многие из них принимали затем постриг, но большинство становились витязями в миру, исполняя как церковное послушание дело защиты Руси и Веры Христовой от врагов. Например, в 1479 году в 20 верстах от Волоколамска Святой Иосиф Волоцкий основал в безлюдной глуши скит. С той поры Волоколамский князь Борис Васильевич и его бояре постоянно благодетельствовали новому монастырю, куда вступали многие боярские дети, бравшие на себя суровые аскетические подвиги. Один из них носил на голом теле железную кольчугу, другой — тяжелые вериги, инок Дионисий, из князей Звенигородских клал до трех тысяч поклонов каждый день. И если Пересвет и Ослябя вышли на ратный подвиг из стен Свято-Троицкой Сергиевой лавры, то многие витязи вне монастырских стен объединялись в воинские церковные братства.

Здесь мы уже вправе сделать определенные выводы и обобщения. Исходя из вышеизложенных фактов, витязями назывались некоторые регулярные объединения сословного характера, а каликами перехожими становились те воины, которые составляли некоторое церковное братство и были странниками, выходя за рамки сословности. Витязи — четко структурированное воинское сословие, тесно связанное с княжеской старшей дружиной. Здесь нам кажется уместным подробнее поговорить об опричнине по той простой причине, что именно опричнина и была наивысшим моментом развития и организации подвижничества на богатырском поприще, оформленном в строгие, канонические формы православного рыЦарского ордена. …Ключевский писал: «Опричнина явилась учреждением, которое должно было ограждать личную безопасность Царя. Ей указана была политическая цель, для которой не было особого учреждения в Московском государственном устройстве. Цель состояла в том, чтобы истребить крамолу, гнездившуюся в русской земле, преимущественно в боярской среде. Опричнина получила назначение высшей полиции по делам государственной измены. Отряд в 6000 человек становился корпусом дозорщиков внутренней крамолы... Должность опричников состояла в том, чтобы выслеживать, вынюхивать и выметать измену и грызть государевых злодеев — крамольников. Опричник ездил весь в черном с головы до ног, на вороном коне, с черной же сбруей; поэтому современники прозвали ее «тьмой кромешней» и «яко нощь темна». Это был какой-то орден отшельников... Самый прием в опричную дружину обставлен был не то монастырской, не то конспиративной торжественностью».

3.2.2. Воинский подвиг служения Православному Отечеству является истинным подвигом Православного Христианина

[Мы видим, что историк XIX века однозначно оправдывает действия высшей полиции по истреблению государственной измены в боярской (не крестьянской, а именно боярской) среде! Нынешние Архиереи-демократы обвиняют Святого Царя Иоанна в том, что он был Грозным для всех государственных изменников! Этим попам-холопам, развращенных гуманисткой болтовней о любви к врагам Царя (ибо они сами первые его враги) и к врагам русского богоносного народа (ибо они, как правило, не из этого народа), видите ли не нравится кровавое пресечение крамолы, расхищающей у земного Царя его подданных, а у Небесного Царя – будущих небожителей - православных христиан. Это эти попы по "православным" СМИ объявляют епитимью, запрещающую Причащение, нашим солдатам и офицерам за бои в Чечне, ибо они уничтожили по одному-два кровавых убийц очень многих людей и не оказались, несмотря на старания многих высших начальников, в зиндане в качестве бессловесных рабов у "несчастных" и "обижаемых" русскими чеченских нелюдей, извергов рода человеческого.]

Добавим к этому, что во времена опричнины и государственный орел на российском гербе впервые поменял свой цвет с золотого на черный, по крайней мере, на воротах опричного дворца. Именно черный двуглавый орел на красном знамени Лжедмитрия I призван был убедить русских людей в том, что перед ними действительно сын Грозного Царя, чудом спасшийся Димитрий. Итак, витязи — это воинское сословий со специфическими функциями защитников Священных мест в языческие времена и в целом Церкви, после принятия славянами христианства. Как мы писали выше, подобное воинское сословие было не только на Руси, но и в Чехии, в других славянских странах. А vitezsky по-чешски значит победоносный. …

Образ витязя в русской духовной культуре — образ глубоко символический. В древней нашей литературе два идеальных типа представлены как характеры эпического и символического звучания. Древнерусский идеал — Святой и богатырь, символы воплощенной совести и чести, идеальное порождение синтеза души и тела. Духовность Святости и твердость богатырской воли, оплодотворяющие друг друга. В своеобразной триипостасности человеческого бытия — физическом мире живота, социальной жизни и духовного жития — русское Средневековье особый смысл видит в подвиге, подвижничестве, т.е. рвении трех идеальных типов: делу живота у воина, работе в поте лица в жизни крестьянина и труд жития у монахов. Лишь этот истинный подвиг православие рассматривало как служение Христа ради на всех уровнях социальной и духовной иерархии древнерусского социума. Уже в XIX веке Федор Михайлович Достоевский оценивал одну лишь способность к подвигу богатырства как высшее счастье. Неиссякаемым источником информации о воинском подвиге служения православному отечеству для нас остаются былины. ...

3.3. Широкую распространенность имело Державное богатырское послушание

Сознание религиозного содержания бранных подвигов русских богатырей — особого пути православного служения — пронизывает все былины. ….Свод былин о Святом Илье Муромце прекрасно проанализирован с христианских историософских позиций покойным митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном (Снычевым). Воспользуемся его замечательной работой “Подвиг богатырства” для нашего исследования витязьского сословия. При общем числе былинных сюжетов, доходящем до 90, с бесчисленными их вариантами, Илье Муромцу посвящено более десятка, причем большинство из них имеет отношение к защите Православия на Руси. Все это говорит о том, что богатырство на Руси представляло собой особый вид церковного (а возможно, даже иноческого) служения, необходимость которого диктовалась заботой о защите веры. …

«Просидев сиднем» долгие годы, парализованный Илья получает силушку богатырскую чудесным образом от калики перехожего — Божьего странника, фигуры, столь хорошо на Руси известной и столь любимой русским народом. В Толковом словаре Владимира Даля «калика» определяется как «паломник, странник, богатырь во смирении, в убожестве, в богоугодных делах... Калика перехожий — странствующий, нищенствующий богатырь». Подвиг странничества (часто соединяющийся с подвигом юродства о Христе) являет собой одно из высших состояний духа христианина, поправшего все искушения и соблазны мира и достигшего совершенства, по слову Господа Иисуса Христа: Аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое, и даждь нищим... и гряди в след Мене (Мф. 19,21).

Черты странничества и юродства о Христе есть и в поведении самого Ильи. У него нет ни постоянного дома, ни хозяйства, он не связывает себя никакими житейскими попечениями и заботами, презирая богатство и славу, отказываясь от чинов и наград. «Странничество, — говорит преподобный Иоанн Лествичник, - есть невозвратное оставление всего, что сопротивляется нам в стремлении к благочестию... Странничество есть неведомая премудрость, необнаружимый помысл, путь к Божественному вожделению, обилие любви, отречение от тщеславия, молчание глубины... Странничество есть отлучение от всего, с тем намерением, чтобы сделать мысль свою неразлучною с Богом... Велик и достохвален сей подвиг...» …

«Смерть и погубление, которое от нас требует Бог, состоят не в уничтожении существования нашего, - они состоят в уничтожении самолюбия… Самолюбие есть та греховная страсть, которая составляется из полноты всех прочих разнообразных страстей». Этим словам преподобного Игнатия Брянчанинова, сказанным в XIX веке [нисколько не противоречат словам Иисуса Христа: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22,39), где любовь к себе есть первообраз любви к ближнему, а для любви к себе первообразом является любовь к Богу (Мф. 22,37).] …

[Один из сюжетов] интересен тем, что доказывает существование целого сословия богатырей-верозащитников, широкую распространенность державного богатырского послушания. Когда Илья увидел, что силе поганой конца-краю нет, он решил обратиться за помощью к сотоварищам по служению — к «Святорусским богатырям». Он приезжает к ним на заставу и просит помощи.

Святой Илья символизирует собой единый подвиг духа и ратного служения, оставшись в памяти народной Святым непобедимым богатырем. Идеал христолюбивого воинства вдохновлял нашего славного полководца Александра Васильевича Суворова и его чудо-богатырей.

Былины отразили истинно народный взгляд на вероисповедный характер русской национальности и государственности. Мысль о неразделимости понятий «русский» и «православный» стала достоянием народного сознания и нашла свое выражение в действиях былинных богатырей. …Можно сказать, что былины являются яркими и достоверными свидетельствами добровольного и безоговорочного воцерковлении русской души.

3.4. Воинов мстителей, чести спасителей, миротворителей, правды блюстителей Боже, храни! Боже, храни!

Многие ретивые критики христианства за его «непротивление злу», как они считают, не понимают, что Церковь наша есть Церковь воинствующая, зримый образ которой явлен в иконе «Церковь воинствующая» XVI века, где все небесное воинство движется за витязем-знаменосцем, на красном стяге которого осьмиконечный крест. [А центральной фигурой на этой иконе является Святой Благоверный Царь Иоанн Грозный[308].]

Многие воины стали Святыми нашей Церкви, небесными покровителями богатырского подвига за Веру. Это и Св. Георгий Победоносец, и Св. Федор Стратилат, и Св. Иоанн Воин, и наши князья-витязи свв. Владимир Святославич, Александр Ярославич Невский, и Меркурий Смоленский, победитель самого Батыя Дмитрий Иоаннович Донской. Последним по времени [почитаемым] Святым воином был наш последний Св. Император Николай II. Жизнь Воина-христианина это постоянный подвиг и в духовной брани, и в сражениях с врагами Родины и Веры. Только христианство есть последовательное и бескомпромиссное противостояние злу не только на поле духовной брани, но и на бранном, ратном поприще.

Столь богатая традиция витяжества не могла умереть. [Такими витязями и богатырями являются и герои книг генерала Г.Н. Зайцева “"Альфа" – моя судьба” и С.В. Козлова “Спецназ ГРУ”, прообразы героев книг Болтунова М.Е., Тамонникова А.А., Нестерова М.П., Пучкова Л.Н., Байкалова А., Соболева С.В., хотя они и не являют собой образец христианской нравственности, ибо пока они не являются православными христианами. Но они имеют чистые сердца, а все остальное Господь в свое время им даст.[309]] …

Основы витязьского служения православной отчизне остались незыблемы 1000 лет и стоят на твердом фундаменте православной веры: Христос — воин на Кресте (христианство и воинское служение). [Витязи нашего времени, будущие опричники при Царе-победителе, уже ныне говорят: “мы, прости Господи, будем их [нелюдей, врагов рода человеческого] убивать. Убивать не за Смерть, а за Жизнь, пытаясь не ненавидеть. А потом тихо, про себя пробовать (только честно) молиться за их и наши души [как это делал Святой Благоверный Царь Иоанн Грозный]. За их потому, что ада желать нельзя никому, за наши, чтобы никогда не пожелать им ада. Но все это – только после контрольного выстрела в голову.”[310]

Помоги, Господи, послужить Тебе и нашему многострадальному отечеству нашим защитникам и нашей чести спасителям! Помните слова в Гимне Российской Империи (в “Боже, Царя храни!”): “Воинам мстителям, чести спасителям, миротворителям долгие дни! Долгие дни! Мирных воителей, правды блюстителей Боже, храни! Боже, храни!”]

Существует удивительная миниатюра в новгородском Апостоле 1540 года. Миниатюра сопровождает текст «Недели о мытаре и фарисее». Около Креста Господня предстоят Святые воины; Святой Георгий и Святой Феодор. Под крестом поверженный дьявол. Образ Спасителя на кресте удивительно точно соответствует иконографическому образу Святого Димитрия Солунского из города Дмитрова XIII века, находящемуся ныне в Третьяковской галерее, где Святой сидя обнажает свой меч. Спаситель также обнажает свой меч. Образ этот был, есть и будет Святой хоругвью и Святым примером всех истинных христиан. Имя Образа: «Христос — воин на Кресте». В книге современного православного историка и философа Романа Багдасарова «За порогом», в замечательной главе о воинском служении описан другой вариант этого иконографического образа: «Спаситель в воинских доспехах, вынимая меч из ножен, восседает на собственном Распятии, попирающем побежденный ад. Черная туника Господа облачена в золотые латы и ярко-вишневый плащ». Цветовая гамма облачения Христа-РыЦаря удивительно точно соответствует знамени с иконы XVI века «Церковь воинствующая» из Третьяковской галереи. …

Православная Церковь указала русичам новый способ ведения войны, когда одолевали мы врагов Веры и Церкви духовным оружием. Но это не значит, что в борьбе с врагами веры предки наши пренебрегали оружием ратным. Священное Писание указывает нам допустимые соотношения в обращении к видам оружия в борьбе с врагами Веры. …Священное Писание указывает и отдельные виды оружия плотского и духовного, между собой символически соотносящиеся. Здесь воинская тематика выступает как символ духовной брани, и наоборот, брань духовная проецируется на плотский уровень и оправдывает авторитетом Библии подвиги богатырства витязей в деле защиты Святой Руси и нашей Православной Церкви. …

Именно Библия дает нам оправдание ратоборства. [По этой-то причине Святой Царь Иоанн Грозный и объяснял свое ратоборство с врагами Веры, Царя и Отечества словом из Священного Писания!] Брань плотская и брань духовная — Святая обязанность христианина. После возвращения из Вавилонского пленения евреи преступили к восстановлению стен Иерусалима, тогда, по слову Писания: строившие стену... одною рукою производили работу, а другою держали копье. Каждый из строивших препоясан был мечом по чреслам своим и так они строили (Неем. 4,17-18). Современный православный мыслитель Р. Бычков считает, что здесь под «работой» мы вправе в частности разуметь внутреннее делание воина-христианина, а под копьем в руке и мечом на чреслах — «внешнее» воинствование, ибо работа велика и обширна (Неем. 4,19), но победить... могут лишь рыцари веры, ведь только о них сказано: Бог наш будет сражаться за нас (Неем. 4,20) и ничтоже невозможно будет вам (Мф. 17,20). Наша вера — наше Священное оправдание воинского подвига за Веру, подвига богатырства за идеалы Святой Руси, витязьского служения Отечеству и Церкви [правильнее: за Веру, Царя и Отечества. Причем именно в такой последовательности!]. Святой апостол Павел указывал христианам Священную аналогию: меч — это слово Божие (Еф. 6,17), шлем — надежда (1Фес. 5,8). Призыв апостола, обращенный к Тимофею, вести себя так, как подобает доброму воину, продолжается следующими словами: Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтобы угодить военачальнику (2Тим. 2,4). Здесь апостолом предуказан особый аскетический идеал нового типа воина, воина-христианина. [Опричники Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного и являли собою этот особый аскетический идеал нового типа воина-христианина. Понять опричнину может только тот, кто имеет здоровые очи духовные, не поврежденные жидовским гуманизмом к врагам Бога, Богопомазанника, Церкви и народа Божьего. Аминь.]

 

Зызыкин М.В.  ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНИЕ О ЦарскОЙ ВЛАСТИ[311]

1. Со времен Царя Иоанна Грозного русские Государи являются Царями всех православных христиан

Иоанн Грозный венчался по византийскому чину на царство в 1547 году; венчал его на царство митрополит Макарий с другими иерархами. …Сама идея венчания на царство могла появиться на Руси лишь в конце XV века, когда рухнула Византия (Второй Рим) из-за повреждения ересью папизма – была подписана и утверждена Византийскими Императорами Флорентийская уния, и воспринята была на Руси идея Царя, как предстателя Вселенского Православия, ранее венчаемого и вводимого в этот сан Патриархом Вселенской Церкви. ...

1.1. Царь Иоанн – это избранный и Богом наставляемый Ктитор земной Церкви, как и боговенчанный Император Константин

Через введение византийского чина венчания совершались действия, знаменовавшие введение коронуемого лица в особый церковно-правовой status. Коронуемый давал клятву верности Православию прежде преступления к Священнодействию, затем над ним происходило рукоположение высшего иерарха с произнесением соответствующих молитв для преподания особой благодати, над коронуемым совершалось Таинство Миропомазания (у нас с XVII века), и он причащался не только в алтаре, но и по Священническому чину отдельно Тела и Крови Христовых. Царь становился advocatus ecciesiaeверховным покровителем веры, ибо вводился в чин Царя Давида, по которому обязывался Богом пасти народ Божий, Иакова, и наследие Божие, Израиляземную Церковь (Пс. 77,71)]. Созданное Римом Цезарское (Царское) достоинство возлагалось направославного Государя, становившегося земным главой Вселенской Церкви и покровителем единственно истинной веры. Венчанием на царство народа Божьего и Миропомазанием Царь получал религиозной освящение [и благодать Духа Святого для своего Царского служения Богу, Церкви и народу Божьему. …

В 1558 году патриарх Константинопольский Царю Иоанну Грозному сообщал, что «Царское имя его поминается в Церкви Соборной по всем воскресным дням, как имена прежде бывших Византийских Царей; это повелено делать во всех епархиях, где только есть митрополиты и Архиереи», «а о Благоверном венчании твоем на царство от Св. митрополита всея Руси, брата нашего и сослужебника, принято нами во благо и достойно твоего царствия».

Грамоту о соборном признании Царского достоинства Иоанна Васильевича патриарх обещал прислать со своим поверенным. Митрополит же Евгрипский доложил Царю о своих переговорах с Патриархом касательно Царского венчания — «все-де будет исправлено, но не успели соборовать о Царском деле; когда же будут собрания Архиерейские, то и грамоты соборные будут присланы, и действие сие во всем совершится».

Спустя месяц Царь имел послание от Александрийского Патриарха Иоакима, достигшего предела возраста древних пророков Израилевых — 120 лет. Он обращался к Грозному как «Боговенчанному[312], возвеличенному победами от Бога, великому поборнику Православия, Святейшему Царю Богоутвержденной земли православной великой России», называл его не только русским, но и своим Государем, «вторым солнцем, надеждой благих времен, и как после студения области земной, когда возвращается лето, все птицы небесные подъемлют радостный глас, так и Святители Восточные, угнетаемые под хладом и мерзостью студеной зимы неверных, ожидают сладчайшего лета и умирения себе от кроткого его царства. Яви нам, — писал он, - в нынешние времена нового кормителя и промыслителя о нас, доброго поборника, избранного и Богом наставляемого Ктитора Святой обители сей [то есть земной Церкви], каков был некогда боговенчанный и равноапостольный Константин… Память твоя пребудет у нас непрестанно не только на церковном правиле, но и на трапезах с древними, бывшими прежде Царями».

Патриарх же Антиохийский, впервые обращавшийся к Иоанну, величал его в первый раз в новом сане, называя его «Самодержцем Русским, предстателем нищих и крепким упованием христиан, благодетелем Церкви Православной». Патриарх Иерусалимский называл его истинным подражателем милостивого Царя Христа Бога нашего; «велегласно воссылаем, — писал он, — Славу Господу о царствии твоем, дабы укрепил и утвердил тебя силою Своей во исполнение божественных заповедей Его на похвалу, пользу и помощь нашему роду, единокровным тебе христианам».

…Грамота о соборном признании Царского достоинства Иоанна Васильевича всеми Восточными патриархами была торжественно доставлена Иоанну в сентябре 1562 года через Евгрипского митрополита…

1.2. Полный Собор Святителей повелел во всех церковных службах молиться за Российских Царей, как за своих Царей

Евгрипский митрополит привез от Константинопольского Патриарха три отдельные грамоты и с ними вместе книгу Царского Величества, то есть чин Царского Коронования в руководство для всех будущих коронований. Именно оттуда и стали делаться все дополнения, которые постепенно стали входить в чин Коронования русских государей до тех пор, пока к концу XVII века этот чин не сложился окончательно и во всех своих подробностях. [Именно этот факт свидетельствует о том, что Восточные патриархи поняли и приняли волю Всемогущего Бога: отныне народом Божиим, Иаковом, стал русский народ; глава этого народа является Богопомазанником, а потому он есть глава земной Церкви, и это ему Господь благословил пасти наследие Свое, Израиля; духовный центр Вселенского Православия перешел в Москву, и Москва теперь есть Третий Рим; царство русского народа по образу и подобию Небесного Царства отныне строится русским царем Давидом, и завершена будет эта земная икона Царем-победителем.]

В одной грамоте …патриарх пишет, что не имеет другого прибежища, кроме русского Самодержца…

Две другие грамоты подписаны полным Собором верховных Святителей — кроме Патриарха еще тридцать одним митрополитом, и датированы 7 индикта лета 1561. В одной из них говорится, что повелено молиться о здравии Иоанна, Царя и Государя всех православных христиан. «Отныне и впредь записали мы имя твое как Царя вернейшего и православного в наших церковных Службах и взываем дерзновенно к Богу: подаждь, Господи, многолетнее здравие Благоверному Царю нашему Ивану, как и прежним древним Царям. Не только в одной Константинопольской Церкви, но и по всем Церквам Митрополичьим будем молить Бога о имени твоем, да будешь и ты между Царями, как равноапостольный и приснославный Константин, который в начале своего царствия роздал милостыню по всем Церквам, дабы поминали имя его во Святых диптихах».

[Обращаем внимание, что полный Собор верховных Святителей православной Церкви (христиане различных национальностей и подданные различных царств и государств) повелел в своих церковных службах уже с середины XVI века молиться за Российских Царей и Императоров, как за своих Царей, как это было при Святом равноапостольном и приснославном Константине Великом.]…

Третья грамота содержала признание права за Московским Государем занять место византийских Императоров как по своему родству с ними, так и по своим христианским добродетелям. Кроме того, согласием всех митрополитов и епископов, действием и благодатью Всевышнего даруется [Богом][313] Иоанну право именоваться законно Царем… [Обращаем внимание, что это право даруется Богом, а не человеками в Архиерейских рясах, а архиепископы только выразили согласие с сообщением из России об этом. Ибо Архиереи восточной Церкви, как служители Бога, только констатировали тот факт, что отныне[314] только на главах законных Московских Государей почивает Божия благодать Богопомазанничества. При этом абсолютно не имеет значение, как к этому отнеслись сами патриарх и Архиереи, понравилось им это или не понравилось, хотел ли Константинопольский патриарх оказаться в духовной провинции или он желал пребывать в духовном центре Православия.

Очень важно понимать, что дарует, благословляет, отпускает что-либо не само священство своей властью, а Всемогущий Бог Духом Своим, в том числе, и через Таинства, которые совершает священство. К сожалению, очень многие "православные" христиане (среди них и М.Зызыкин) по своей духовной немощи наделяют Священнослужителей какими-то особыми властными полномочиями, наивно думая, что Священник имеет полномочия от Бога сам что-либо решать, приказывать, разрешать.

Такое заблуждение сродни тому, как невежда принимает швейцара у парадного крыльца, одетого в блестящие одежды, за хозяина дома. Каждому разумному человеку понятно, что, хотя кой-какие полномочия у швейцара и имеются ("пущать или не пущать" в дом), но швейцар никакой власти в доме не имеет, как бы он не мечтал об этом и не надувал щеки. А кого "пущать или не пущать" решает хозяин дома – господин, а не служитель, даже если он и Священнослужитель! Власть решать он может обрести только убрав настоящего хозяина, что и совершило священство 6-го марта 1917 года, издав указ о прекращении молитв за Богопомазанника, временно поместив во всех богослужебных текстах на место молитв о Царе молитвы за жидомасонское Временное Правительство. А затем на месте молитв о Богоизбраннике были помещены молитвы за патриарха, избранного человеками вместо Царя. Итак, мы видим мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на Святом месте, — читающий да разумеет (Мф. 24,15).

И ныне на месте молитв о Богопомазаннике звучат молитвы о "Великом Господине и Отце нашем" старшем швейцаре в московском Доме Бога Живого. И многие мнят, что он и есть господин этого Дома. И понятно почему так бесятся и он сам и его рабы при упоминании о Святом Благоверном и христолюбивом Царе Иоанне Грозном. Естественно, при нем этот дерзкий швейцар давно бы лишился своей головы, несмотря на свои блестящие одежды и посох, которые кривоверов вводят в соблазн. Помните будущие Царские опричники (смотри “Загадка белого единорога с печать Белого Царя” раздел 3.4) обещали помолиться о душах врагов, но только после контрольного выстрела в голову. Именно такими решительными и, к сожалению, кровавыми средствами и была окончательно уничтожена ересь жидовствующих в Новгороде Святым Царем Иоанном в январе 1570 года. Так же будет уничтожена на Руси и ересь папизма и цареборчества по указу Царя-победителя. Об этом писал апостол Павел: Иисус Христос, принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога, ожидая затем, доколе враги Его будут положены Царем-победителем в подножие ног Его (Ев. 10,12-13). А образец для Царя-победителя был учинен Благоверным и христолюбивым Царем Иоанном Васильевичем Грозным.

Суть ереси жидовствующих – христоборчество(!), но внешне жидовствующие являли и являют внешнее благочестие и благолепие. А потому обыватель видел невинно убиенного добродетельного православного христианина, а казнен-то был хорошо замаскированный враг Веры, Царя и Отечества!]…

1.3. Царь Иоанн Грозный возведен в церковный чин Царя митрополитом Макарием законно и церковно

Итак, третья грамота гласила: «Иоасаф, Божьей милостью, архиепископ Константинополя, нового Рима и вселенский патриарх. Поелику смирение наше подробно узнало и удостоверилось не только из преданий многих заслуживающих доверие мужей, но даже из письменных свидетельств летописцев, что нынешний Царь Московский, Новгородский, Астраханский, Казанский и всея великия России Государь Иоанн ведет свое происхождение от рода и крови истинно Царских, то есть оной славной и приснопамятной царевны государыни Анны, сестры Самодержца Василия Багрянородного; потом же и Мономах, благочестивейший Государь Константин с согласия тогдашнего патриарха и всего освещянного Архиерейского собора, пославши Святейшего митрополита Ефесского и Антиохийского местоблюстителя венчали во Царя благочестивейшего великого князя Владимира, дали тогда ему на главу Царский венец с диадемой и иные знамения и одежды Царского сана, посему и Священнейший митрополит Московский и всея великия России господина[315] Макарий, благорассудив о том, венчали его во Царя законного и благочестивого, и мы равномерно просимы были увенчать его, как Царя благочестивого, так как не довлеет совершенное реченным митрополитом Московским[316], ибо не только митрополит или кто иной во власти сущий не имеет права сие совершить, но ни даже Патриарх иной, кроме двух, коим присвоено сие преимущество, Римского, то есть и Константинопольского. Сего ради и смирение наше, приняв такое прошение как праведное и благословное и удостоверившись о многих великих добродетелях и благодеяниях сего благочестивейшего Государя Московского, господина Иоанна, который поистине, как некоторое пресветлое солнце, восприяв высокий и блистательный круг своей державы, снисходит и к дальним и, утвердившись горе [над русским народом Божьим], так сказать, касается и земли [то есть касается и прочих народов, принявших правую веру], человеколюбиво распространяя лучи своей милостыни всем повсюду сущим Церквам, некоторые из них, согревая, животворит, а другие призывает к преспеянию и плодотворению: всем сил ради причин и смирение наше с согласия всех здесь обретающихся Священнейших митрополитов и боголюбивейших епископов, действием же и благодатью Всевышнего живоначального и совершенноначальнейшего Духа преподает и дарует реченному Царю, Господину Иоанну быть и называться ему Царем законным и благочестивейшим, увенчанным и от нас правильно, вместе и церковно, так как он от рода происходит и крови Царской, как мы уже сказали, и сие полезно всему христианству, повсюду законно и справедливо для утверждения и пользы всей полноты христианства. Поелику однородное привлекает все к общению между собой, разнородное же разобщает и, по самому естеству вещей, свойственно тому, что подвластно, последовать мысли своего началовождя, и все держится свидетельством истины (не то, однако, чтобы мы из последствий столько же уразумевали начала и причины всех вещей, сколько из самих причин и начал уразумеваем последние): то по сей причине явная есть польза быть и утвердиться Царю благочестивому и православному, как началу и непоколебимому основанию, которому весь народ и все ему подвластное привыкли бы повиноваться и ему подражать, по силе в делании всякого добра; такого рода последствие истекает от благого и нравственного начала, как выше сказано.

[Этот документ очень важен тем, что вселенский патриарх подтверждает, что «даже из письменных свидетельств летописцев», очевидно, византийских, а не только из устного предания и писем самого Иоанна Васильевича видно законность и церковная каноничность действий митрополита Московского Макария при венчании Иоанна Васильевича «во Царя законного и благочестивого». Но патриарх обращает внимание, что ранее правом возведения в Царский церковный чин обладали только патриархи Римские и Константинопольские. Это не значит, что венчание, которое совершил митрополит Макарий 16 января в 1547 году, не действительно без подтверждения о том патриарха Константинополя (подданного турецкого султана!), но значит, что впредь таким правом должен обладать и митрополит Московский. Поэтому «в руководство для всех будущих коронований» вместе с этой грамотой и были прислана книга Царского Величества.

Утверждение же М.Зызыкина: “Однако в грамоте были и горькие слова о том, что венчание Московского митрополита без патриаршего утверждения недостаточно”, ложно и свидетельствует, как и многие другие его утверждения, о его духовном повреждении папистской ересью. Напомним, что говорится в курсе Церковного Права о власти епископа: «Так как все епископы по праву рукоположения равны между собой, отличаясь во взаимных отношениях лишь некоторыми преимуществами чести одних перед другими, то отсюда следует, что каждый епископ в пределах своей епархии действует своей духовной властью исключительно. Это, конечно, есть необходимое требование церковного порядка.»[317] Потому-то в вопросах духовной власти, а другой власти Священнослужитель и не имеет, все епископы, митрополиты и патриархи «равны между собой», и они все имеют право совершать семь Таинств, в одно из которых и входит возведение в церковный Царский чин. Но совершает это венчание Царя на царство народа Божьего с XVI века только правящий Архиерей Москвы, ибо только в Москве (в Третьем Риме) находится книга с чином Царского Коронования.

Для М.Зызыкина и иже с ним третья грамота заканчивается словами:] Посему для обнародования и большего утверждения сего действия написана сия благодательная грамота и дана благочестивейшему, боговенчанному и христолюбивому Государю нашему господину Иоанну в лето 1561 индикта 7-го».

[Кроме того, патриарх Константинополя подчеркивает, что Венчание и Миропомазание Святого Царя Иоанна признаются законными и церковными не потому, что необходимо оправдать действия митрополита Московского, но потому что Восточные патриархи уразумели сами причины и начала свершившегося события возведения русского Государя в церковный чин Царя всех православных христиан. Само же возведение Государя народа Божьего в чин Вселенского Царя осуществляется «действием и благодатью Всевышнего живоначального и совершенноначаль­нейшего Духа».

Обращаем внимание так же на то, что вселенский патриарх к себе применяет эпитет “смирение наше”, а правящего Архиерея словесного стада на Руси величает “Священнейшим митрополитом Московским и всея великия России”, но не "Великим Господином и Отцом всея великия России". Эпитет “господин”, относящийся к митрополиту, указывает на то, что он является свободным от рабской зависимости какому-либо человеку. Кроме того, этот эпитет показывает уважительное отношение вселенского патриарха (монаха) к дару Божьему у митрополита (тоже монаха) господствовать над своим внутренним царством.]

[Итак, духовная церковная] компетентная власть признала Иоанна в Царском сане, утверждая этот сан как непоколебимое основание и необходимость для полноты христианства. [Поэтому, удивление нынешних Священников: “А вы оказывается монархист?!”, имея в виду: “Да вы, батенька, оказывается еретик!”, свидетельствует об отсутствии полноты христианства у этих Священников!]…

Со времен Византии Царь всех православных христиан … принимал живейшее участие во всех важнейших церковных делах, в период Вселенских Соборов его комиссары иногда председательствовали на этих Соборах (Вселенский Собор); он подписывал [и тем утверждал к исполнению все] соборные грамоты; при возникновении разногласий в Церковном учении он созывал Соборы в качестве внешнего епископа, по выражению Константина Великого, или общего епископа, по выражению историка Евсевия. Он имел преимущественное попечение о Церкви и был поставлен [Богом!], по выражению II Вселенского Собора в послании к Императору Феодосию, для установления общего Церковного мира [чего не мог и не может ни один епископ, ибо они все имеют равные права и при том, только в вопросах духовной жизни. А Царь имеет всю полноту власти утверждать Веру Православную во всех сферах земной жизни христиан]. …

Император издавал законы, касавшиеся не только внешнего положения Церкви в государстве (jura circa sacra), но и о внутреннем церковном распорядке (jura intra sacra). Его законы наряду с канонами составляли сборники особых постановлений. [Ибо носитель церковного чина Царь, являясь общим епископом вселенской земной Церкви, претворяет в жизнь соборные решения и решает общие оргвопросы благоденствия и Израиля (земной Церкви), и Иакова (народа Божьего). Священное Писание подчеркивает единовластность и не подотчетность другим человекам только Царей: Мною цари царствуют (Притч. 8,15), не прикасайтесь к помазанным (ко христам) Моим (Пс. 104,15).]

2. О власти Царя по Курсу Церковного Права[318]

Вопрос об отношении Церкви к государству – не теоретический, а жизненный. Поэтому для правильного его разрешения необходимо обратиться к истории. …Все христианское вероучение и нравоучение, все относящееся к христианскому богопочитанию, Священнодействию и внутренней церковной дисциплине, насколько она вытекает из существа самой Церкви и представляется необходимой для достижения Церковью своей задачи, все это ведается безраздельно церковной властью. Государство не призвано и совершенно не компетентно в таких делах. Если же оно вторгается в эту область и действует при этом несогласно с духом и учением Церкви, то верующим во Христа остается только страдать. [Обращаем внимание, верующим во Христа при засилье жидов-христоборцев и ожидовленных в земной Церкви, что усугубилось христоборческой властью в государстве и из-за отсутствия Царя, ее защитника и покровителя, остается только страдать, право исповедуя учение Церкви! Слышите, ревнители не по разуму? Следует страдать, а не бороться за свободу земной Церкви и государства от жидовского ига, ибо «сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от своему Богопомазанника!»[319] Следует нести с покорностью епитимью гнева Бога, ибо борцы с гневом Бога есть христоборцы!]

2.1. Цари вправе действовать не только без участия иерархии священства, но и побуждая ее к принятию новых узаконений

[Итак, остается только страдать,] это они, верные Христу и делали в первые три столетия после основания христианской Церкви — до той эпохи, пока Церковь не соединилась с государством, что, как известно, случилось при Константине Великом. С этой именно эпохи и возникает вопрос о правомерном определении отношений Церкви к государству.

Уже в деятельности первого христианского Государя по отношению к Церкви лежат зародыши идеи, которая фактически заявляет себя во всех установлениях его преемников и, наконец, выражается как определяющий принцип в законодательстве Юстиниана: идеи, что существенная часть императорской власти состоит в том, чтобы покровительствовать Церкви, предохранять церковную жизнь от расколов, развивать ее, со внешней стороны, путем законодательства — на данном основании и приводить в гармонию с государственным порядком. На этом принципе утверждается отношение византийских Императоров к догматическим спорам IV, V и VI вв. для разрешения этих споров, волновавших всю Империю, Императоры созывали соборы и сообщали свою санкцию их определениям, как общепризнанному выражению христианского духа и сознания; вследствие этой санкции соборные формулы церковного вероучения становились общеобязательными для подданных Империи, как общегосударственные законы, а ереси вступали в ряд государственных преступлений, подлежащих уголовным наказаниям.

Еще обширнее была деятельность Императоров в области церковной дисциплины. Хотя и здесь признаны были основания; положенные в церковной традиции, но в тех случаях, когда нужно было, дать этим основаниям дальнейшее развитие или ввести в общий закон уже определенное Церковью, Императоры находили себя вправе действовать не только без участия иерархии [священства], но и побуждать ее к принятию новых узаконений. При этом внутренняя, духовная сторона иерархической власти, конечно, оставалась неприкосновенной, и даже не подвергалось сомнению право провинциальных соборов устанавливать себе новые каноны. Однако над ними стояла воля Императора, от которого зависело — утверждать или отвергать соборные определения, т. е. признавать или нет их равносильными государственным законам и этим решать судьбу дальнейшего их значения не только для государственного, но и для церковного права. [Мы видим, что священство и миряне на соборах обладали и обладают только совещательным правом голоса, могут только вырабатывать соборные определения. А решающее (господское) право утверждать или отвергать эти соборные определения во все времена принадлежало только церковному чину Царя, вселенскому главе земной Церкви.]

Далее, к правам величества [Богопомазанника] по церковному управлению принадлежало право избирать и наименовывать высших иерархических лиц, в особенности патриархов, право возводить простые епископства в достоинство митрополий и решать споры между епископами и клиром. [Обращаем внимание, Богопомазанник обладает правом избирать патриархов (то есть решать!), а патриарх в лучшем случае совершает Таинство Венчание на царство народа Божьего (служебная функция, а не господская!). Так что, не Царь получает власть из рук патриарха, как думают еретики-паписты, а патриарх получает только духовную власть (не более того!) из рук Царя!]

2.2. Император стоит выше соборных определений и сообщает им силу и действие

Восточная Церковь [Православная Церковь] признавала такие отношения [описанные в 2.1.] вполне правомерными и целесообразными. Императоры, как верховные защитники и покровители Церкви и блюстители ее внешнего порядка, получали даже особую религиозную санкцию своих церковных прав — в акте Священного миропомазания. Нередко целые соборы епископов провозглашали многие лета «Императору-первоСвященнику» за его благодетельные отношения к Церкви. ...А вот слова знаменитого канониста XII в. Вальсамона: «Императоры, как и патриархи, должны почитаться учителями в силу сообщаемого им помазания Священным миром. Отсюда происходит право Благоверных Императоров поучать христианский народ и, подобно Архиереям, кадить в церкви. Слава их состоит в том, что они, подобно солнцу, освещают блеском своего православия всю вселенную [а правящий Архиерей, подобно луне, освещает только духовное стадо Христа и только своей епархии]. Сила и деятельность Императора простирается и на душу, и на тело подданных, тогда как патриарх есть только духовный пастырь».

Еще решительнее выражался в XIII в. архиепископ болгарский Дмитрий Хоматин. На вопрос одного епископа об императорском праве перемещения епископов с кафедры на кафедру, он отвечал: «такое перемещение … весьма часто совершается по повелению Императора, если того требует общее благо. Ибо Император, который есть и называется верховным блюстителем церковного порядка, стоит выше соборных определений и сообщает им силу и действие. Он есть вождь церковной иерархии и законодатель по отношению к жизни и поведению Священников; он имеет право решать споры между митрополитами, епископами и клириками и избирать на вакантные епископские кафедры. Он может возвышать епископские кафедры и епископов в достоинство митрополий и митрополитов. Словом, за исключением только права совершать литургию и рукоположение, Император сосредоточивает в себе все прочие преимущества епископов, и потому его постановления имеют силу канонов. Как древние римские Императоры подписывались: pontifex maximus, так и настоящие имеют такой же авторитет в силу получаемого ими Священного миропомазания. Как Искупитель наш, помазанный Духом Святым, есть верховный наш ПервоСвященник, так справедливость требует, чтобы и Помазанник Божий Император наделен благодатью первосвященства». …

2.3. Царь-Богопомазанник строит симфонические отношения между Священством своего Царства и своим Царством

2.3.1. Господь дает Царю твердость в Православии, и в религиозной ревности он превосходит всех

Вообще в Византийском государстве признано было за основной принцип, что между государством и Церковью, как между телом и душой, должно быть постоянное взаимодействие. Этот принцип [симфонии властей] довольно ясно выражен в предисловии к шестой новелле Святого Императора Юстиниана, принятом в церковный номоканон[: «Величайшие блага, дарованные людям высшею благостью Божией, суть священство и царство, из которых первое (священство) заботится о божественных делах, а второе (царство) руководит и заботится о человеческих делах, а оба, исходя из одного и того же источника, составляют украшение человеческой жизни [на земле]. Потому ничто не лежит так на сердце царей[320], как честь Священнослужителей, которые со своей стороны служат им, молясь непрестанно за них Богу[321][322]] …

Еще полнее тот же принцип выражен в Эпанагоге Императоров Василия, Льва и Александра: «Император есть законная верховная власть, — говорит Эпанагога, — общее благо для всех подданных: его задача благодетельствовать... В своей деятельности он должен руководиться Святым Писанием, определениями семи вселенских соборов и римскими законами. Он должен быть тверд в православии и в религиозной ревности должен превосходить всех [в том числе и всех Священнослужителей. Это свойство одно из основных особенностей Богопомазанника]. В изъяснении законов он руководится действующим обычаем, только обычай, противоречащий канонам, не может быть терпим...»

[Иерархию священства возглавляет епископ, или по-русски надзирающий. Для устроения богоугодной жизни мирян в Церкви учреждена иерархия мирян, или царство, которую возглавляет Царь (этнарх – глава этноса – народа). Если царство состоит из нескольких епархий, то иерархию священства возглавляет первоСвященник (митрополит или патриарх), при этом первоСвященник обладает только преимуществом чести перед другими Архиереями. Преимущество чести наделяет первоСвященника правом (по факту) принимать на окончательное решение спорные дела между епископами соседних областей.[323] В царстве народа Божьего, как уже отмечалось выше, решение спорных дел между епископами утверждаются Богопомазанником.

Власть православного царя и власть патриарха являются земным воплощением (иконами) двуединства власти Иисуса Христа в Церкви небесной, уже водворившейся в Царстве Небесном. «Если священство будет во всем благоустроено и угодно Богу, а государственная власть [в православном царстве] будет по правде управлять вверенным ей государством, - пишет Святой Император Юстиниан, - то будет полное согласие [симфония] между ними во всем, что служит на пользу и благо человеческого рода. Потому мы прилагаем величайшее старание к охранению истинных догматов Божиих и чести священства, надеясь получить чрез это великие блага от Бога и крепко держать те, которые имеем». (Никодим (Милаш), епископ Далматинский. Православное Церковное Право. СПб. 1897. Стр. 681), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

Властные полномочия Царя народа Божьего – Богопомазанника существенно отличаются от властных полномочий православного Царя любого другого народа, ибо Богопомазанник возглавляет на земле как народ Божий, Иакова, так и наследие Божие, Израиля (земную Церковь) (Пс. 77,71), а потому Царь-Богопомазанник строит симфонические отношения между священством своего царства и своим царством. Ибо только этнарх народа Божьего (и только он!) «по образу Христа-Помазанника по естеству подобен Ему и достоин называться царем и помазанником Божиим, потому что он имеет в себе Помазующего Отца, Помазанного Сына и Имже помазася Духа Святаго»[324]]. …

2.3.2. Невозможно Христианам иметь Церковь, но не иметь Царя!

Нужно еще заметить, что все церковные постановления Юстиниана, служившие образцом для его преемников, составлены были с ведома и по просьбе константинопольских патриархов Епифания и Мины. Нетрудно понять причины, по которым сами патриархи приглашали Императоров быть столь деятельными органами церковного законодательства. Во-первых, церковный закон, исходивший от лица Императора, получал всеобщую обязательную силу. Это в особенности нужно было для провинций, потому что префекты обязаны были, под страхом наказания, исполнять императорскую волю. Во-вторых, так как церковные каноны не давали константинопольскому патриарху никакой власти над прочими патриархами, то утверждение и публикация соборных определений шли от лица Императора. [А потому все Архиереи, в том числе и патриарх, должны были соблюдать, под страхом наказания, закон царства, которое возглавлял Богопомазанник.

Отметим, что и ныне церковные каноны не дают патриарху (московскому, иерусалимскому и еще какому) никакой власти над прочими правящими Архиереями! Итак, как мы видим, привести наследие Божие, Израиля, (и Архиереев, и мирян) к единому пониманию догматов и канонов Церкви Православной имеет властные (господские) полномочия только Богопомазанник. По этой-то причине и писал константинопольский патриарх Антоний Четвёртый в конце XIV века Великому князю московскому Василию Димитриевичу: «Невозможно христианам иметь Церковь, но не иметь Царя]

Сам тон большего числа императорских постановлений ясно показывает, что Императоры вовсе не понимали своего церковно-правительственного авторитета в том смысле, будто они давали санкцию церковным законам именно в силу своей императорской власти. Напротив, Императоры с намерением оговаривались, что они устанавливают в делах Церкви то или другое ex praecepto canonum и таким образом являются не сочинителями, а только блюстителями канонов.

Так, Юстиниан в послании к примасу Дациану, который в 541 г. председательствовал на константинопольском соборе, делает особенное ударение на том, что в императорских постановлениях не нужно искать новых канонов, а только обновление и объяснение уже существующих.

2.3.3. Все покушения, направленные на ослабление влияния Царской Власти на дела Церкви, решительно подавлялись Императорами

В случаях столкновения между церковным и гражданским законодательством Церковь держалась правила, что законы должны уступать канонам. Вальсамон, который повторяет это правило во многих местах своего комментария на номоканон Фотия, оправдывает его тем, что каноны имеют двоякую санкцию — со стороны [соборного разума] Церкви и со стороны Императора [земной иконы Царя Небесного], тогда как сила законов [царства] утверждается только на императорском авторитете. «Поэтому, — говорит Вальсамон, — в случае несогласия между мирской и духовной властью должны решать каноны». …

Да и Церковь никогда не предъявляла притязаний свыше тех, какие были признаны императорской властью. [И понятно почему. Богопомазанник, глава мирской власти и глава церковной власти по общим оргвопросам, координировал взаимодействие духовной и мирской власти в деле подготовки на земле подданных для Царя Небесного.] Если она [церковная иерархия] в продолжение многих столетий умела удержать исключительно за собой юрисдикцию в церковной дисциплине и даже простирала свою деятельность за пределы своего духовного положения, ведая дела чисто гражданские, то это совершалось с прямого согласия государственной власти, которая в каждое мгновение могла взять это право назад.

[К сожалению, очень часто представители церковной иерархии забывали от кого они получили властные полномочия (от Царя-батюшки!) и, выполняя волю сатаны, начинали борьбу с Богопомазанником за господские полномочия для себя любимых.] …Все покушения, направленные к тому, чтобы ослабить влияние государственной власти на дела Церкви [направленные к тому, чтобы украсть Царскую Власть в церковных, тем более в мирских, делах у Богопомазанника], решительно подавлялись Императорами, потому что в таком случае можно было опасаться совершенного распада[325] всей системы византийского государственного права. [Правильнее сказать: потому что в противном случае увидели бы мерзость запустения, реченную пророком Даниилом, стоящую, где не должно (Мк. 13,14) (Архиерей – избранник человеков встал бы на месте Царя – Избранника Бога). И оказались бы народ Божий и наследие Божие в ереси папизма! И открылись бы врата для подданных этого Царя не в Царство Небесное, а в адские глубины!]

2.3.4. Государь Император, признавая Святость Догматов Церкви, провозглашает себя лишь Блюстителем Правоверия

Во всех приведенных нами [рассуждениях] … обнаруживается действие следующих основных положений византийского государственного права, определявших взаимные отношения между …[священством и царством]:

1) Император как глава государства[-царства] есть верховный покровитель и защитник Церкви в области государственного и гражданского права. Но как член Церкви он подчиняется ее законам наравне со своими подданными [при этом у Царя-Богопомазанника обязанностей во много раз больше, а ответственность его пред Богом за качественное служение Ему на много порядков выше. Священство, как подданные Императора и граждане царства, обязаны соблюдать гражданские законы. А представители гражданской власти, как члены православной Церкви, обязаны соблюдать заповеди Божии и вмешиваться в церковную жизнь только в объеме предусмотренном законами православного царства].

2) …Император поддерживает единство внутренней церковной жизни, и для этого возводит догматические определения соборов в общеобязательные государственные законы и карает еретиков и раскольников, как государственных преступников. [«Государь Император признает Святость догматов господствующей Церкви и провозглашает себя лишь блюстителем правоверия. И догматы, и правоверие определяются не Им, но церковной [духовной] властью - соборами.» Профессор Градовский в своем многотомном труде Начала русского государственного права, изданном в 1875 году, разъясняет: «Компетенция Верховной Власти ограничивается теми делами, которые вообще могут быть предметом церковной администрации... Права Самодержавной власти касаются предметов церковного управления, а не самого содержания положительного вероисповедания, догматической и обрядовой его стороны.» В отправлениях церковного суда Самодержавная Царская Власть не принимает участия, но в чрезвычайных случаях Она есть высший источник правосудия по всяким делам и для людей всех ведомств, не исключая и духовного.][326]

3) В делах церковного управления Императору принадлежит: а) право созывать соборы [и утверждать решения их], в особенности вселенские, определения которых должны быть обязательны для всей Церкви и собрание которых не могло обойтись без участия, помощи, и наблюдения верховной власти; б) право избрания на высшие церковно-иерархические должности, в особенности в патриархии (это право обнаруживалось в форме окончательного наименования одного из трех кандидатов, представляемых Императору собором); в) право возведения епископских кафедр в ранг митрополичьих, соответственно политическому значению городов, в которых находились кафедры; г) право верховного наблюдения за общим ходом церковных дел, в особенности за поведением церковно-иерархических лиц[327], которые во многих отношениях были органами и высшего государственного управления, и, наконец, д) право законодательства по делам Церкви в духе и на основании канонов, так, чтобы этим законодательством восполнялись или объяснялись церковные каноны. Отсюда — номоканоны.

[М. Зызыкин справедливо замечает: «не должно забывать, что даже когда Император защищал еретическое учение, он не противопоставлял его учению Церкви, а считал, хотя и ошибочно, себя лишь верным выразителем Церковного учения, еще не нашедшего своего выражения на Вселенских Соборах». Следует понимать, что это Господь, по какой-то причине, Ему ведомой, попустил Своему Помазаннику поддерживать еретическое учение, как учение Церкви. Это Господь ради чего-то не снимает покрывало с духовных очей Царя, и они оказываются ослеплены мудрованием человеков. Мы же помним, что это покрывало снимается Христом (2Кор. 3,14) и у Царя, и у его подданных. Но мы, еще раз напомним, также должны помнить и то, что «Помышляющым[328], яко православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению[329], и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великаго сего звания в них не изливается[330]; и тако дерзающим противу их на бунт и измену, анафема, трижды[331]

Тем, кто не знает откуда эти слова, ибо священство плохо выполняет свои обязанности и не учит мирян правой вере, поясним. «В чине Православия, …[которое должно совершаться во всех церквях в первое воскресение Великого поста, в неделю Торжества Православия], находится [среди двенадцати] анафематствований, как бы в соответствии с двенадцатью членами Символа веры, внесенными в чин Православия»[332], и это одиннадцатое анафематствование.]

2.3.5. При Таинстве Миропомазания Царю сообщаются особые дары Духа Святого для несения Царского служения[333]

Таинство миропомазания сообщало Императору благодатные дары для несения Царского служения, и благодать сия почитается столь сильной, что, подобно пострижению в монашеский чин, с ним Церковью связывается полное прощение всех до того совершенных грехов. 12-е правило Анкирского поместного собора говорит: «Прежде крещения идоложертвовавших и потом крестившихся рассуждено производити в чин Священный, яко омывших грех».

К этому правилу приложено в официальном сборнике правил Православной Церкви руководственное толкование канониста XII века Вальсамона, из которого явствует, какую силу усвояет Церковь таинству миропомазания. Вот что он говорит: «Пользуясь настоящим правилом, Св. Патриарх Полиевит раньше исключил из Священной ограды Святейшей Божьей Церкви Императора Иоанна Цимисхия, как убийцу Императора Никифора Фоки, а потом принял его. Ибо вместе с Св. Синодом в состоявшемся в то время соборном постановлении, которое хранится в архивах хартофилакса, признал, что как помазание при Святом крещении прощает совершенные до того времени грехи, какие бы то ни было, так, само собой разумеется, и помазание на царство прощает совершенное ранее Цимисхием убийство. …Через призвание Святого Духа... и затем на основе правил 19 Никейского Собора, 9 и 11 Неокесарийского и 27 правила Святого Василия Великого …помазание Царей изглаживает все грехи, совершенные до …помазания, какие бы то ни было…»

[Следует понимать, что Таинство Миропомазания совершается только в том случае, если оно преподается избраннику Бога, а не человеков. Например, при венчании на царство Бориса Годунова, Шуйского и Лжедмитриев ни Таинства Венчания, ни Таинства Миропомазания не происходило, не смотря на то, что и обряд Венчания был соблюден, и миром их мазали патриархи. Ибо эти самозванцы не являлись законными (природными) Царями. Судьба же их, так же как и тех Архиереев, кто над ними, якобы, совершал Таинства Венчания на царство и Помазания миром, очень и очень печальна и в земной их жизни, и в загробной! Все они были ворами власти у Царя, у природного Богопомазанника Михаила Федоровича Романова. И никакого призвания Святого Духа на головы самозванцев не происходило, а своими незаконными призываниями Святого Духа патриархи хулили Таинства Церкви. А потому стяжали горящие уголья на свои головы (Рим. 12,20).]

Миропомазание, сообщающее особую благодать Святого Духа, и произнесение слов «Свят, Свят, Свят» показывает, что с возведением [Государя народа Божьего] в Царский сан Церковь связывала принятие его в особый чин, отличный от мирян. Этот чин сообщал особые права, как например, причащение отдельно Тела и Крови Христовых, вхождение в алтарь через Царские врата, права субсидиарного законодательства[334] и участие в делах Церкви, но и возлагал особые обязанности — быть в мире представителем Церкви и защитником вселенской древнехристианской истины. Этот же церковный чин призван был ограждать Императора от происков всяких врагов. Подобно монашескому чину, Царский чин в Церкви, являя отречение от личной жизни [тяжелый крест Царского служения], выделяет носителя его из среды мирян; но в то время как там это отречение делается во имя сораспятия Христу, здесь оно совершается во имя подвига для других, ради дарования им безмятежного жития и примера нравственного величия. Царь Грозный прекрасно это понимал, когда, заботился о возведении себя в Царский сан компетентной властью…

Этот чин, вознесенный на недосягаемую высоту[335] чрез Священное коронование и миропомазание византийский Император был в глазах восточного христианства верховным покровителем Церкви, государственным представителем Православия, защитником древнехристианской истины, эпистимонархом. Следствием рецепции[336] нами византийского права является то, что русские Императоры … венчаются, согласно статьям 57 и 58 Основных Законов, по тому же церковному чину и, следовательно, занимают то же положение по отношению к Церкви, о котором точнее говорит статья 64 Основных Законов: «Император, яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Святой Церкви благочиния. В сем смысле Император в Акте о Престолонаследии 1797 года 5 апреля (№17910) именуется Главою Церкви». Это все тот же внешний епископ — advocatus esslesiae. Рассмотрение византийского права показало нам, что с понятием Самодержавного монарха там вовсе не связывалось понятие о власти безграничной. Напротив, власть его обусловливалась верностью Церкви и в этом находила незыблемую твердыню и непоколебимое основание. Это же стало основанием Царской Власти и у нас в России.

[Если Царь есть верховный блюститель правоверия и всякого благочестия, то какое может быть без Царя-батюшки правоверие и благочестие? Да еще в безбожном государстве, да еще под игом жидов-христоборцев. Вы понимаете, в чем корень всех наших бед и в церковной жизни, и жизни в миру? Бабушка составителя постоянно говорила: “Без Бога – не до порога!” Мы же чуть-чуть уточним: “Без Бога небесного и земного Его Помазанника – Царя-батюшки”. Ибо земными субъектами может богоугодно управлять только земной человек.

А потому, вся дискуссия о благочестии и правоверии наших Архиереев и Священников, развернутая в "православных" СМИ, например, на страницах “Русь православная”, является или провокацией, или отвлекающим маневром от основной и главной обязанности христианина. А основной и главной обязанности христианина является славословия Богу за все и вознесение горячих молитв за Благоверного Государя и Отца нашего из Царского Дома Романовых, имя которого пока только Бог знает. Вот что пишет старец иеросхимонах Илларион Грузин – духовник духовников горы Афон в XIX века (†14 февраля 1864 г.): «Кто, братия, может представить православного христианина не молящегося за Царя нашего, который есть только один, но не многие? И кто не обязан его любить? Не есть ли [Царь] единственная похвала христиан и слава Христа? Потому что, только он по образу Христа - Помазанника по естеству подобен Ему и достоин называться Царем и Помазанником Божиим, потому что он [от чрева матери] имеет в себе Помазующего Отца, Помазанного Сына и Имже помазася Духа Святаго. ...Поэтому кто не любит своего богопоставленного Царя, тот не достоин именоваться христианином. И сие подлинно так.»[337]

Итак, православная Церковь учит, что для того, чтобы богоугодно выполнять свое служение Богу и пасти народ Его, Иакова, и наследие Его, Израиля, в чистоте сердца своего и руками мудрыми водить их (Пс. 77,71-72), власть у Богопомазанника должна быть самодержавной, абсолютной, единодержавной. Ибо никакие человеки (патриархи, президенты), избранные другими человеками, не способны понести крест ответственности Богопомазанника за рабов Божьих; только Своему Избраннику из семени Давида Господь дарует разум, силы, благодать Духа Святого ограждать наследие Божие от расхищения волками, в том числе и в овечьей одежде (Мф. 7,15); только природный Царь является истинным Михаилом, ибо только Богопомазанник исповедует: “Кто как Бог?” и только он во всей полноте уповает на Всемогущего Бога!]

3. Православно-монархическая теория Грозного[338]

«Для понимания Самодержавной власти, как она представляется русскому законодателю, мы сделаем ссылки на одного из лучших теоретиков этого вопроса и одного из лучших литераторов своего времени, «мужа чудного разумения, в науке книжной почитания довольна и многоречивого, зело в ополчениям дерзостного и за свое отечество стоятеля» Царя Иоанна Васильевича Грозного, одного из умнейших людей своего века, по показаниям иностранных послов. Его определения Самодержавной власти дадут основу для столь глубоко различных понятий, как Самодержавие и абсолютизм. Смешивая их в одно по наличности одного общего им признака единоличия власти, современные публицисты [не обладающие правой верой] упускают из вида полную их противоположность по их внутренней [духовной] основе»[339][, - пишет профессор государственного и канонического права. Ценность такого утверждения заключается в том, что М.Зызыкин поврежден ересью папизма, ибо он считает, что патриарх (правящий Архиерей Москвы) является главой земной Церкви. Правда какой-же из здравствующих патриархов (константинопольский, иерусалимский, московский, румынский и т.д.) является этой главой не очень ясно. Правящий Царь-то народа Божьего один, а патриархов много. Да и не патриарх, как сам же М.Зызыкин отмечает, является верховным блюстителем правоверия и благочестия].

3.1. Царь Иоанн является основоположником понятия Самодержавия, дав целую теорию Монархического Права

«Одаренный от природы умом, чуткостью и самыми возвышанными порывами души [как все это и свойственно всем Богопомазанникам!], весьма начитанный в Священном Писании, Царь Грозный рано был искалечен своеволием и самодурством бояр. [Ворам чужой власти свойственно своеволие и самодурство.] Царь не любил этих бояр, съехавшихся из отнятых[340] у них княжений в Москву, откуда они хотели править государством в качестве верховного правительственного слоя. «Подобно бесам от юности моей вы поколебали благочестие и Богом данную мне державную власть себе похитили», - говорил он и выводил измену, которую видел в непризнании вводимого им принципа верховной власти. Их требованиям породы [ибо они были благородных княжеских кровей] он противопоставил свою теорию управления, основанную на Божественной миссии свыше, миссии, получившей свою печать [подтверждающую его Богоизбранничество, родословием от Византийских Императоров и церковным Таинством Венчания] …на Царство.

Он не только [стал первым Вселенским Царем] … в России, но и являлся основоположником понятия Самодержавия, дав целую теорию монархического права. Он дал учение о целях власти, об ее основах и ее пределах. Он оттенил и Священный характер сана, говоря об отношениях подданных к Царю. «Если Царь несправедлив, он грешит и отвечает перед Богом [а не перед каким-либо человеком, даже если он и патриарх!], и Курбский может порицать Иоанна, как человека, - пишет он, - но не может не повиноваться тому, что божественно, - его Царскому сану…» В себе он видел одного из тех царей, которых помазал Бог на царство в Израиле [Иоанна Васильевича помазал на Царство Бог руками митрополита Макария], но также низвергал, и наказывал, и считал себя призванным ответить за каждый поступок только перед Царем царей…

Своей власти он дает религиозно-нравственное значение. «Тщусь с усердием людей на истину и на свет наставить, да познают единого истинного Бога, в Троице славимого, и от Бога данного им Государя, а от междоусобных браней и строптивого жития да отстанут, коими царства рушатся». И он требует полного повиновения себе, как Царю, поскольку, однако, его повелением не затронута вера». (М.Зызыкин. Царская Власть в России. Стр. 71-72), (выделено и подчеркнуто автором-составителем).

3.2. Святой Благоверный Царь Иоанн Грозный в вопросах веры считал себя связанным правилами Церкви

«Открывая Стоглавый собор, он обращается с такой речью: «Ныне молю Вас, о богособранный Собор, ради Бога и Пречистой Богородицы и всех Святых трудитесь для непорочной и православной веры, утвердите и изъясните, как предали нам Св. отцы по Божественным правилам… А сам я всегда готов вместе и единодушно с вами исправлять и утверждать православный закон, как наставит нас Дух Святый. Если, по нерадению вашему, окажется какое-либо нарушение Божественных правил, я в том непричастен, и вы дадите ответ перед Богом. Если я буду вам сопротивен, вопреки Божественных правил, вы о том не молчите; если буду преслушником, воспретите мне без всякого страха, да жива будет моя душа, да непорочен будет православный христианский закон и да славится преСвятое Имя Отца и Сына и Святого Духа». В делах, связанных с вопросами веры, Грозный считал себя связанным правилами Церкви [но не Архиерейскими мнениями]. А в земных делах мыслил себя лишь орудием Промыслительной Десницы, ища наставления и руководства в Святительском благословении[341] и молитве [и ревнуя жить, исполняя волю Всемогущего, а не волю какого-либо человека, ибо выше себя на земле ни кого не видел]…

Принадлежа к Церкви, он сам ей подчинялся, признавая за руководство ее нравственные требования и направляя государственное строительство в духе Церкви. [Причем подчинялся именно Церкви, Ее канонам и догматам, а не священству, которое, как внешний епископ Церкви, сам вразумлял, ограждая от греха и расхищения]. Образец этот давала ему Византия

И понятие Самодержавия, как власти самодовлеющего идеала, подвига личности, оСвященного Церковью, рукоположением [в церковный чин внешнего епископа] и таинством миропомазанием, перешло неприкосновенным и в Основные Законы: «Власти Самодержавного Монарха повиноваться не только за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает» – гласит статья 1-я. Нравственный идеал жертвенного подвига лишь тогда перестанет быть принципом высшей власти, когда Россия перестанет быть православной. Но пока еще живет в сердцах русских Православие, и в Основных Законах есть статья 62: «первенствующая и господствующая в Российской Империи вера есть христианская, православная, кафолическая восточного исповедания». [Можем добавить, что в царстве Царя-победителя эта вера будет единственная. Все иноверные или примут Православие, или удалятся из России; все кривоверы или придут в разум, или погибнут от нынешней жидовской власти, или от рук китайцев, которые освободят русский богоносный народ от жидовского ига.]

Царь Грозный созывал Земские Соборы и для законодательства, и для решения высших правительственных вопросов из всех чинов Московского государства. Он не признавал за подданными никаких политических прав в отношении к Царю – власти Богоустановленной, и у него, конечно, не могло быть и мысли видеть в Земском Соборе представительство власти народа как верховного вершителя дел. Верховной властью была его Царская Власть, и все права ее вытекали из ее обязанности, миссии, свыше возложенной; права его были ограничены не правами подданных[342], а их обязанностями по отношению к Богу. Где верховная власть требует неповиновения Богу, там кончается повиновение ей, ибо она выходит тогда из своей компетенции. Но подданные обязаны содействовать Царю в устройстве государственных [и церковных] дел, когда он призывает их, и решать их, когда он им приказывает это; самое право [Богопомазанника] на это определяется их обязанностью содействовать Царю. [При этом не имеет значения, являются ли подданные мирянами или клириками.]…

Не обязанности граждан определяются правами (как при демократии), а права их определяются их обязанностями перед Богом, а значит перед Царем (так при православной монархии).

В первом случае воля народа в принципе ничем не ограничена… Во втором случае Самодержавный носитель власти признает себя подчиненным высшей силе Промысла Божьего, и народ подчиняется ему, как Помазаннику Божьему, как орудию Его Промысла. Те, кто не смиряется перед такою властью, не понимает ее и не повинуется [не зависимо от чина и сана: мирянин или монах, князь или Архиерей] – лишь «безводныя облака, носимыя ветром, ропотники ничем недовольные, поступающие по своим похотям, обещающие другим свободу, а сами – рабы тления».

В апостольском учении политическое своеволие есть проявление общего своеволия, вытекающего из непонимания главной цели жизни. Апостол освещает принцип власти как службу, Богом указанную, и кладет границы для повиновения Кесарю в необходимости воздавать Божие Богу. Понятие христианской власти, как подвига служения, совершенно неотделимо от христианского учения и миросозерцания(М.Зызыкин. Царская Власть в России. Стр. 74-76), (выделено и подчеркнуто автором-составителем).

 

3.3. В первые при Царе Иоанне Грозном Симфония Духовной и Светской Властей получила свою полноту звучания

3.3.1. О Правоверии и Благочестии Святого Царя Иоанна Грозного свидетельствует Российский Герб

Первый русский Богопомазанник – Святой Благоверный великомученик Царь Иоанн IV Грозный отчетливо понимал всю тяжесть своей ответственности пред Богом своего Царского служения. Это лучше всего подтверждает герб нашего Отечества, в создании которого Святой Царь принимал самое непосредственное участие и которым увековечил средствами геральдики свое понимание учения Церкви о Царской Власти и свою верность в служении Богу.

В геральдике любого государство отражаются в символической форме основные особенности этого государства, а главный символ его занимает центральное место в его гербе. Существенной особенностью русской геральдики является то, что в ней главенствующую роль играла символика духовности, ибо в ней всегда отражались иконописные традиции богоносного русского народа. Так вот именно во времена царствования Царя Иоанна Грозного был создан герб, который брался за основу всеми последующими русскими Богопомазанниками, ибо в нем в иконописной форме изображена харизма русских Богопомазанников со своим богоносным русском народом: быть Удерживающим, спасать весь мир от тайна беззакония, ибо она и во времена апостола Павла была уже в действии (2Фесс. 2,7). А в последние времена: спасти мир от врагов Божьих, положив их в подножие ног Иисуса Христа (12,36).

«И при отце, и при деде Иоанна IV Васильевича изображения сакрального двуглавого символа и поражающего змия конного копейщика [Великий Князь с копием в руце, поражающий сатану и его слуг] существовали порознь, хотя и на одной печати. В начале 1560-х гг. первый русский Царь произвел своеобразную реформу официальной сфрагистики[343], в результате которой образовался устойчивый тип особой государственной печати. “Того же году (1562. – А.С.) февраля в 3 день Царь и Великий Князь печать старую меньшую, что была при отце его Великом Князе Василии Иоанновиче, переменил, а учинил печать новую складную: орел двоеглавной, а среди его человек на коне, а на другой стороне орел же двоеглавной, а среди его инърог”[344]. …Двуглавый орел стал основной фигурой государственных печатей всех царствований XVI-XVII вв., занимая и лицевую, и оборотную стороны. Он помещался а центре концентрических кругов, образованных начертанием полного титула царствующего российского Самодержца.

Но важнейшей особенностью государственной печати 1562 года, явившей миру окончательную композиционную модель существующего по сей день герба России, оказалось помещение московской великокняжеской эмблемы на груди двуглавого орла. Произошло не просто механическое воссоединение двух сторон печатей Иоанна III, Василия III и первых лет царствования самого Иоанна IV Васильевича - завершился очередной этап автономного становления и развития отечественной геральдики. …Единая комплексная фигура, состоящая из коронованного двуглавого орла и картуша[345] с московским великокняжеским гербом, приобрела собственное оригинальное значение, качественно отличающееся от отдельно взятых и механически суммированных значений этих объединенных символов. Данное смысловое свойство новообразованного герба позволяет увидеть в его ставшей классической композиции отражение русской иконописной традиции, абсолютно независимой от западноевропейского геральдического опыта.

Отдельно взятый коронованный двуглавый орел в русской редакции конца XV – начала XVI в. символизировал огосударствленное вселенское православие во главе с Царемисполнителем Воли Божией[346] Обратим внимание, Царь в "русской редакции" – это не исполнитель своей воли, ничем не ограниченной, но исполнитель Воли Бога. Помещение герба Московского великокняжеского рода на груди орла явилось буквальным графическим воплощением религиозно-философской модели “Москва – Третий Рим”.

В иконографии образа Богородицы Знамение (др.-русск. - чудо, пророческий знак), «на наш взгляд, лежит разгадка появления московского гербового картуша на груди не менее значимой гербовой фигуры. …[Иконографический тип образа Богоматери] Знамение основывается на зримом символизме христианского догмата. Он означает неизреченное нисхождение на землю Господа и воплощение Его от Приснодевы и Духа Святого. Самостоятельность Священного образа Эммануила (Иисуса Христа во младенчестве) подчеркнута изображением Его внутри особой символической фигуры – круга славы.

Но вместе с тем Младенец составляет сокровенную сущность Богородицы, отчего круг славы располагается на Ее груди, в области сердца. Недаром и в западноевропейской геральдике щиты небольшого размера с наиболее значимой символикой, расположенные в центре основного гербового щита, получили название Herzschildeсердцевые щиты. Смысловое единство Herzschild и щита на груди Священной царственной птицы позволяет и его называть сердцевым – вместилищем важнейшей эмблемы.»[347] (Истоки русской геральдики. Стр. 108-109), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.)

«На обратной стороне печати 1562 г. Иоанна IV Васильевича грудь двуглавого орла также накрыта картушем, как и на лицевой стороне, но вместо ездеца-копейщика в нем изображен “инрог” – единорог. …

 

 

Печать Иоанна IV Васильевича. 1562 г. Лицевая и оборотная стороны.

 

Печать Иоанна IV Васильевича с изображением двуглавого орла на лицевой стороне и единорога на оборотной стороне (прорись по А. Б. Лакиеру).

 

 

Большая государственная печать Царя Иоанна IV Васильевича. Лицевая сторона. 1577 г. (по А. Б. Лакиеру).

 

Грозный Царь полагал исполнение Помазанником Божиим своих обязанностей служением Господу, в коем различал четыре формы: отшельничество, монашество, Священническую власть и Царское правление. Следует здесь напомнить, что в православном миросозерцании страх Божий напрямую ассоциировался с одним из возможных путей спасения, отчего служение Господу в форме Царского правления представлялась Иоанну Васильевичу в “страхе, и запрещении, и обуздании, и конечнейшем запрещении по безумию злейших человек лукавых”. Мистическая суть Царской Власти как разновидности иноческого подвига виделась Грозному не столько в свете отшельнического учения Нила Сорского (к чему старалась подвигнуть его "Избранная рада" [лукаво желая украсть у него Царскую Власть]), сколько согласно древнему Киево-Печерскому уставу. Для спасения души следовало истязать плоть, а под "плотью" Руси Царь понимал всех людей ее, спасение которых вверено было ему Господом и осуществлять его он должен был страхом Божиим. По сути, вся программа действий Иоанна Васильевича сводилась к тому, чтобы страхом Божиим обратить людей к истине и свету, а значит спасти их души». (Истоки русской геральдики. Стр. 120-122), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.)

Святой Царь совершенно справедливо понимал под плотью соборной личности Руси всех вверенных ему Богом людей, а главой этой соборной личности являлся он сам, как русский новозаветный Царь Давид. Текст Священного Писания указует нам именно так понимать Богопомазанника и народ Божий: И пришли все колена Израилевы к Царю Давиду в Хеврон и сказали: вот, мы — кости твои и плоть твоя (2Цар. 5,1). Все колена Израилевы – это весь народ Божий. И если Царь[348] – это верховный правитель, вождь, повелитель, властитель народа Божьего[349], отец народа, разум народа, глава соборной личности народа, то кости и плоть Царя – это сам народ, соборная личность народа.

Свою устремленность исполнять Волю Бога в чистоте сердца Своего, как меча и слова Божия, Царь Иоанн Васильевич Грозный выразил через символ единорога, поместив его в Своей государственной печати. Единорог, как символ свирепой чистоты, есть «образ возвышенный и воинственный, как сам идеал богоданной власти русского Самодержца. …Благородная чистота единорога приличествовала не только Царскому гербу, но и Царскому оружию. В последних битвах за Ливонию в русском войске появились пушки с единорогом на стволах, первая из которых была в 1577 г. отлита знаменитым мастером Андреем Чоховым. С тех пор возник обычай, существовавший до XVIII-XIX вв., называть артиллерийские орудия "инрогами" или "единорогами"». (Истоки русской геральдики. Стр. 123-124), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.)

Таким образом Господь увековечил память о правоверии и благочестии Святого Царя Иоанна не только в российском государственном гербе, но в народной памяти о военных победах, которые добывались и "единорогами".

«Весьма характерно, что единорог на время Смуты покинул печати Царя избранного [человеками Василия Шуйского] и царевичей самозванных и появился в государственной символике России только при Михаиле Федоровиче Романове. Видимо, никто из выдвинутых Смутой правителей России не решался осенять себя символом свирепой чистоты, который многими воспринимался личным гербом Иоанна Грозного.»[350] Только законного, природного ЦаряБогопомазанника символ свирепой чистоты не обжигает!

3.3.2. Корона над двуглавом орлом означает власть вселенского православного Царя и в светской, и в церковной сферах

Вся полнота симфоническая звучания догмата Царской Власти графически представлена в Большой государственной печати Царя Иоанна Грозного 1577 года. На ней «помещены двуглавые орлы, иконография которых полностью совпадает с печатью 1562 года, за исключением одного: здесь орлы увенчаны одной-единственной короной с венчающим ее православным крестом вместо двух небольших коронок, парящих над головами царственных птиц на всех более ранних печатях. …Соединение Царского венца с восьмиконечным православным крестом превращало его в символ емкий и конкретный – такая корона могла означать только власть вселенского православного Царя, Самодержавие которого соединило в себе светскую и церковную сферы власти. Подчиненная роль русских митрополитов при Иоанне Грозном получила соответствующее отражение в Большой государственной печати – впервые с конца XV в. Обе орлиные головы оказались лишенными корон, все значение которых обратилось в корону Царскую(Истоки русской геральдики. Стр. 132-133), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.)

Итак, иконография государственного герба уже при первом русском Богопомазаннике отражала претворение учения Церкви о Царской Власти в реалии российской действительности.

В Большой государственной печати, кроме того, «над короной православного Царя помещен самостоятельный медальон – тринадцатый[351] в охватывающем орла кольце. Крест на “Голгофе” с орудиями Страстей Господних и “адамовой головой” у его основания окружен надписью: “Древо дароуетъ древнее достояние”.

…Дохристианское значение креста на горе с прямоугольными уступами соответствовало понятию “центр земли”, “пуп мира”. Христианство же привнесло в архаичную символику собственное содержание, объявив сакральным центром гору Голгофу (греч. “череп”) под Иерусалимом место распятия на Животворящем Кресте Иисуса Христа. …Сосредоточение всего объема Самодержавной власти в руках православного Царя, распространение этой власти за существующие границы Государства [народа Божьего] и ее религиозно-мистический аспект превращали Животворящий Крест, “древо живоносное” в символ вселенской миссии Москвы – Третьего Рима. Центр истинной веры, всего христианского мира переместился на Русь, становясь ее неотъемлемым достоинством (можно было бы добавить – и ее Голгофой [на которую вознесен русский Царь-Богопомазанник]). В утверждении этого принципа и заключалась суть всей политики Иоанна Грозного [основоположника Царского служения на Руси]. Эта идея и составила содержание девиза в его государственном гербе.» (Истоки русской геральдики. Стр. 133-135), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.)

Мы видим, что «окончательно идея русского Самодержца как истинного Помазанника Божия, единственно способного спасти "изрушившийся", лишенный истинной веры мир, утвердилась при Иоанне Грозном. Именно принявший первый титул Царя Иоанн IV Васильевич осознал себя богоизбранным Государем, обязанным спасти мир, и все деяния его были пронизаны этой идеей»[352]. Власть же вселенского Царя ограничивается Голгофским Крестом, который есть образ Самого Иисуса Христа.

Таким образом, со времен Святого Благоверного великомученика Царя Иоанна Грозного всему православному миру ясно, что симфонию светской и церковной сфер властей обеспечивает вселенский Царь-Богопомазанник, а значит, что православное звучание симфонии властей заключено в православном вселенском Царе, главе народа Божьего. Кратко эта мысль звучит так: симфония властей священства и царства есть власть Царя-Богопомазанника.

3.4. Учение Иоанна Грозного о Самодержавной власти будет полностью востребовано в воскресшей России

«При гуманистическом воззрении совершенно непонятно такое возвышение одного человека, которое происходит при монархии. Но, когда люди исповедуют не обожествление человека, а лишь Святость подвига, оСвященного Церковью, тогда они, напротив, не могут понять, во имя чего они будут повиноваться другим [всяким самозванцам в рясе (патриарху) или без оной (президенту)] без наличности этого оСвященного подвига, который может нести только личность как носитель религиозно-нравственного сознания [каковым является Царь-Богопомазанник. Следует всегда помнить, что особый духовный дар для осуществления верховной власти и в государстве народа Божьего, и в земной Церкви над наследием Бога, Израилем, дается Богом Своему Помазаннику, избранному Им для Царского служения-подвига еще при зачатии Его. Именно при зачатии происходит помазание Христа Господня Духом Святым! После Венчания на Царство благодать Духа Святого начинает изливаться через Богопомазанника и на весь мир, в первую очередь на Иакова, народ Божий, и на Израиля, наследие Божие – на чад Церкви земной.]

Не к раболепству перед людьми, а к смирению [пред законным Царем] и к подвигу [в своем служении Богу, через служение Царю] призывает православное учение; смирение и подвиг – его основа; без него нет Православия, и «Император, Престолом Всероссийским обладающий, не может исповедовать никакой иной веры, кроме православной» - гласит статья 63 Основных Законов [Российской Империи. Обратим внимание, смирение только пред законным Царем, а не перед самозванцем в рясе ли Священника, во фраке ли президента. И подвиг должен быть подвигом своего служения. Помните апостол предупреждал: Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться (2Тим. 2,5), то есть если сам себе придумает подвиг. Например, не вкушать продукты, на обертках которых стоят штрих-коды; не получать новый паспорт и стать изгоем общества; самовольно или по благословению самозваного "господина" бить жидов и спасать Россию; и другие "подвиги", которые придумывают служители сатаны, а бездуховные "православные" ревностно совершают их. Ибо нет Царя, который бы удерживал бы бездуховных от прожигания впустую своих, Богом данных, талантов и жизненных ресурсов, а служителям сатаны не позволял бы расхищать духовных младенцев из стада Христова].

Власть православного монарха вытекает из православного миросозерцания и без него даже непонятна. Ее создает то миросозерцание, которое не верит в одни силы человеческие, но, уповая на Промысел Божий, полагает, что «кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец». Только указанный Промыслом в силу рождения, верный Церкви [а не ее служителям, даже носящим звание патриарха], помазанный ею и хранитель ее веры признается достойным устроителем политической жизни. [Помните слова Иоанна Кронштадтского: “Если мы православные, то мы обязаны веровать в то, что Царь, не идущий против своей облагодатствованной совести, не погрешает[353]?]

Учение Грозного об основах власти, понятие о Самодержавии как о власти, обязанной собственному праву по нравственному подвигу в силу Промысла Божьего, «доведшего искру благочестия до Русского Царства и скипетродержавие до нас смиренных», и не опирающейся на «многомятежного человечества хотение», остается основой русского права по Основным Законам, не поколебленной ни смутой XVII века, ни смутой 1905 года.» (М. Зызыкин. Царская Власть в России. Стр. 76-77), (выделено и подчеркнуто автором-составителем).

Мы добавим. Учение Царя Иоанна Грозного, первого русского наследника престола Давидова, существенно дополняет византийское учение о симфонии властей священства и царства в православной Империи. Дополнение Святого Благоверного Царя-Богопомазанника надежно защищает земную Церковь от ересей папизма и цареборчества. Естественно, еретики-паписты и цареборцы люто ненавидели и ненавидят поныне этого Богопомазанника, у которого, как у всех Царей, сердце было в руце Божией (Притч. 21,1). Во всем объеме учение о симфонии властей будет полностью востребовано только в воскресшей России, в православном Царстве Царя-победителя. И единорог – символ свирепой чистоты, думается, вернется в герб Царской воскресшей России. Ибо власть Царя-победителя будет свирепа к врагам Бога, Отечества и народа Его, во имя защиты чистоты Веры Православной.

Народ Свой, Иакова, и наследие Свое, Израиля (земную Церковь) (Пс. 77,71), Господь через пророка Исаию каждый год Великим Постом поддерживает таким обетованием: Еще немного, очень немного, и пройдет Мое негодование, и ярость Моя обратится на истребление их (Ис. 10,25). Истреблены будут: все разрушители государства богоносного русского народа (от откровенных врагов до ленивых, трусливых и продажных лиц, обязанных блюсти интересы народа и Отечества; все извратители многовекового учения Церкви (как от самих ожидовленных извратителей, так до одураченных распространителей этих извращенных толкований и "молитвенников" по поврежденным после 6 марта 1917 года, и тем извращенным, богослужебным текстам); все те, для кого послушание духовным беспредельщикам выше поста и молитвы[354]; все те, кто так или иначе принимает участие в жидовских потугах разложить земную Церковь и превратить ее в церковь-куклу.

Митрополит Антоний (Мельников)[355] незадолго до своей смерти от рук жидов писал: «сионизм[356] особенно заинтересован иметь в Православной Церкви своих "постовых", которые встречали бы людей, искренне идущих к истине [но дышащих еще мирской суетой] и ... провожали бы далеко в сторону от нее, стараясь, однако, уверить, что ведут их верно, именно к Православию. Задача таких "постовых"[357] - под видом правды проповедовать ложь [потому что неофиты еще, естественно, не знают истинного учения Церкви Христовой, а послужить Господу очень и очень радеют], под православной оболочкой наполнять души людей угодными сионизму взглядами и настроениями[358]. ...[Одно из деланий этих "постовых" -] это всяческое разложение Православия.»

Обличая одного из таких "постовых" (протоиерея (не просто попа, а старшего(!!!) попа)) Александра Меня, митрополит Антоний в открытом письме к нему писал: «Сейчас Вы занимаетесь в Русском Православии "анализом", то есть попытками разложения его коренных, живоносных устоев. Ваши единомышленники делают то же в других христианских народах. И если бы Ваши мечты сбылись, то из духовно разложенных христианских Церквей, выбрав пригодные для сионизма [своим именем – для жидовства] элементы, можно было бы синтезировать нечто целое. Только это было бы уже не живое Тело Господа Иисуса Христа, а мертвая синтетика, говорящая кукла, робот, лишь внешне похожий на нечто живое, как механическая кукла чем-то похожа на человека. А сионизму и его союзникам как раз и нужна церковь-кукла, по видимости христианство, а по сути подделка. Такой вселенской "церковью" можно было бы управлять как угодно и прежде всего для того, чтобы она признала истинным Христом израильского лже-мессию - Антихриста и помогла бы установить в мире его духовное и политическое господство.» (Мит. Антоний (Мельников). Кто соблазнит малых сих ... Письмо Священнику Александру Меню), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

Мы можем только с замечательным митрополитом заверить жидов и их пособников: «Не надейтесь, этого не будет»! Вас раздавит [сотрыет] камень, который отвергли строители, но он сделался главой угла и земной Церкви Христовой и Государства Российского. Евангелист Матфей утверждает, что первоСвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит (Мф. 21,45) , поэтому и мы будем под строителями понимать кривоверное священство. Камнем же является русский православный Царь последних времен[359], изображение которого помещено на мелких монетах нашей страны. Именно для этого Царя, победителя антихриста, Святой Благоверный и христолюбивый Царь Иоанн Грозный «образец учинил», как уничтожать врагов Бога и Отечества. И Царь отдаст повеление своим верным подданным христианам, и будут полностью истреблены все враги Бога. Помните, Царь-пророк Давид утверждал: “во гневе Своем Господь погубит их, и пожрет их огонь. Ты [руками Царя и Твоим всемогуществом] истребишь плод их с земли и семя их — из среды сынов человеческих, ибо они предприняли против Тебя [Царя Небесного и Твоего Помазанника земного] злое, составили замыслы, но не могли выполнить их. Ты поставишь их целью, из луков Твоих пустишь стрелы в лице их (Пс. 20,10-14)”.

3.5. Господи! Покажи Царя нашего опасным хранителем Святой Твоей соборной Церкви!

«Царская Власть, вытекает из церковного миросозерцания, органически связана с Церковью и от нее неотделима(М.Зызыкин. Царская Власть в России. Стр. 77), (выделено и подчеркнуто автором-составителем).

Обязанность быть надежным хранителем догматов Святой Кафолической Церкви составляет одну из главнейших обязанностей Царя как церковного чина, в который он вступает при венчании Богопомазанника на Царское служение быть хранителем престола Давидова.

Господи! Покажи Царя нашего опасным хранителем Святой Твоей соборной Церкви! Это слова из молитвы[360] Святителя Митрополита Макария Московского при венчании на царство Великого Князя Иоанна IV-го Васильевича Грозного. Эту молитву Святитель произнес 16/29 января 1547 году. С этого дня земным главой земной вселенской Церкви Христовой, русским царем Давидом, стал глава народа русского (этнарх) Великий Князь, глава русского православного царства. Святой Благоверный и христолюбивый Царь Иоанн Грозный, как и все русские Цари и Императоры, по молитвам православных христиан и был опасным, и грозным для врагов Христа, грозным хранителем и защитником веры православной на земле.

При Венчании Царя Николая Второго на царство с соборной личностью народа Божьего вся земная Церковь молилась: «Господи Боже наш, Царю царствующих и Господи господствующих… ныне услыши моление нас недостойных, и призри … на вернаго раба Твоего, Великаго Государя Николая Александровича, Его же Благоволил еси поставити Императора над языком Твоим[361], … одей Его силою с высоты, возложи на главу Его венец…, и даруй Ему долготу дней, даждь в десницу Его скипетр спасения, посади Его на престоле правды, огради Его всеоружием Святаго Твоего Духа, укрепи Его мышцы, смири пред Ним вся варварския языки, хотящия брани, всей в сердце Его страх Твой и к послушным сострадание, соблюди Его в непорочной вере, покажи Его известнаго [надежного] хранителя Святыя Твоея Кафолическия Церкви догматов, да судит люди Твоя в правде, и нищия Твоя в суде, спасет сыны убогих, и наследник будет Небеснаго Твоего царствия»[362].

Следует отметить, что после этой молитвы митрополит «принял корону и представил ее Его Величеству, который и возложил ее на Себя»[363] Сам. Богопомазанники Сами на Себя возлагают корону, а не митрополиты или патриархи. В обряде это установлено как символ подотчетности Царя Единому Богу и того, что никто из человеков непричастен выбору Царя и возведению его в Царское достоинство, но Сам Бог и только Бог. Эта часть обряда в Таинстве Венчании Царя на царство лишает духовноповрежденных ересью папизма даже малейшего основания утверждать, что Царь должен подчиняться патриарху, раз патриарх возлагает корону на Царя при обряде Коронации[364].

По мнению папежников, патриарх, а (не Господь!) венчает Помазанника Божия на царство. Для этих несчастных глупость о помазании Царя от патриарха, а не от Бога основывается даже на такой детали обряда при Венчании, как помазание Царя миром руками Архиерея. Глупость эту, исходящую из горячего желания упразднить полноту Царской Власти, папежники допускают, не задумываясь о том, что Архиерей, участвуя в этом обряде коронации, выполняет лишь функцию ассистента: один ассистент несет Царские регалии, другой их подносит, третий помазует миром «на челе Его Величества, очах, ноздрях, устах, ушах, перстях и “по обеим сторонам” на руках, говоря: “Печать дара Духа Святаго”», другой ассистент (митрополит!!!) отирает места помазания. Согласитесь, ведь очень не удобно самому себя помазать, особенно, “по обеим сторонам” на руках, а потому и нужен ассистент, но не господин Царя-батюшки!

Для папежников обращаем внимание на то, что в своем Таинстве Миропомазания Церковь Христова обязывает Священника произносить слова “Печать дара Духа Святаго” для того, чтобы и помазующий миром, и помазуемый отчетливо понимали, что это “печать дара Духа Святаго”, а не печать помазующего. Помните Иисус Христос говорит апостолу Петру: паси овец Моих (Иоан. 21,16). То есть, епископы-апостолы, знайте свое место, и пасите, не господствуя, не своих, а Моих овец! Все разумные люди, христиане или нехристи, знают, что Царь пасет народ свой и наследие Божие, именно господствуя! Это Царь является Великим Господином и Отцом нашим. А любого Священника (от простого попа до патриарха) апостол Петр, вразумленный Иисусом Христом, умоляет: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду (1Петр. 5, 2-3). То есть, пасите, но не смейте быть господами над наследием Божиим, тем более Великими Господами! Пасите не повелениями, но подавая пример стаду! Даже само слово ‘Священнослужитель’ указывает на служебную функцию любого епископа, не говорят же о епископе ‘Священногосподин’.

3.6. Русский народ верит, что сделавши все для подчинения Воле Божьей, он не будет оставлен Богом

«Народ русский, так метко выражающий свои религиозные и правовые понятия в пословицах, понял и оценил рождение новой власти в лице Грозного Царя, воспев его в былине:

Когда началась Москва,

Зачинался в ней и Грозный Царь.

В целом ряде пословиц народ выразил свое понимание Царской Власти. Он чтит не породу в Царе, а Священную миссию сана, его помазанность [его законность], делающую его оСвященным орудием Промыслительной Десницы; подобно Грозному Царю, он не любит породу, не любит бояр. О боярах он говорит: “не держи двора близ княжьего двора”; “С боярами знаться, греха не обобраться”; “В боярский двор ворота широки, а вон узки: закабаливают”. Царь же в его глазах – источник справедливости: “Где Царь, там и правда”. Близость к Царю повышает человека [ибо на нем почивает сугубая благодать для ревнующих выполнять волю Бога Небесного и верно служить богу земному]: “Близ Царя – близ чести”.

Не верит он [богоносный русский народ] в силу человеческого разума в делах земных: “Один дурак бросит камень, а десять умных не вытащат”[365]; “Глупый погрешает один, а умный соблазняет многих”[366]; “Горе царству, которым владеют многие”[367]. Человек не может строить общежития, если не находится под действием Высшей правды. “Кто не умеет повиноваться [законным господам и командирам], то не умеет и приказывать”; “Кто сам к себе строг, того наставит Царь и Бог[368]. Народ хочет повиноваться тому человеку, чья оСвященность подчиняет его нравственному идеалу: “Царь от Бога пристав”; “Царь земной под Царем Небесным ходит[369]; “Суд царев, а правда Божия”[370]; “Сердце царево в руке Божьей”; “Чего Бог не велит, того и Царь не изволит”; “Царский гнев и милость в руках Божьих”; “Как без Бога свет не стоит, так без Царя земля не правится”. [И опять без Царя, а не без Священника или без "избранной рады", земля не правится. Еретики-паписты в этой пословице на место Бога ставят патриарха (папу). По их заблуждению это без патриарха и свет, и Церковь не стоят.

Мы видим, что великий русский народ отчетливо различает Царскую (господскую) власть, от власти бесчинных господ. Земля не правится без Царя, а ни без патриарха, ни без решений "православных" братств, соборов, “избранных” и самозваных рад[371]. Ибо сердце царево (а не чье-либо), суд, гнев и милость Царские в руках Божьих. Причем имеется в виду не только Богопомазанник, но любой обладатель законной господской власти (муж, отец, начальник, каждый человек как Царь своего внутреннего царства).]

Реальная вера здесь в Промысел Божий исповедуется самим делом; человек верит, что, сделавши все для подчинения воле Божьей, он не будет оставлен Богом [в своих трудах] и в своем политическом строительстве. “Государь батюшка, надежда, православный Царь” – говорит он. Для гуманиста-нехристианина даже непонятен этот язык. [Ворам же Царской Власти на любом уровне этот язык невыносим, а потому они его шельмуют, называя языком еретиков и гордецов.]…

Когда князь Пожарский рассылал грамоты об избрании выборных для совета «как нам теперь безгосударственным быти», по его зову составился избирательный Собор 1613 года. Не представляя себе иной формы правления [кроме монархии], Собор видел в себе не учредительную власть, призванную дискуссировать о выборе формы правления, а собрание всех чинов Московского государства, имеющее сказать, кому быть выразителем [воли Бога и] народного духа и вершителем судеб народа. Грамота по возможности устраняет даже наличность момента избирательного, зависящего от народных желаний, а старается установить преемство с угасшей династией [Рюриковичей]. …Государь мыслился духовным преемником строителей земли Русской, всех своих предшественников, ныне призванных ожить в историческом нравственном преемстве новых Царей, оСвященных благодатью Церкви.» (М.Зызыкин. Царская Власть в России. Стр. 79-80), (выделено и подчеркнуто автором-составителем).

Манягин В.Г. Царь ИОАНН ГРОЗНЫЙ В ИКОНОГРАФИИ XVI-XVII ВЕКОВ[372]

Если вести серьезный разговор о Царе Иоанне IV Васильевиче, о его значении и влиянии на русскую историю, то никак не возможно пройти мимо такого важного аспекта этого вопроса, как сакральная сущность Православного Самодержца. Тем более, что Царь был первым Помазанником Божиим на русском престоле. Попробую, насколько это возможно, с помощью Божией, рассмотреть этот вопрос через анализ сохранившихся до нашего времени от XVI-XVII веков иконописных изображений Государя, как немых, но живых и неложных свидетелей отношения русского народа к Священной особе Русского Монарха. [К сожалению, "православные" Архиереи на своей октябрьской тусовки 2004 года этим неложным свидетелям слова не дали. Этим они показали всему миру свое отвержение многовекового учения Церкви и православных традиций русского народа Божьего XVI-XIX веков.]

1. Икона “Церковь воинствующая”

Икона Успенского Собора Московского Кремля "Благословенно Воинство Небесного Царя" (Небесная Торжествующая и Земная Воинствующая Церковь), XVI век. В центре иконы во главе Земной Воинтсвующей Церкви изображен Вождь Воинствующей Церкви – Святой Благоверный Богом избранный, Богом венчанный и Богом Возлюбленный Царь Помазанник Божий. Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Сегодня широко известна фреска с изображением Благоверного Царя Иоанна IV из Грановитой палаты Московского Кремля. Однако кроме нее существует еще несколько изображений XVI-XVII вв., на которых мы можем увидеть этого Государя.

Первой и ключевой в этом ряду является икона “Благословенно воинство Небесного Царя” (позднее название “Церковь воинствующая”) находящаяся в настоящее время в экспозиции Государственной Третьяковской Галереи.

Икона создавалась для Успенского собора Московского Кремля. Вскоре после венчания на царство (1547 г.) по заказу Царя было выполнено и установлено В Успенском соборе Царское молебнов место (1551 г.). Некогда подобное молебнов место находилось в главном соборе Византийской империи - Святой Софии в Константинополе. На него восходил Император после свершения над ним Таинства Миропомазания при Священном венчании на царство. Икона составляла с Царским местом единый идеологический и культурный комплекс. Расположенная вблизи Царского места, она во время Богослужения всегда была доступна взору первого Русского Царя — Помазанника Божиего. Однако она служила не для “вспоминания” о величайшей победе Государя, а для постоянного, ежедневного напоминания Помазаннику Божиему о его обязанности перед Церковью Христовой и народом Божиим: защищать чистоту Православной веры, служить защитником православных во всем мире. [защищать и веру Православную и православных христиан от всех еретиков и расхитителей, даже если на них Архиерейские облачения!]

Эта миссия иллюстрируется изображенным на иконе исходом Церкви — народа Божиего — из Града обреченного в Новый, небесный Иерусалим. Апокалиптические мотивы соединяются в иконе с воспоминанием о конкретном историческом событии: завоевании Казанского царства. …

 

Вождь Земной Воинтсвующей Церкви. Святой Благоверный Царь-Помазанник Божий

Посмотреть/скачать крупноформатную копию данного фрагмента иконы можно здесь

 

Весь облик фигуры в центре иконы свидетельствует, что перед нами Царь [Иоанн Грозный]. Значительная часть Святых, изображенных на иконе — это Святые князья северо-западной, Владимирской Руси, предки Иоанна IV. Вся логика заложенной в эту икону идеи требует, чтобы в ее центре находился не греческий Царь, пусть даже Св. равноапостольный Константин Великий, не Владимир Мономах, а московский Царь, первый Помазанник Божий на русском престоле. Вся архитектура, вся живопись этого периода задумана и создана как памятник, прославляющий величайшее событие в истории Московской Руси: венчание на царство Иоанна IV, знаменовавшее завершение длившегося сто лет осмысления русским народом процесса перехода миссии “удерживающего” от Константинополя к Москве [Боголюбивому читателю предлагается самому ответить на вопрос: “Почему он не найдет в церковной прессе, в православных календарях, на проповедях Священников сообщений об этом величайшем событии в истории России и Церкви Христовой?”]...

Без сомнения, образ Царя идеализирован и в нем присутствуют черты его предков и предтечей в служении Церкви Христовой, в том числе и черты Св. Царя Константина, и Святого равноапостольного кн. Владимира, и Владимира Мономаха. Это сходство органично вытекает из идеи, согласно которой “православный Государь был призван внести в тьму и хаос языческой казанской земли Священный миропорядок”. Так же, как несли его Царь Константин — в Римскую Империю, Св. кн. Владимир — в языческую Русь. То идеальное, что сопутствует этому служению, наложило свой отпечаток на изображение всех Святых правителей. …

Крест в руке делает еще более вероятным идентификацию этой фигуры как Иоанна IV. То, что крест имеет значение не исповедания веры, а инсигнации Царской Власти, заменяющей скипетр на вышеописанных изображениях московских князей XIV-XV вв., лишь подтверждает возможность того, что эта иконописная традиция была сохранена и при написании данного изображения. Кроме того, мы, знаем, что, отправляясь в Казанский поход, Иоанн приказал утвердить на Царском знамени с Нерукотворенным Спасом крест, «иже бе у прародителя ... достохвального великого князя Димитрия на Дону». После взятия Казани Государь сам водрузил Крест Христов над покоренным городом и, “обойдя по стенам с хоругвями и иконами, поСвятил ПреСвятой Троице бывшую столицу царства Казанского. Едва ли современник-иконописец мог пройти мимо такого факта. И нет ничего странного в том, что он (а надо помнить, что весьма вероятно и то, что эскиз был составлен рукой самого свт. Макария) отразил этот факт в “художественном” описании Казанского похода — иконе “Благословенно воинство Небесного Царя”. Нелишне упомянуть здесь и о том, что на иконе XVII века “Святой Благоверный царевич Димитрий, угличский и московский чудотворец”, сын Иоанна Грозного изображен с точно таким же крестом... Во всяком случае, крест в Царских руках еще больше подтверждает версию о том, что это изображение Иоанна Грозного. …

Еще одна деталь императорской одежды обращает на себя внимание. Это “лорос” — лента, одеваемая поверх далматика и перекинутая через руку царственной фигуры наподобие ораря иподиакона. Такая же лента изображалась и на иконах Святых — византийских Императоров… Иоанн Грозный так же воспринимался Императором не только его подданными, но и подданными некоторых других государств. С точки зрения Вселенской Православной Церкви … он и был Императором единственной на земле православной Империи. Таким образом, Царь Иоанн имел все права на лорос. …

На иконе “Благословенно воинство Небесного Царя” изображение Архангела Михаила принадлежит к “воинскому” типу — он вооружен обнаженным мечом и облачен в доспехи. Зато фигура Царя несет те атрибуты, которые полагаются Архистратигу: посох-крест и лорос. Если вспомнить, что Иоанн Васильевич составил “Канон Ангелу Грозному воеводе”, а самого его прозвали Грозным за Казанский поход, то аналогия напрашивается сама собой. Архистратиг Михаил возглавляет воинство Небесное, а Царь-архистратиг — воинство земное. И еще одна цитата: “…в Византии существовала традиция создавать портреты Императора в память о какой-либо его победе. Такие изображения окружали фигурами Святых воинов. Так, на миниатюре из Псалтири Василия II Император представлен принимающим копье - оружие победы - из рук Михаила Архангела. Рядом с ним - Святые воины Георгий, Димитрий, Феодор Стратилат, Феодор Тирон, Прокопий, Меркурий. Сопроводительный текст объясняет, что они «сражались заодно» с Царем Василием II как его други»[373].

Если вспомнить, какое значение имела Казанская победа для всего Русского государства, какую роль сыграл в ней Царь Иоанн и о том, что эта победа стала поводом для написания иконы, то нет ничего странного, что добрая, византийская традиция была возрождена на русской земле. …

2. “Митрополит Макарий и Иоанн Грозный”

Следующее по времени прижизненное изображение Царя Иоанна Грозного, которое сохранилось до наших дней — это фреска “Митрополит Макарий и Иоанн Грозный” в алтарной части Успенского собора Свияжского Успенского ПреСвятой Богородицы мужского монастыря[374]. Время написания фрески определено точно: 1558 год[375]. В 1899 году фреска были реставрирована…

[Фреску "православным" иконоборцам удалить из церковного употребления намного сложнее, нежели икону на доске или на холсте. В Москве послушники иконоборцев в Архиерейских облачениях уже рьяно замазывают древние фрески, которые являются кроме всего прочего культурно-историческими ценностями!!!]

Государь изображен с молитвенно поднятыми руками, с обращенным к небу лицом. На голове у него Царский венец в виде короны, напоминающий корону, в которой обычно изображают Св. Царя Давида. Иоанн Васильевич одет в алый плащ, застегнутый на правом плече и длинное перетянутое в поясе платье блекло-голубого цвета с широкой светлой каймой внизу. По левому бедру спускается золотистая лента, напоминающая лорос. Волосы рыжего цвета и черты лица напоминают о царственном всаднике с иконы “Благословенно воинство Небесного Царя”.

Фрагмент Тихвинской иконы Благовещенского Собора Московского Кремля: на иконе Святитель Макарий, Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич IV Грозный и отец Царя – Святой Благоверный Христолюбивый Великий Князь Василий III. Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Известна так же икона Богоматери Тихвинской из Благовещенского собора Московского Кремля (середина XVI в.) с изображением в клейме Иоанна Грозного и свт. Макария, тогда еще новгородского архиепископа.

3. Фреске Царя Иоанна IV из Грановитой палаты Московского Кремля

3.1. Фреска Благоверного и христолюбивого Царя Иоанна Грозного была написана в конце XVI века

Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич IV, Грозный для врагов Православной Христовой Веры, Богом установленного Царского Саможержавия и Русского Богоизбранного Народа. Грановитая палата Московского Кремля,  XVII век. Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Возвращаясь к упомянутой вначале фреске Царя Иоанна IV из Грановитой палаты Московского Кремля … необходимо отметить, что она может оказаться намного старше, чем считалось до сих пор. Грановитая палата была расписана в конце XVI в., во время царствования сына Иоанна Грозного, Царя Феодора Иоанновича (1584—1598). Реставрировавший ее росписи во второй половине XVII века иконописец Симон Ушаков оставил их описание: “Царь Феодор Иоаннович сидит на златом Царском месте на престоле, на главе его венец Царский с крестом без опушки (подобный венцу Царя на иконе “Благословенно воинство Небесного Царя” - В.М.), весь каменьем украшен; исподняя риза его порфиры Царская златая, поверх порфиры положена по плечам холодная одежда с рукавами, застегнута об одну пуговицу; по той одежде по плечам лежит диадима с дробницами; около шеи ожерелье жемчужное с каменьями; через диадиму по плечам лежит цепь, а на цепи на переди крест; обе руки распростерты прямо, в правой руке держит скипетр, а в левой державное яблоко. С правую сторону подле места его Царского стоит правитель Борис Годунов в шапке мурманке; на нем одежда верхняя с рукавами, златая, на опашку, а исподняя златая же, долгая; а подле него стоят бояре в шапках и в колпаках, верхния на них одежды на опашку Над ними палата, а за палатою видать соборную церковь. И по другую сторону Царского места также стоят бояре и над ними палата[376].

Есть все основания полагать, что фреска Благоверного и христолюбивого Царя Иоанна Грозного была написана в то же время, что и остальные фрески Грановитой палаты — в конце XVI века, а в 1882 г. только заново обновлена в Царствование Государя Императора Александра III, известного своей приверженностью к русской старине и твердым правлением на страх врагам России.

О времени создания фрески свидетельствует и ее стиль. Государь Иоанн Васильевич одет в характерное для написанных в XVI веке великокняжеских изображений длинное платье с поясом и вертикальной каймой по центру[377].

Нимб вокруг головы Царя так же не может считаться поздней “фантазией” палехских мастеров. Например, в Архангельском соборе Московского Кремля все портреты князей из династии Рюриковичей написаны с нимбами вокруг головы, несмотря на то, что никто из них (кроме Святого Благоверного князя Александра Невского) не был канонизирован Церковью ко времени создания росписи. В то же время, портреты Царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, стоявшие в Архангельском соборе вплоть до 30-х гг. XIX века, были написаны без нимбов. Это свидетельствует о том, что нимбы на изображениях династии Рюриковичей не могли быть дописаны во время реставрации росписи в 1652-1666 гг., так как тогда, скорее всего, нимбы появились бы и на изображениях первых Царей из династии Романовых. Этого не случилось, но мастера, возобновлявшие росписи, сохранили нимбы в портретах Рюриковичей[378]. Тем более, ни у кого из иконописцев XIX века не могла возникнуть мысль о написании изображения Государя Иоанна IV с нимбом. Для этого был необходим или приказ Императора, или наличие древнего образца, подлежащего возобновлению.

3.2. Верность Православию является главным основанием для прославления Государя как Святого

Изображение нимба на Царском портрете из Грановитой палаты, как и изображения нимбов на княжеских портретах из Архангельского собора, были именно признаком Святости, несмотря на то, что далеко не все из представленных на фресках князей были канонизированы. [То есть церковное почитание этих угодников Божиих было распространено не во всех землях Московского царства.] Изображенные с нимбом князья относились к разряду почитаемых усопших, или Святопочивших, местночтимых в столице их княжества[379].

“Образ Святого князя ступень за ступенью формирует и Степенная книга. Идеальный правитель - это тот, кто как государственный муж «благоразумным велемудрием преудобен, во бранех же храбр и мужествен... вся православные догматы по Бозе трудолюбно утверждая... на Святость и на украшение Богом дарованные им державы», а в личной жизни «сам тщашеся угодная Богу сотворити», «многие Святыя церкви поставляя и честная монастыри устрояя», так что через личный подвиг князя «вера христианская... сугубо распространяшеся». Именно верность Православию является главным основанием для прославления Государя как Святого[380], а из русских князей никто никогда «ни смутися... ни соблазнися о истинном законе христианском» поэтому многие из князей «аще и не празднуеми торжественно и не явлены суть, но обаче Святы суть» - так Степенная книга объясняет то обстоятельство, что даже не канонизированных официально Церковью князей сочли возможным представить в росписи собора. Степенная книга и образы Архангельского собора формируют представление об идеальном правителе из рода праведных, который и после смерти продолжает оказывать помощь потомкам, ограждая их небесным заступничеством. Центральная идея эпохи - прославление Православия через Святость Государей...[381].

Таким образом, древнерусская традиция с одной стороны, и Церковь в лице составителя Степенной книги, митрополита Афанасия с другой, признают почитание князей, как местночтимых Святых без общецерковной канонизации. [Такое почитание угодников Божьих без соборного прославления, а тем более без санкции правящего Архиерея города Москвы – патриарха, абсолютно не противоречит православной традиции. В католичестве же Святого нельзя почитать без разрешения "наместника Бога на земле" – папы римского.

Читателям предлагается самим ответить на нижеприведенные вопросы и сделать соответствующие выводы:

1.     “Духу Православия или духу католичества соответствуют запрещения, ныне исходящие от патриарха Московского, почитать каких-либо угодников Божиих, в том числе и почитаемого с XVI века Святого Благоверного и Христолюбивого Великомученика Царя Иоанна Грозного?”

2.     “Что может ожидать и здесь на земле, и по смерти на Страшном Суде людей близких по духу патриарху?”

3.     “Как должен действовать Царь-победитель по отношению к людям близким по духу патриарху?”]

3.3. После совершения Таинства Миропомазания Царь-Богопомазанник торжественно провозглашался Святым

Почитание местночтимых Святых без общецерковной канонизации тем более относится и к православным Царям — Помазанникам (Христам) Божиим. Согласно византийскому ритуалу венчания на Царство, после совершения обряда миропомазания Царь торжественно провозглашался Святым. Именно совершение данного ритуала, сообщавшего Императору Святость, давало ему право быть изображенным, как и подобает Святому, с нимбом вокруг головы. На всех дошедших до нас портретах как византийские Императоры, так и сербские короли, начиная со Стефана Первовенчанного, представлены с нимбами, независимо от того, прижизненным или посмертным было изображение[382].

Митрополит Иоанн (Снычев) пишет: “Несколько редакций дошедшего до нас подробного описания чина его венчания не оставляют сомнений: Иоанн IV Васильевич стал первым русским Государем, при венчании которого на царство над ним было совершено церковное Таинство Миропомазания”. (Митрополит Иоанн (Снычев). Самодержавие духа, СПб., 1995, с. 141).

…Как первый Помазанник Божий на русском престоле Иоанн IV, без сомнения, так же почитался в народе после своей кончины, как местночтимый Святой Благоверный Царь. Тем более, что перед смертью он принял великую схиму с именем Иона. Это почитание и отражают нимбы на нескольких известных ныне изображениях Государя. До 1917 года на гробницу Иоанна Васильевича в Московском Кремле приходили простые русские люди просить Царя о заступничестве в суде, как небесного предстоятеля перед Праведным Судьей[383].

[Например, о распространенном почитании Святого Царя Иоанна Грозного пишет в своей книге “Московский придворный Архангельский Собор” протоиерей Н. Извеков в 1916 г. так: “У гробницы его, по усердию многих богомольцев собора, служатся панихиды с поминовением или одного имени Царя Иоанна Васильевича или же с прибавлением к оному имен своих родственников”. Но точно также служились панихиды и над могилкой блаженной Ксении Петербургской, а со всенародным почитанием этой Святой боролись христоборческие власти. Как ни прискорбно, но приходится констатировать аналогичность действий богоборческих властей в советский период с заявлениями и действиями Архиереев ныне на их сборище в октябре 2004 года. И советские власти "спасали" народ от тьмы и мракобесия суеверия попов, и Архиереи "спасают" народ от "тлетворного" влияния "мракобесов и раскольников", которые «желают сохранить свою веру неизменною и согласною с верой отцов» (так говорится о народе Божьем в послании восточных патриархов 1848 года).

Одним из многих документальным свидетельством почитания Царя Иоанна IV Васильевича Грозного] … являются опубликованные газетой “Русский Вестник” “Святцы Коряжемского монастыря” (1624 г.), в которых на обороте 205 листа под датой 10 июня находится запись: “В той же день обретение Святаго телеси великомученика Царя Иванна[384]. Церковный историк проф. Е. Голубинский (который без особого восторга относился к личности Государя Иоанна Васильевича) в своем труде “История канонизации Святых в Русской Церкви” признает, что речь идет о мощях именно Царя Иоанна Грозного, а также отмечает почитание его в лике местночтимых Святых, почитание которых прекратилось по какой-либо причине[385].

4. Икона “Моление Царя Иоанна Грозного с сыновьями”

Фрагмент иконы Тихвинской Божей Матери, Благовещенский Собор Московского Кремля, XVIi век. Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич IV, Грозный для врагов Православной Христовой Веры, Богом установленного Царского Самодержавия и Русского Богоизбранного Народа. Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Видимо, в конце XVI века было создано еще одно изображение Царя Иоанна IV с нимбом — “Моление Царя Иоанна Грозного с сыновьями Феодором и Дмитрием перед иконой Владимирской Божией Матери”[386]. На иконе Государь предстоит образу Владимирской Божией Матери в той же молитвенной позе, что и на фреске Свияжского монастыря. На голове у него многоступенчатая корона [как бы много корон – корона Царя царей, то есть императорская корона], напоминающая “Казанскую шапку” - корону Царства Казанского, одежда тоже типична для княжеских изображений XVI века: плащ, застегнутый на правом плече, длинное платье с вертикальной каймой. Имеется и знак императорского достоинства, как и на иконе “Благословенно воинство Небесного Царя” - лорос, перекинутый через левую руку. Вокруг головы — нимб. Черты лица схожи с изображениями иконы из ГТГ и фрески из Свияжска, но здесь Царь выглядит намного старше. Возможно, он изображен в последний год своей жизни. Эта икона, особенно ее датировка, требует тщательного изучения.

5. Фреска Царя Иоанна Грозного в Новоспасском монастыре

5.1. Время создания фрески, изображающей Царя Иоанна IV, относится к XVI веку

 

Фреска Новоспасского Монастыря Москвы,  XVII век. Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич IV, Грозный для врагов Православной Христовой Веры, Богом установленного Царского Самодержавия и Русского Богоизбранного Народа. Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

В Спасо-Преображенском соборе Новоспасского монастыря, построенном при Великом князе Иоанне III в 1491 г. сохранилась еще одна фреска Государя, на которой он изображен с нимбом[387]. Над правым плечом фигуры имеется надпись “Цръ”, над левым — “Iωаин”. Плащ с растительным орнаментом застегнут у шеи, длинное платье перехвачено поясом и разделено вертикальной каймой. На голове — шапка в самоцветах, с меховой опушкой. Вся одежда украшена драгоценными камнями по вороту и кайме.

Фреска … датируется XVII веком, т.к. зодчие Дмитрий Телегин, Никифор Кологривов, Иван Акинфов и Григорий Копыла разобрали и полностью переложили Спасо-Преображенский собор монастыря в 1649 г. Во второй половине 80-х гг. XVII века собор был заново расписан при Государях Иоанне V и Петре I. А 5 августа 1689 г. собор был вновь освящен. Еще раз фрески Спасо-Преображенского собора были возобновлены в 1837 г.

Кроме изображения Царя Иоанна, на фресках собора были написаны все русские Государи от Св. Великой княгини Ольги до Царя Алексея Михайловича, все Цари Израильские и греческие мудрецы, подобно тому, как они были изображетны на фресках Благовещенского собора в XVI веке. Это позволяет предположить, что время создания этих фресок, в том числе, и изображения Царя Иоанна IV, относится к XVI веку. Конечно, последовавшие в XVII веке капитальные реконструкции монастыря многое изменяли, однако можно считать, что идентификация фрески, как изображения Царя Иоанна Грозного, не подлежит сомнению.

Необходимо отметить, что Новоспасский монастырь являлся родовой усыпальницей семейства Романовых. Это произошло по воле Патриарха Филарета, родного племянника Иоанна Грозного по его первой супруге, Благоверной Царице Анастасии.

Император Петр I, при котором произошла наиболее радикальная реставрация фресок монастыря, был известным почитателем Царя Иоанна Грозного, считал себя его продолжателем в деле завоевания Прибалтики и неоднократно это подчеркивал. [М.Зызыкин, написавший так много хорошего о Святом Царе Иоанне Грозном, мог бы увидеть, что это были два Богопомазанника, которые пасли и народ русский, и наследие Божее – земную Церковь, и в чистоте сердца своего и руками мудрыми водили их (Пс. 77,71-72).]

5.2. Царь Иоанн Васильевич для Петра Великого всегда был образцом в благоразумии и в храбрости

Во время торжеств после заключения мира со Швецией (1721 г.) герцог Голштинский (будущий зять Петра I) построил триумфальные ворота, на которых с одной стороны был изображен Петр Великий в триумфе, а с другой - Царь Иоанн Васильевич. Это вызвало неодобрение знатной публики. Но Императору это изображение так понравилось, что он обнял герцога, поцеловал и публично сказал: “Эта выдумка и это изображение самые лучшие изо всех иллюминаций, какие только я во всей Москве видел. Ваша светлость представили тут собственные мои мысли. Этот Государь (указал на Царя Иоанна Васильевича) — мой предшественник и пример. Я всегда принимал его за образец в благоразумии и в храбрости, но не мог еще с ним сравняться. Только глупцы, которые не знают обстоятельств его времени, свойства его народа и великих его заслуг, называют его тираном”. (Петр Великий: Государственные деятели России глазами современников. — М., 1993. - с. 355- 356).

6. До революции готовилось общецерковное прославление Царя Иоанна Грозного

После смерти первого Всероссийского Императора Петра Великого была совершенно утеряна память о Святости и почитаемости русских Благоверных князей, о сакральном значении Православных Царей, и тем более, о Святости и почитаемости первого русского Царя — Помазанника Божиего, о котором знатные боярские роды сохранили самые негативные впечатления. Созданный Карамзиным (членом масонской ложи с 18 лет) образ Царя Иоанна IV — “тирана и душегуба” — овладел умами “передовых” людей расхристанного общества на многие десятилетия. [Именно в этих боярских родах Святой Царь Иоанн IV Грозный изводил крамолу и измену. Эти негативные впечатления показывают, что в этих родах измена гнездилась до времен Совдепии. С 25 октября 1917 года Господь руками безбожников и христоборцев очень эффективно стал производить истребления врагов Веры, Царя и Отечества.

Как отмечалось выше, Император Петр Великий тех, кто относился к Царю Иоанну Васильевичу Грозному как к тирану, называл глупцами. Мы можем только добавить к этому, что у этих несчастных людишек кроме глупости (это отсутствие ума, которого Господь им не даровал от рождения или отъял позднее за ненадобностью, и это их беда), имеется огромная гордыня (это уже есть смертный грех, и это их вина пред Богом!), а как следствие этого греха – отсутствие Духа Христова. Кроме того, за хулу на Богопомазанника эти глупцы сами себя отлучили от Церкви, попав под анафему[388].]

Только с воцарением воистину русского Императора Александра III Миротворца, который усмирил нападки сил, враждебных Православию и России, вновь стала возрождаться подлинная Православная Государственность, симфония священства и царства. Тогда-то, в 1882 г., и был обновлен образ Царя Иоанна IV в Грановитой палате Московского Кремля. С восшествием на престол Святого Царя-искупителя Николая II была начата работа по подготовке общецерковного прославления Государя Иоанна Грозного. Об этом сохранились документы в отделе рукописей ГБЛ[389]. Революция прервала этот процесс… [При Царе-победителе, без сомнения, Святой Благоверный и Христолюбивый Великомученик Царь Иоанн IV Грозный будет почитаться Святым всей Вселенской Церковью!]

Святой великомучениче[390] Царю Иоанне, моли Бога о нас!

 

В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ХРАНИТЕЛЕМ БОГОПОЧИТАНИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ВЕСЬ НАРОД БОЖИЙ

То что ныне Архиереи пытаются предать забвению то, что очень многие простые русские люди знали и исповедовали до революции 1917 года, абсолютно, ни чего убавляет в Святости Святого. Ведь это Господь прославляет Своего угодника, а люди только это принимают или не принимают. Кроме того Православная Церковь учит: официально обязанность учительства и донесения до мирян учения Церкви (а не своих фантазий!) лежит на священстве, «но это не значит, что миряне не имеют никакого голоса в делах веры, как учит католическая церковь; напротив, так как религиозная вера есть достояние всех верующих, а не только [церковной] иерархии, то отсюда следует, что миряне не только вправе, но и обязаны отвергать учение, несогласное с догматами [и канонами] Церкви, хотя бы оно проповедовалось кем-либо из духовно-иерархических лиц. Эта мысль ясно выражена, во-первых, в 15 правиле константинопольского двукратного собора (861 г.) и, во-вторых, в послании восточных патриархов, писанном в 1848 г. в ответ папе римскому Пию IX на его предложение об унии.

Вот что сказано в этом послании: “У нас ни патриархи, ни соборы никогда не могли ввести чего-нибудь нового в Вере, потому что хранителем богопочитания у нас является все тело Церкви, т.е. весь народ, который всегда желает сохранить свою веру неизменною и согласною с верой отцов, как то испытали многие из пап и из латинствующих патриархов…”»[391] Для особо упертых почитателей "мудрости" патриарха и для еретиков-папистов обратим внимание на то, что это не фантазии составителя, а выдержка из Курса Церковного Права, читавшегося в 1900-1902 годах в Императорском московском университете.

МЫ ВЕРУЕМ В ЕДИНУЮ, СОБОРНУЮ И АПОСТОЛЬСКУЮ ЦЕРКОВЬ

1. Всяк Епископ должен ведать меру чести своей, а она умеренная есть, а лишняя да не будет!

Мы видим, что «латинствующие патриархи» это ни какое-то новое явление, придуманное группой "провокаторов и врагов Церкви" («псевдоревнителей Православия и Самодержавия»)[392]. Таковых еретиков с посохом патриарха, к моменту написания послания восточных патриархов в 1848 года, уже было более, чем достаточно. А потому чему удивляться, что имеются таковые еретики в наличии и ныне, когда по попущению Божьему, вместо Царя еще на соборище 1917-1918 года[393] в земной Церкви избран патриарх, и которого некому на место поставить.

В Курсе Церковного Права отмечается: “унизительные для личного достоинства знаки почтения от [христиан и] низших клириков к высшим противны духу церковно-иерархических отношений и резко осуждаются в Духовном Регламенте Петра Великого. Здесь мы читаем следующее постановление: «Ведал бы всяк епископ [и правящий епископ города Москвы – патриарх, в том числе] меру чести своея и не высоко бы о ней мыслил; дело убо великое [ему Господь поручил], но честь никаковая почитай в писании знатная определена. Апостол, разрушая мнения коринфянов, о своих пастырях кичащихся, сказует, что дело пастырьское имеет весь поспех и плод от самого Бога, в сердцах человеческих действующаго», а пастырей нарицает только служителями Божьими. «Се же того ради предлагается, чтобы укоротити оную вельми жестокую епископов славу, чтобы оных под руки, донеле же здравы суть, не вожено, и в землю бы оным подручная братия не кланялась». Честь, справедливо подобающая духовным пастырям, «умеренная есть, а лишняя и почитай равно Царская да не будет; и умеренной не самим пастырям искать и от подручных истязовать, но свободно подаваемою довольствоватися» (Духовный Регламент, о делах епископских, п. 14 и 15)”. (Курс Церковного Права. Стр. 150), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

Церковь Православная однозначно отвергается всякие потуги «латинствующих патриархов» и других еретиков-папистов придумывать басни о безгрешности суждений Священнослужителей в вопросах Веры. Даже решения соборов не могут противоречить богопочитания народа Божьего, ибо на соборах не изобретают чего-либо новое, но только закрепляется и свидетельствуют положения правой веры, которые распространены в народе Божьем. На соборах не избирают каких-либо умерших христиан для почитания как Святых угодников Божиих живыми. Так происходит у католиков, правда, там Святых назначает папа римский, а на православных соборах христиане Поместной Церкви принимают к сведению, что там-то и там-то народ Божий чтит такого-то угодника, молитвы которого помогают живым христианам в решении таких-то и таких-то проблем при обращении к ним за молитвенной помощью.

Помните Господь советовал: Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят (Лк. 11,9-10). Естественно, кто не просит, тот и не получает; тому, кто не стучит, и не отворяют.

Потому-то на соборах или принимают к сведению молитвенное заступничество какого-то Святого и рекомендуют для повсеместного почитания его, или соборный разум не находит целесообразным рекомендовать повсеместное почитание этого Святого. Но запретить кому-либо обращаться за молитвенной помощью к какому-то местночтимому Святому никакой собор, тем более правящий Архиерей какой-либо епархии, даже города Москвы, не имел, не имеет и, что очень важно понимать, никогда и не будет иметь полномочий от Бога. Служители сатаны могут пытаться пыжиться украсть господскую власть у Бога, но им можно посочувствовать за отсутствие разума! Ведь неслучайно то, что на каждой Утрени христианам напоминается о Всемогуществе Бога, для всех христиан (и для простого священства, и для Архиереев!) диакон громогласно возглашает: Над всеми людьми Бог наш. Хор поет: Свят Господь Бог наш. После чего хор поет Хвалитны: Всякое дыхание да хвалит Господа. Хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних. …

2. Одно помышление о присвоении себе авторитета над совестью и верою других является отказом от Церкви Христовой

Приведем некоторые положения о соборности и истинности в Православии: «“Вся она, Христова Церковь, является непогрешимой. Она сама берет только то, что согласуется со Христом по союзу взаимной любви[394] всех христиан[395] между собою. Она сама, в цельности своей, исполняет одно беспрерывное учительство... И ею руководит высший Разум, Сам Дух Святый, защищающий ее от всякой заразы, против которой никто из нас в отдельности не гарантируется, против которой не гарантирует даже Собор. Потому что непогрешимость вовсе не принадлежит Собору [!!!], а всей Церкви Христовой, свидетельствующей о себе на Соборе. Каждый же из нас имеет истину лишь в меру своего участия в Церкви. Это же участие дается по мере уничтожения собственной себялюбивой разрозненности, растворения себя в совершенстве Церкви, посредством смиренной любви, ставящей согласие с телом церковным выше собственного мнения, что именно и есть радикальное отрицание авторитета.

Одно лишь помышление о приписании себе [или кому-либо] такого авторитета кем бы то ни было над совестью и верою других (заметьте, мы все время говорим о вере и совести, т. е. о мiре безконечном, а не о земном конечном мiре, который один лишь является надлежащею почвою для всякого авторитета) является поэтому радикальным отказом от Церкви Христовой, пропастью отрицания и себялюбия [для другого лица - пропастью идолопоклонства пред каким-то человеком]...” В вопросах совести и веры любовь и авторитет суть два противоположных, исключающих друг друга в Церкви понятия. Между этими началами невозможны никакие компромиссы[396]

«Поэтому наша православная вера не на авторитете зиждется, а на смирении и любви. Без смиренной любви нельзя участвовать в Церкви Соборной, ибо без любви нельзя даже веровать в нее... Церковь же Соборная есть объект веры нашей. Мы говорим не так: "верую ... Церкви, т.е. верую в то, что Церковь говорит". Нет. Мы говорим: "верую во единую, Святую, соборную и апостольскую Церковь"... в нее, в самое ее собственное существование мы веруем, потому что оно разумом нашим не постигается, а является откровением Божественного Разума на земле. И в этом Разуме (Он же Дух Святый, Дух Истины) мы участвуем только посредством любви (изливаемой в сердца живых членов Церкви Духом Святым - Рим. 5,5).»[397]

Обращаем внимание, мы веруем в апостольскую Церковь, а не в патриаршую или епископскую, ибо епископ по своей хиротонии и своему служению должен быть апостолом Веры, но, к сожалению, крайне редко, особенно ныне, Священнослужители полноценно и добросовестно выполняют свои обязанности апостолов. Потому-то в Символе Веры и говорится о единой и апостольской Церкви. А удерживать Церковь единой и апостольской дана сила и благодать Духа Святого только Царю-Богопомазаннику. И неслучайно вселенские соборы, которые и сделали земную Церковь единой, соборной и апостольской, стали проводиться только после того, как Господь даровал для земной Церкви Своей Царя семени Давида – Императора Константина Великого.

Итак, Церковь Христова является по сущности своей союзом взаимной любви, и непогрешимость, повторяем точнее, и принадлежит одному только союзу взаимной любви (Кол. 2,2-3). И это прямо значит, что познание истины отнимается у всякого, который себя из этого союза исключает, т.е. ставит себя (или какого другого человека) выше союза взаимной любви, навязывая свое (или этого другого человека) мнение, на основании собственного (или какого другого человеческого) авторитета, всем другим. «Познание истины отнимается у всякого, который совершает такое Святотатство[398]. Если его совершает одно отдельное лицо, тогда познание истины отнимается у этого лица, и если его совершает собрание лиц, тогда познание истины отнимается у этого собрания, каким бы титулом себя собрание это ни украшало, хотя бы и титулом Вселенского Собора». Тем более, если у этого собрания титул всего: "Архиерейский юбилейный (или не юбилейный) собор" Церкви, у которой отсутствует ее земной глава Царь - Христос Господень!

Это так потому, «что истинный Вселенский Собор - это такое собрание, которое свидетельствует о вере не от себя, а от Церкви. ...И не Собор важен, а важна соборность[399]... Надо понимать, что в таком-то периоде обстоятельства требовали, чтобы учительство проявляло себя таким [через созыв Соборов] образом, в другом же периоде обстоятельства этого именно способа проявления не требовали.» (Новоселов. Стр. 72-73), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

ТОТ, КТО СО ХРИСТОМ, ТОТ И С ЦАРЕМ!

Митрополит Ювеналий заявляет, что комиссия по канонизации Святых не смогла обнаружить «ни одного нового источника, опираясь на который можно было бы поставить под сомнение сложившуюся в исторической науке традицию в целом отрицательного изображения царствования и личности Иоанна Грозного.»[400]

Но новых источников и не нужно, старых более чем достаточно, был бы у этого митрополита да и у членов комиссии, которую он возглавляет, страх Божий! Ведь придется, рано или поздно, отвечать пред Богом за свои деяния и слова! Да и традиции отрицательного отношения к Богопомазанникам не являются традициями православных христиан!

3. Аpxiepeи и старцы не желают быть под властью Царя Небесного, ибо они желают быть без земного Царя

Современный историк О.Платонов объясняет причину неудачных поисков тем, что не там искали. Он отмечает: «Намерено отказываясь от работы с архивными документами, церковные либералы предпочли делать свои выводы на основе фальсифицированных источников, созданных врагами Церкви и Православия… Предпочтение современными церковными либералами "источников" антиправославных и антимонархических выдают их идеологическую направленность. …В либеральном духе считая, что Православие может существовать и без Монархии, митр. Ювеналий, таким образом, осуждает православную доктрину Св. Императора Юстиниана Великого о гармонических отношениях между священством и царством и, конечно, учение о монархии Святых митрополита Филарета и Иоанна Кронштадтского, говоривших своим чадам: “Демократия в аду, а на небе царство”.»[401]

 

Святой Праведный Псковоезерский Старец Николай (Гурьянов)

На данной фотографии отчетливо видна в центре иконостаса Старца Николая икона Святого Царя-искупителя НИКОЛАЯ АЛЕКСАНРОДИВА

Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной фотографии можно здесь

 

Духоносный старец наших дней отец Николай (Гурьянов) напоминал, что дух антихристов и дух его предтеч может быть сокрушен лишь Благодатию Царской Власти, Богом дарованной Своему народу и Своей земной Церкви; а потому Царская Власть является единственно законной и Им Самим утвержденной. «Он указывал на диавольские сети, заброшенные ныне в церковную оградунепризнание и неприятие Царской Власти»[402], отвержение почитания духовного подвига, совершенного всеми законными Русскими Царями, Императорами и правящими Императрицами. «Россия – последняя на земле хранительница Православной Веры и Самодержавия, вот и поднялся враг против нее, против Церкви Христовой[403], против русского народа – Богоносца.

“Кознями диавольскими” называл старец восстание против почитания Царя. Когда услышал о том, что даже в церковных кругах и журналах ("Благодатный огонь") появился термин "царебожие" – это слово, которым бичуют любящих и почитающих Царя и Царскую Власть, батюшка Николай возмутился духом и сказал: “Вот-вот! Им, с такими гордыми мыслями, ни Бога, ни Царя не надо! Это врагу тошно слышать и о Боге, и о Царе, он и настраивает гнать и Господа, и все Царское… Это уже было, во время красной революции… Как грешат они говоря - "царебожие, имябожие"… Это похоже на то, как боролись с иконами иконоборцы… Видите, и сейчас Царское хотят разрушить. Напишешь “Царский” – уничтожат!”»[404] Благодатный старец Николай неустанно говорил: “Не будет Царя, не будет России! Осознать должна Россия, что без Бога – ни до порога, без Царя – как без Отца”». (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 160, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

Но церковные либералы ничего не желают осознавать, а потому им «тошно слышать и о Боге, и о Царе». И хотя они о Боге могут даже долго рассуждать, но на деле они молятся другому богу, тому богу, который повелевает законную Царскую Власть принижать, а поповский духовный беспредел превозносить. Именно этот бог повелевает им на всех богослужениях молится за "Великого Господина и Отца" своего (так они величают лицемерно[405] правящего епископа города Москвы, вместо того, чтобы молится по многовековым текстам за Богопомазанника.

Всем кривоверам не нужна монархия. А нынешней церковной верхушке не нужен глава земной воинствующей Церкви так же, как и две тысячи лет назад еврейскому синедриону не нужен был Царь. Ветхозаветные первоСвященники [apxiepee (Iоан. 11,47)] и старейшины [старцы (Мф. 26,47; Мк. 14,43; Лк. 22,52)] «не желали быть под властью Царя», «ибо они желали быть без Царя»[406], так же как и нынешние apxiepeи и старцы. Блаженный Феофилакт озвучивает учение Церкви: кто желает быть без Царя (без Царя в своем внутреннем царстве, без семейного Царя (отца-мужа), без Царя в отечестве, без Царя-Богопомазанника), тот не желает быть под властью Царя Небесного. Две тысячи лет назад нежелание ветхозаветного духовенства возвращать украденную Царскую Власть, а потому и отвержение ими Царя, привело Христа Господа на Крест. Ныне же, благодаря искупительной, Христу Иисусу в уподобление, жертве Святого Царя Николая Второго, не грядущий Царь-победитель будет убит властолюбивыми apxiepeями, а они сами будут истреблены верными слугами Царя и Бога!

Итак, “Царь грядет!” – грозно предупреждает всех врагов Веры, Царя и Отечества, а верных укрепляет, духоносный старец Николай Псковоезерский.[407] Помните еще Иисус Христос говорил о страшной участи неверных рабов Своих, тех, кто неверен своим законным Царям-господам: негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит! (Мф. 25,30)

4. Венчание Царя на Царство Народа Божьего есть рукоположение в Церковный Чин Главы Земной Церкви

Святой Праведный Псковоезерский Старец Николай (Гурьянов)

 Среди маленьких иконочек вокруг головы батюшки: Святой Царь искупитель НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, Святые Царственные Новые Великомученики: Царица Александра, Цесаревич Алексей, Царевны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия. Самая нижняя слева: Святой Благоверный Первовенчанный Русский Царь Иоанн Васильевич IV Грозный. Нижнаяя справа: оклеветанный Человек Божий, Друг Святой Царской Семьи – Новомученик Григорий Новый (Распутин). Эти иконочки взяты, с расписанных по указанию Батюшки, кладбищенских врат напротив его кельи. Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Праведный старец Николай Псковоезерский «был истинным Царским Архиереем, чуждым всегда всякой политики, Святитель-молитвенник, следующий догмату Православной Церкви о том, что «при короновании на Царство [народа Божьего] православных Царей совершается помазание их как высшая ступень таинства Церкви, которое, как и любое таинство, имеет догматическую силу». Старец, воспринявший Святоотеческие традиции и не уклонявшийся от православных догматов, рассматривал возведение на Царство Царя как рукоположение в церковный чин. Один из основных законов Российской Империи прямо гласит[408]: «Император именуется Главою Церкви как верховный защитник и хранитель догматов Православной Веры». Царь является не только симфоническим мирским Архиереем, но и единственным епископом внешних дел Вселенской Церкви. Согласно 104 правилу Карфагенского собора, каждый «праведный Царь имеет Святительский чин». [Именно Царь народа Божьего пишется с большой буквы и имеет Святительский чин. С XVI века таковым народом является русский народ.]

Поэтому в присутствии батюшки Николая невозможно было мыслить иначе о Царской Власти, чем как учит Церковь. Любое небрежение к Святому Царскому званию вызывало глубокое переживание батюшки. Он не позволял говорить дерзостно о любом Царе, поскольку это была хула на Помазанника Божия. Все резкие, не говоря уже об оскорбительных, слова о Царе-великомученике Иоанне Грозном», Императорах Петре Великом и Павле Петровиче, Святом Царе-искупителе Николае и других Государях, «вызывали в батюшке праведный гнев. Он строго говорил, что лично он “не дерзает осудить ни одного Царя, поскольку Они – Помазанники Божии. Это – великий грех”.» (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 82-83), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

 

Икона Святых Благоверных Императоров ПЕТРА АЛЕКСЕЕВИЧА и ПАВЛА ПЕТРОВИЧА

Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

«“Царь-батюшка – Помазанник Божий. При венчании на Царство Ему дается в руки скипетр и держава. [Скипетр – это образ жезла железного (Откр. 19,15)[409]], а держава – образ Державы Небесной, Которая в Пречистых Дланях у Спасителя мира. Тот, кто со Христом, тот и с Царем!”»[410] «“Кто любит Царя и Россию, тот любит Бога”. [Потому-то работают в ущерб России или бегут из нее за длинным рублем только те, кто не любит Бога.] “Если человек не любит Царя и Россию, он никогда искренно не полюбит Бога. Это будет лукавая ложь”.»[411] (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 115), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

 

Первовенчанный Русский Царь Помазанник Божий: Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич IV Грозный

Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

 

Вы вдумайтесь в слова этого духоноснейшего старца наших апостасийных дней! Они однозначно указывают печальную перспективу огромнейшей массы "православных" христиан, которые и в церковь каждое воскресение ходят, но молятся не о Царе, имя которого пока только Господь знает, а о "Великом Господине и Отце" своем патриархе; которые не только не любят русских Царей, но повторяют за жидами ложь и хулу на них; которые безуспешно борются со своими нравственными грехами и прегрешениями, которые Господь обещает убелить как снег и как волну (Ис. 1,18)[412], а о правой вере (а значит о любви к Богопомазанникам и молитве о них) и знать не хотят. Но каждый год в первый день Великого Поста звучит предупреждение: если же отречетесь от Меня и от правой веры и будете упорствовать повредить все многовековые богослужебные тексты: вместо молитв о Богопомазаннике поместить молитвы о жидомасонском[413] Временном правительстве (ныне – о правящем Архиереи Москвы), издал указ св… синод[414] 6 марта 1917 года), то меч пожрет вас: ибо уста Господни говорят (Ис. 1,20).[415]

 

"Стоп Русского Старчества" конца XX века – Святой Праведный Псковоезерский Старец Николай (Гурьянов).

За правой рукой Батюшки отчетливо видна икона оклеветанного Человека Божия, Друга Святой Царской Семьи, Святого Новомученика Григория Ефимовича Нового (Распутина). Также самая икона изображена на книге, которую держит в руках Старец. Это книга его келейницы Схимонахини Николаи (Гроян) "Мученик за Христа и Царя Григорий Новый" (скачать/прочитать эту книгу можно здесь). На сегодняшний день, это лучшая книга о Друге Святой Царской Семьи – Новомученике Григории Новом. Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Вдумываясь в слова отца Николая, следует иметь в виду, что «старец Николай получил ‘чин’ и ‘уставдуховной жизни от Святых людей, светильников, знавших дорогу ко Христу»[416]; людей получивших и рукоположение, и хиротонию еще при Царе-батюшке. «От себя он ничего не говорил: его Жизнь была продолжением Жизни во Христе духоносных отцов, оставивших ему в наследство духовные сокровища.»[417] Святой старец всегда «хранил Православную Веру в чистоте…, всегда оставался истинным Царским Архиереем, [а потому и] пребывал в верности Церкви в ее исходной преемственности, отчуждаясь от "нового мира", который строили на земле гонители Христа»[418] и Его Святых угодников.

 

Чудотворная Мироточивая (на фотографии отчетливо видны капли Мира, покрываюшие всю икону)  Святого Праведного Псковоезерского Стареца Николая (Гурьянова). В руках батюшки, его келейная чудотворная икона Святого Новомученика Григория Ефимовича Нового (Распутина). Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

«Он не разрешал слушать и читать ложь о Святых Царях и вообще о людях, поскольку это ведет к помрачению ума. Любая ложь ведет к этому. [Мы видим, почему бесы внушают простакам, что, чтобы сделать какой-то вывод о чем-либо или о ком-либо, необходимо изучить весь спектр мнений об изучаемом объекте.] “Когда человек верит лжи, в его душе нарушается божественная гармония, - говорил батюшка, - ослабевают божественные струны и охладевает любовь к Богу, душа мутнеет и в ней легко поселяется мрачный враг. Мутнеет око души, и она не видит истины”. Вот почему так злословят многие Святого Царя Иоанна Грозного и Божия человека Григория Русского (Распутина). Из-за нечистоты сердец… Так объяснял батюшка…» (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 83), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

 

Мученик за Христа и Царя Григорий Новый. Обложка книги Схимонахини Николаи (Гроян) "Мученик за Христа и Царя Григорий Новый" (скачать/прочитать эту книгу можно здесь). Данная книга написана по благословению Старца Николая его келейницей-письмоводительцей – Схимонахиней Николаей. На сегодняшний  день это лучшая книга о  Друге Святой Царской Семьи Святом Новомученике Григории Новом. Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иллюстрации можно здесь

 

Иисус Христос говорил о тех, у кого помутнело око души, так: сбывается пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите — и не уразумеете, и глазами смотреть будете — и не увидите, ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их (Мф. 13,14-15). Мы видим, что судьба этих людей будет очень и очень печальна, ибо они не смогут обратиться ко Христу, чтобы Он исцелил их. Ситуация усугубляется, если такими людьми становятся епископы, которые обязаны надзирать за тем, чтобы не мутнело око души у Священников их епархий, и чтобы каждый иерей сам мог видеть истину и мог научать мирян видеть ее в свете учения Христа.

5. За почитание Святого Царя Иоанна Грозного награда от Господа нам будет

Св. Василий Блаженный, Св. Благ. Царь Иоанн Васильевич IV Грохный и Мученик за Христа и Царя Григорий Новый (Распутин). Келейная икона Старца Николая (Гурьнова). Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

«В 2001 году … на Епархиальном собрании московского духовенства рассматривался вопрос о возникшем народном почитании старца Григория (Распутина) и Царя Иоанна Грозного. Святейший патриарх Алексий II [правящий Архиерей города Москвы] высказал свое личное неодобрение и порицание за такое почитание. [Соборный разум Церкви такого неодобрения и порицания не выносил! Но почему-то, видимо по католической традиции, это] обращение Святейшего было разослано по всем храмам. Сразу зазвучали "обличительные", угрожающие слова: "раскол, ересь, непослушание, церковная дисциплина, церковный политес"… Срочно стали печататься гневные статьи, раздражительные и оскорбительные, насмешливые[419] в отношении, простите, Первого Государя Русского, Помазанного на Царство [первого русского Царя Давида, а значит первого русского Главы Земной Воинствующей Церкви], о котором писал с уважением даже папа римский Григорий XIII в 1576 году: «…сколь могуществен Государь Российский, обладающий народами многочисленными и воинственными на этом пространстве шара Земного, сколь и знаменитые победы одержал Он над врагами Христианства, сколь велик и славен Он искусством и мужеством на поле брани, мудростию в управлении Державы Своей, и великодушием, и всякими Царскими доблестями, кои, украшая Его, возбуждают общее удивление и любовь к Нему». (Переписка пап с Российскими Государями в XVI веке. 1834 год)

Люди же нашего времени, утерявшие понятие о Царской харизме [и сильно поврежденные ересью папизма]; недостаточно глубоко знающие духовную историю России, по причине целенаправленного изъятия из хроник и летописей материалов, касающихся личности Царя Иоанна Грозного; и воспитанные на атеистической литературе [а верующие окормляются священством, поврежденным ересью папизма и жидовством], смутились цареборческими статьями, появившимися даже в церковной прессе[420], после прочтения которых их обуял непонятный страх: что теперь будет?

Почитавшие этих Святых верующие, встревожившись, приехали спросить батюшку, что делать, как быть? [А батюшка Николай-то всегда «хранил Православную Веру в чистоте, всегда оставался истинным Царским Архиереем и пребывал в верности Церкви в ее исходной преемственности», а потому утешил и успокоил колеблющихся в вере из-за неправославных мнений Архиереев, которые еще и доводят эти мнения до широких масс методами и средствами, наработанные во времена диктатуры КПСС. Эти Архиереи мечтают сотворить из России новый Ватикан, ибо они не верят словам митрополита Антония (Мельникова), сказанные в открытом письме еще Александру Меню: «Не надейтесь, этого не будет»!

 

Святой Праведный Псковоезерский Старец Николай (Гурьянов)

В левом верхнем углу - Василий Блаженный. В правом - Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич IV Грозный. Маленькие кругленькие иконочки над головой Старца Николая взяты с расписанных по указанию Батюшки кладбищенских врат напротив его кельи. На них изображены: Святой Царь искупитель НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, Святые Царственные Новые Великомученики: Царица Александра, Цесаревич Алексей, Царевны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия. В руках батюшки, написанная по благословения Старца икона Святого Новомученика Григория Нового (Распутин) с Цесаревичем Алексием. с Цесаревичем Алексеем.

Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Старец Николай ответил в свете учения Церкви Христа вопрошающим людям, которых смутили неправославными действиями церковных деятелей.] “Бога благодарить и сказать: прости их, Господи! – сказал батюшка. - Здесь, в почитании этих Святых, нет никакого греха и никакой ереси, это они, не подумав, говорят так, нервничают [из-за приближения времени воцарения Царя-победителя и своего низложения]. А раскола никакого нет! Раскола из-за Святых нет, никогда не было и не будет! Это все пустое, врагом навеваемое неприятие. Надо мягко объяснять, что мы любим и ценим этих подвижников Христовых, и такое почитание Церковию разрешено и даже одобряется, даже награда от Господа нам за это будет. Мы веруем в их Святость, и Церковь разрешает им и акафисты петь, и службы, и иконы писать, потому что в этом выражена духовная любовь к угодникам Божиим.

Так всегда было в ПравославииЭта истина хранится в Священном и Святом Писании… Вот вы посмотрите, что надписано на иконе из Грановитой палаты Московского Кремля над главой Царя Иоанна: “Благоверный и Христолюбивый, Богом Венчанный Великий Государь Царь и Великий Князь Иоанн Васильевич, всея Великия России, многих государств Государь и Самодержец[421]… Это Церковь о Нем так писала… А кто не желает, пусть не молится им, но не ругает, и – сохрани Бог! – пусть не хулят: это великий грех [за который меч пожрет их: ибо уста Господни говорят (Ис. 1,20)]. А мы будем молиться, чтобы Господь всех нас соединил в понимании. А вы не переживайте, пусть вас ругают, бранят, оскорбляют, не отступайте от Истины, трудитесь. Только все делайте по Евангелию, с терпение, храните евангельскую истину. Надо обо всем писать и говорить, только с любовию». (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 89-91), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

6. А как тяжело будет тем, кто бранит Святых!

Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

В другой раз сказал Святой Николай Псковоезерский: “А как тяжело будет тем, кто бранит Святых! Вот призовет Господь душу такого человека, будет она подниматься на Суд Божий, а там – Царь Иоанн – во Святых! Заскорбит душа, заплачет! А как исправить? Вот ведь как надо жить духовно осторожно и никого не судить. Бог управляет миром, а у Него нет неправды; правда человеческая бывает греховна…” (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 91), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

6.1. Грех осуждения Помазанников Божиих - это грех против Господа

«Батюшка Николай всегда говорил, что велик грех осуждения Помазанников Божиих, поскольку это грех против Господа: Царская Власть утверждена на земле Самим Господом. Осуждающие Царей испытывают долготерпение Божие, и это в Очах Его – тоже великий грех. “За это может быть страшное наказание Божее Церкви”, - говорил батюшка. Старец напоминал, что почитание Царя и Царской Власти – это Евангельская заповедь, которая дана всем христианам, и грешно ее нарушать.

 

Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Мы спрашивали Благоверного старца, как поступать церковным людям, когда идет поношение светлой памяти Царей, особенно сейчас, Благоверного Первого Помазанника Божия Русского Царя Иоанна Грозного. Батюшка отвечал: “Надо сразу, как услышите или прочтете, перекреститься и помолиться о согрешивших, просить Господа, чтобы Он их простил за осуждение Помазанника, Святого Царя. А неправду и ложь, которую сочиняют на Него, ни читать, ни слушать не надо, чтобы самим не повредиться. Праведников же подобает твердо защищать, и ложь на них – обличать. Надо любить Святых”.» (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 194-195), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

Следует понимать, что обличение лжи и кривоверия это Святая обязанность православных христиан, даже если лгуном и кривовером является епископ. Следует различать такие понятия как ‘обличение’ и ‘осуждение’. Осуждение является грехом, ибо осуждающий превозносится над осуждаемым, а обличение является духовным подвигом, ибо обличающий превозносит Истину над ложью, добродетель над грехом, верность Христу над изменой Ему! Служители сатаны, естественно, стремятся смешивать и путать эти понятия и то, что является осуждением и даже клеветой, называют обличением, а то, что является обличением, особенно если это касается Священников-изменников, называют осуждением и клеветой.

«Батюшка говорил, что клевета, от которой страдали многие Святые, страшно тяжелое испытание (он имел в виду, в данном случае, Царя Иоанна). Клевета – дело безумное, и человеку, ставшему ее жертвой, нелегко, а иногда и невозможно, оправдаться. [Для клеветника оправдаться невозможно пред Богом, а для оклеветанного – пред духовноповрежденными человеками.] Батюшка еще говорил, что Святому Царю Иоанну не нужно было оправдываться [пред человеками], ибо совесть Его была пред Богом и Церковию чиста: Он хранил Господом врученное Царство и Церковь от врагов и ереси жидовствующих, Он был Первовенчанным Царем, собравшим воедино Святую Русь»[422], ибо народ Божий должен служить Богу, живя в едином Царстве под Само- и Единодержавной рукой Богопомазанника.

6.2. Осуждают Богопомазанников те, у кого умы ослеплены: ибо покрывало на духовных очах у них остается неснятым

«“И Царское – небесное, и человеческое – земное, - все у Него [у Святого Благоверного Царя Иоанна] было очищено в очах Божиих, и было законное, - говорил батюшка. - Это был высокой духовной жизни и Святости Царь!

Благоверный Царь Иоанн имел душевный мир и сердечный покой, приносящий радость и крепость сердцу, потому и смог вынести страшные нападки от самого диавола, который поразил многих злобной ненавистью к Царю. “Он спасал себя только молитвой, и молитва его была слышима Господом, Который и давал Ему силы чрез все пройти и стяжать Благодать Святого Угодника Божия”, - говорил старец. Размышляя о Царе Иоанне Васильевиче, батюшка все время обращал наше внимание на то, что Он стяжал чистоту сердца и не испытывал укоров.» (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 195-196), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

Святой Благоверный и Христолюбивый Царь Иоанн Васильевич не испытывал укоров Своей совести. Ибо Он, возлюбив Господа Бога Своего всем сердцем Своим, и всею душею Своею, и всем разумением Своим, и всею крепостию Своею (Мк. 12,30), пас русский богоносный народ, Иакова, и наследие Божее, Израиля (земную Церковь), в чистоте сердца своего и руками мудрыми водил их (Пс. 77,71-72).

Помните, как апостол Павел учит: Возлюбленные! если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу, и, чего ни попросим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним (1Иоан. 3,21-22). Но при этом это делание может оказаться неблагоугодным в очах каких-либо человеков. Понять же умом причины действия любого человека крайне сложно, а по отношению к Богопомазаннику – и невозможно, а вот духом понять это вполне реально, если критерий истины у нас Бог: ибо кто сохраняет заповеди Его и выполняет волю Его, тот пребывает в Нем, и Он в том. А что Он пребывает в нас и в другом человеке, узнаём по духу, который Он дал нам (1Иоан. 3,24).

Попутно напомним, что еще Царь-пророк Давид сказал Духом Святым: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе руками Царя-победителя положу врагов Твоих в подножие ног Твоих (Мк. 12,36). Понятно, что класть под ноги Иисуса Христа врагов Его ко дню Второго Пришествия будет Царь-победитель из рода Романовых не только словом, но больше мечом - жезлом железным (Пс. 2,9). До времени Царь-победитель пребывает в неизвестности среди богоносного русского народа. Но уже ныне люди с чистым сердцем, на ком почивает Дух Христов, когда встречают его, то очень доброжелательно относятся к нему, даже не догадываясь кем он станет в уже ближайшее время. Просто и в нас, и в нем пребывает и объединяет нас друг с другом один Дух Христов. И наоборот, люди духа не от Бога, по непонятным им самим причинам, люто ненавидят этого человека и по мере сил пытаются вести борьбу с ним, едва с ним встретившись[423]. Ибо идет отторжение духов злобы поднебесной (Еф. 6,12), которые руководят этими ненавистниками, от Духа Христа, Который пребывает в последнем Царе земной истории от момента его зачатия. Мы знаем, что Своих избранных Сам Господь оберегает, ибо касающийся их, а тем более Богопомазанника, касается зеницы ока Его (Зах. 2,8). Поэтому понятно, чем кончалась, кончается и будет кончаться агрессия ненависти по отношению к Царю-победителю. Если уж с нами Бог, трепещите языцы и покоряйтесь, то что же говорить о Бого-помазаннике!

Апостол же Павел поясняет: тот Иудей (то есть право славящий христианин), кто внутренно таков, и то обрезание (признак принадлежности к правой вере), которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога (Рим. 2,29). О людях другого духа, которые дерзают думать, что им лучше известно как должен был выполнять волю Бога Богопомазанник, Господь говорит: Я вознегодовал на оный род и сказал: непрестанно заблуждаются сердцем, не познали они путей Моих; посему Я поклялся во гневе Моем, что они не войдут в покой Мой (Евр. 3,10-11).

Понимая всю силу гнева Божьего, апостол и предупреждает нас всех: Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного (чтобы обрезание ваше было в сердце по Духу Христову), дабы вам не отступить от Бога живаго. Но наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить: "ныне", чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом (Евр. 3,12-13). По этой причине отец Николай и заповедовал: “Праведников подобает твердо защищать, и ложь на них обличать”. Даже если лгут те люди, которые обязаны по своему сану и положению излагать только правду и ничего кроме правды; которые должны надзирать, как епископы, за тем, как Священнослужители их епархий доносят до народа Божьего в чистоте учение Церкви, а не фантазии каких-либо человеков.

О тех, у кого обрезание не по духу, а по букве, апостол говорит: “умы их ослеплены: ибо покрывало доныне остается неснятым с духовных очей их при обращении к богоугодным подвигам Богопомазанников, в частности Царя Иоанна IV Грозного и Императора Петра Великого, потому что оно снимается Христом. Доныне, когда они читают историю Государства Российского, покрывало лежит на сердце их; но когда обращаются к Господу, тогда это покрывало снимается” (2Кор. 3,14-16).

По прочтении страниц Истории Русской Церкви М.В. Толстого, описывающих взятие Державным Русским Царем Казанского ханства, Святой старец Николай говорил: “Какое величие духа и Веры в Царе Иоанна!” И понятно, что почувствовать и понять это величие духа и Веры могут только люди, находящиеся в правой Вере и имеющие Дух и ум Христов (1Кор. 2,16).

Всякое возвещение о Царях-Богопомазанниках понимать необходимо не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святаго, соображая духовное с духовным. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно (1Кор. 2,13-14). По этой-то причине история имеет так много трактовок, ибо безбожники, живущие по плоти, о плотском помышляют, а живущие по духу — о духовном. Но плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти правильно изложить исторические события и Богу угодить не могут. Но вы, православные христиане, не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и будит хулить и ненавидеть Богопомазанников, но тот и не Его (не Христов!) (Рим. 8,5.7-9). Итак, не по облачениям, не по крестам и посохам, но по плодам их узнаете их (Мф. 7,20).

ИОАНН ВАСИЛЬЕВИЧ - БОГОМ ХРАНИМЫЙ РУССКИЙ Царь!

7. Святитель Макарий в видении узрел Чудотворца Николая, благословляющего на взятие Казани юного Царя Иоанна

М. Толстой пишет: «Блистательный поход его имел совершенное подобие Крестового, торжественность обрядов церковных мешалась с упражнениями воинскими; молебствия начинали и заключали каждый подвиг. В виду Казани расположился необъятный стан русский, и шатра Царского разбит шатер Церковный. Пред началом приступа все войско очистило совесть исповедью. Царь молился в походном храме, при совершении Литургии готовясь к принятию Святых Христовых Таин. Когда диакон возгласил слова Евангелия: “Будет едино стадо и Един Пастырь!”, грянул гром первого взрыва подкопов; при словах ектиний: “Покорите под нозе Его всякого врага и супостата”, - второй взрыв поднял на воздух стены казанские.

 

"Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич IV Грозный, Вождь Третьего Рима"

Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Сеча закипела, но Царь причастился и дождался конца Литургии. Едва Он сел на коня, как принесли Ему весть: “Казань взята!” Это событие свершилось 1 октября 1552 года и сопровождалось избавлением 60 тысяч христиан, томившихся в неволе магометанской. Торжествующий победитель водрузил Крест посреди покоренного города, и, обойдя по стенам с хоругвиями и иконами, поСвятил ПреСвятой Троице бывшую столицу Царства Казанского». (М.В. Толстой. История Русской Церкви. 1991. Стр. 378), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

«Это чудесное избавление было предречено Господом и открыто в видении Святителю Макарию Московскому, который узрел Чудотворца Николая, благословляющего десницей на взятие Казани юного, двадцатидвухлетнего Царя Иоанна.

Во время похода на Казань благословил Господь Державного Государя великой Святыней – Жезлом, Посохом Святого Иоанна Богослова, который апостол вручил преподобному Авраамию Ростовскому и который хранился в Авраамиевом монастыре.» (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 196-197), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

8 Невозможно даже думать, а не только говорить, что Царь Иоанн убил Святых и сына!

«Старец Николай говорил, что Царь Иоанн Грозный не убивал Своего сына – царевича Иоанна, и никогда не допускал даже помысла об убийстве Святителя Филиппа и преподобного Корнилия: “Невозможно даже думать, а не только говорить, что Царь Иоанн убил Святых и сына! Он не убивал! Это диавольская ложь!” Батюшка утверждал, что об этом свидетельствуют церковные летописи, и Церковь об этом знает, поскольку Царь Грозный был чтимым местным Святым уже в 17 веке. Также старец говорил, что мощи обоих Святых и сына свидетельствуют истину – невиновность Царя.» (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 197), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

Итак, духоносный старец (и не только он!) утверждает, что Церковь знает о невиновности Царя Иоанна Грозного в убийстве Святых и сына, и даже чтит Царя Иоанна с 17 века Святым, даже фрески, которые не снять и не сжечь, об этом вопиют! А патриарх московский с Архиереями, мечтающие построить во время жидовского ига симфонию церкви с безбожным государством, обо всем этом не знают и знать не хотят, а повторяют за служителями сатаны диавольскую ложь, фрески же, которые обличают их ложь и представляют даже для неверующих культурно-историческую ценность, рабы священства (но не Божие рабы!) замазывают краской.

Отсюда мы можем сделать однозначный вывод, что духоносный старец Николай и мы находимся в одной Церкви, у этой Церкви многовековые и традиции, и богослужебные тексты, а патриарх со товарищами пребывают в другой церкви, у которой свои традиции и свои богослужебные тексты, полученные после 6 марта 1917 года из многовековых текстов православной Церкви путем усечения молитв о Богопомазаннике (а в арсенале жидов – у профессиональных христо- и цареборцев - имеется даже целый обряд обрезания). Читатели же, имея дар Божий – свободу выбора, сами определят, где они желаю пребывать: или с нами, или с патриархом. Колеблющимся напомним слова Самого Иисуса Христа: Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но лишь исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф. 7,21).

Старец Николай «вспоминал, что древний тропарь преподобному Корнилию был составлен как ‘преподобному’, а не ‘преподобномученику’ (хотя, добавил батюшка, все Святые, видя нашу греховную жизнь на земле, мучаются, и всех Святых можно назвать мучениками безкровными).

Картину Репина об убийстве Царем сына считал страшным грехом, как и все произведения Репина, порочащие Церковь. [Обратим внимание, картину об убийстве Царем сына Святой старец считал великим грехом, и считал это "произведение" порочащим не Царя, а Церковь. А Архиереи на ложном факте, который порочит Церковь, отвергают оклеветанного Богопомазанника.] “Он был еврей, Репин, и Церковь, и Россию не любил”, - говорил батюшка. “Это диавольская ему подсказка была написать такое, это диавол за него писал”, - сказал старец.

Недавно вышла в свет замечательная статья Владимира Цветкова “Запечатленная ложь” (Царь Иоанн IV Васильевич Грозный глазами художника Репина). На достоверном материале, воспоминаниях и свидетельствах самого несчастного художника, автор подтверждает сказанное духоносным старцем.

...Приведем наиболее яркие отзывы, которые находим у Владимира Цветкова: “Ах, Вы ничего не понимаете, - горячо возразил ему В.П. Буренин, - за Репиным тянется Стасов, а за Стасовым жиды. Репин – талант, но он играет на руку жидам!

Уничтожающей критике подверг полотно Ф.П. Ландиерет: “Картина написана лживо, неправильно, без знакомства с анатомией”. Ситуация развивалась так, что он был признан Академией Художествбезбожником в искусстве. Созданию образа сопутствовало бесовское наваждение. …“Репин рассказывал о той горячке, с какой он писал эту картину, не дававшую ему покоя ни днем, ни ночью, пока не удалось воплотить выношенные душой образы!” Но "вынашивалась душой" – ложь, обман, ибо запечатленного на полотне факта никогда не было в истории! Отец никогда не убивал своего старшего сына. Но хуже всего, что один был – Первый Самодержец и Помазанник Божий, выдающийся Русский Царь, несмотря на множество препятствий создавший единое централизованное Русское Государство, а другой – Его сын, цесаревич, Наследник Русского Престола. Причем, оба Они отличались высотой духовной жизни и Святости, что и позволило Грозному занять достойное место в Святцах еще в 1621 году при Первом Романове[424] и Его отце, Московском патриархе Филарете. Потому-то впечатляющая хула на Святого Царя и вызвала столь резкий внешний протест. Но не могла она остаться и без кары Господней!

…«Не потому ли так трагично сложилась судьба писателя В.М. Гаршина, служившего моделью для написания Репиным Царевича Иоанна? …Гаршин погиб, бросившись с лестницы. При взгляде на окровавленное, умирающее лицо Царевича, как не вспомнить окровавленного, умирающего Гаршина!» После позирования И.Е. Репину, с писателем началось нечто ужасное. Он «часто жаловался» своему другу, актеру Алесандринского театра М.И. Писареву «на то, что у него странная галлюцинация: ему кажется, что шар земной – стеклянный, что он разобьется – стеклянный, что он разобьется на куски, - и все погибнет! Жена В.М. Гаршина видела виновником гибели мужа И.Е. Репина… Столь вольное распоряжение талантом дорого обошлось и самому художнику: его правая рука стала сохнуть, на глазах, - и представляла из себя жалкое зрелище. [И понятно почему. Господь из милосердия все таланты, которыми человек не славит Бога, не способствует своему спасению и не помогает ближнему своему отбирает!] …

Может быть, личный недуг и несчастия с друзьями в какой-то мере вразумили художника. Во всяком случае, такая надежда есть, повод к этому дают воспоминания академика живописи М.В. Нестерова: «Он, в Куоккала, на все мольбы вернуться качает головой, стал очень религиозен, поет на клиросе и читает Апостол!» (Старец Николай – Царский Архиерей. Стр. 197-200), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

9 Царь Иоанн Васильевич Грозный теперь радуется в Царствии небесном и духовные гимны Богу поет

«Уместно будет еще раз вспомнить слова великого старца Николая: “Если услышите, что кто-то хулит Царя Иоанна, сразу попросите Господа, чтобы Он простил этого человека. Страшное наказание ему может быть! Он ведь может умереть без покаяния! Сохрани Бог от этого!”»[425] Пелагия Рязанская говорила: «великое множество духовенства приняли страшные мучения и, несмотря на мученическую кончину, отправились в ад!»[426] За хулу на Богопомазанника, а это хула на Духа Святого (одиннадцатое анафематствование), они попадали под анафему, а грех хулы на Духа Святого не может быть уврачеван мучениями, прежде должно быть покаяние в этом грехе, а уж потом, если Господь попустит, отработка грешником этого греха против Бога может осуществляться через мучения, болезни...

«Кроткий молитвенник, прибывающий в горнем мире и взиравший на лица Святых Божиих, которому были открыты Господом судьбы мира, останавливал всех от греха поношения Святых, и если кто-то не внемлет, остается глух ко изреченному старцем, можно только молиться о пробуждении от этого страшного заблуждения, несущего гибель души в Вечность. Он говорил: “Грешно испытывать долготерпение Божее! Я все время прошу Господа, чтобы Он простил людей, но Господь справедлив”.

Царский печальник старец Николай чутко чувствовал всякую душу: и ушедшую в Вечность, и пребывающую здесь, на земле. О Грозном Царе он говорил, что Он был искренней и горячей, пламенной веры, но очень одинокий и страдающий. Батюшка мог, иногда, одной фразой, соединить века! “У Него тоже[427] никого не было, с кем бы Он мог поплакать”, - произнес старец, рассматривая Царские гравюры.

А вот плач Самого Царя Иоанна: “Тело изнемогло, болезнует дух, раны душевные и телесные умножаются, и нет врача, который бы исцелил Меня. Ждал Я, кто бы поскорбел со Мною, и не явилось никого; утешающих, - Я не нашел, заплатили Мне злом за Добро, ненавистию – за Любовь”.

То, что Святой Царь Иоанн лишен был всякого человеческого утешения при жизни, свидетельствовало несомненно о том, что воздаяние Он получил от Господа за терпение в страшных искушениях. “И Он теперь радуется в Царствии небесном и духовные гимны Богу поет”, - сказал праведный старец Николай о Святом Царе Иоанне. И мы выражаем свою любовь к нему как ко Святому в молитве, ибо молитва ко Святому – это выражение нашей любви к Богу; любовь ко Святому, обоженному человеку, вечному, небесному, - это исполнение евангельского человеколюбия[428] Если Господь, по какой-то, Ему ведомой, причине кому-то открыл о Святости своего угодника, а другим, например большинству священства, не открыл об этом, то этот факт не освобождает первого от обязанности выражать свою любовь к Богу через молитву к указанному Богом Святому, через его любовь и почитание. Помните апостолы Петр и Иоанн сказали священству: судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога? (Деян. 4,19)

10. Святой Старец Николай называл Святого Царя Иоанна Грозного ‘Михаил’, то есть точным исполнителем воли Бога

«В творениях Святителя Иоанна Златоуста есть удивительные слова: править государством может любой, но умереть за свой народ может только Царь… Эти Святые слова сложил в нашем сердце благодатный старец Николай, смиренный Царский схиепископ Нектарий, - пишет схимонахиня Николая. – И сердце испытывает чувство любви и благодарности Господу, что сподобил прикоснуться к воскрилию риз тихого молитвенника, посланного нам в укрепление в наши тяжелые времена. [Подчеркнем, старец Николай послан был Богом в укрепление стояния в правой вере, а не в фантазиях каких-то человеков, мнящих о себе более чем они есть по своему чину служения Богу.] Батюшка воистину был Небесный Ангел, возвещающим о Горнем Иерусалиме и зовущим в его светлые обители желающих спасти душу. Благодатный старец не говорил от себя, он говорил устами Церкви, он был живой совестию Церкви, жил ее страданиями и болью и смиренно, кротко нес на Святительских плечах Святой Крест Церкви Христовой. Крест незабвенного батюшки Николая блистательно чист и светел, как небесный хрусталь, он всем освещает путь»[429].

Но следует отчетливо понимать, что у каждого свой путь служения Богу, а значит и свое понимание того, что же хотел сказать батюшка, напутствуя и благословляя его, скажем, такими словами: “Господь работу даст, но заниматься надо трудом и работою ночь и день (2Фес. 3,8), день – ночь, но работать надо. Все будут удивляться, как ты на это живешь, но в конце все будет очень хорошо!” Вот и приходится молиться, читать, думать о Царях, чтобы помогать ближним своим уяснить, что Царский «крест этот несказанно тяжел» и что Сам Господь всем заявляет: “Мною цари царствуют(Притч. 8,15).

"Святой Благоверный Царь Иоанн, Игумен Земли Русской" – Чудотворная Мироточивая икона Святого Благоверного Первовенчанного Царя Иоанна Васильевича IV Грозного. Икона написана по благословению Святого Старца Николая Гурьянова рабом Божиим Сергеем Арсеньевым в 2000 году. "Напишите, - сказал Батюшка: "Мною Цари царствуют""  Святый Благоверный Царь Иоанн, Игумен Земли Русской" Явившись по успении свое, Святой Праведный Старец Николай Псковоезерский благословил печатать эту икону со словами: "Самое дорогое, что у нас есть – это Церковь Православная, а они [надо полагать: еретичествующие, теплохладные и не истинные Архиереи вкупе со слугами сатаны и прочими предателями Бога, Православного Царского Самодержавия и России] хотят её разрушить. Пусть ПОСТРАШАТЬСЯ Святого Царя Иоанна Грозного [действительно, лжепастыри и дети диавола очень боятся Грозного Царя]!". Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Интересно отметить, что именно эти слова посоветовал старец Николай надписать на образе Первовенчанного Царя Иоанна Грозного: "Мною Цари царствуют. Святой Благоверный Царь Иоанн, Игумен Земли Русской[430]". Сам этот образ был также написан по благословению старца еще в 2000 году. «Явившись по успении своем, праведный Николай благословил печатать эту икону, со словами: “Самое дорогое, что у нас есть – это Церковь Православная, а они хотят ее разрушить. Пусть пострашатся Святого Царя Иоанна Грозного!”»[431] Мы можем только добавить: “Пусть пострашатся Царя Иоанна Грозного, ибо Царь-победитель, который «прежде всего наведет порядок в Церкви Православной, удалив всех неистинных, еретичествующих и теплохладных Архиереев»[432], является почитателем и верным учеником Святого Благоверного и Христолюбивого Царя Иоанна IV Грозного”.

Слезоточивый образ Святого Благоверного Царя Иоанна Васильевича Грозного, был в кельи Старца Николая в последний год его жизни. Когда Батюшка взял в руки икону, из правого глаза Царя Иоанн истекла слеза благоуханного Мира. Когда Батюшка молился о грядущем Русском Царе он часто называл Его "Михаил", пророчествуя тем самым что по грядущий Русский Царь, Победитель антихриста, будет подобен огненным духом (ревности по Славе Божией) Архангелу Грозному Воеводе (Архангелу Михаилу, которого так почитал Царь Иоанн: см. молитву и канон Архангелу Грозному Воеводе) и самому Грозному Царю, Который через Опричнину "учинил на последние времена образец апокалипсического воинтсва" для победы над антихристом. Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

«Слезоточивый образ Государя, был в келии батюшки последний год его жизни. Когда батюшка взял в руки икону, из правого глаза Царя истекла слеза. Обращаясь в молитве ко Грозному Царю, старец часто называл ЕгоМихаил’». Этим Святой старец прикровенно указывал на тот факт, что Святой Царь Иоанн являлся точным исполнителем воли Бога, ибо имя ‘Михаил’ переводится с еврейского языка: “Кто как Бог”. Со схимонахиней же Николаей мы не можем не согласиться, что «последний Русский Царь, который грядет [и находится уже среди русского народа Божьего, также является и Михаилом, и Давидом. А потому он] будет подобен духом [и ревностным своим служением Богу] Опричному Самодержцу, написавшему в своем завещании: “«образец учинен», и вам, потомкам [во главе с Царем-победителем] хранить Русь в последние страшные времена существования мира.”» (Старец Николай – Царский Архиерей. После стр. 224, подпись под иконой Царя Иоанна Грозного).

От себя можем только добавить, что нам, потомкам, хранить Русь и Церковь Православную единственно возможно только тогда, когда и Русь, и Церковь, и нас возглавит Царь-победитель. Самочинно (!!!) же бросаться с булыжниками на танки могут себе позволить или арабские магометане, или русские бездуховные борцы с ИНН! Эти самоубийцы, истребленные попущенной Богом жидовской властью из-за ИНН, из-за отсутствия паспорта и трезвомыслия, в воскресшую Россию Царя-победителя попасть уже не смогут. Виновные в этом, кроме собственной дурости и бездуховности самоубийц, - провокаторы, организаторы ревности не по разуму Христову. Эти организаторы-провокаторы и будут казнены Царем-победителем за расхищение его подданных, тех, кто мог бы усвоить учение Церкви и донести со смирением гнев Бога[433], в виде жидовского ига, но не донес, попав в один из потоков воды из пасти змия (Откр. 12,15).[434] Провокаторы же призывают преждевременно (ранее, чем пройдет гнев Бога!) начать борьбу "за светлое будущее". Этих несчастных и их последователей можно только пожалеть! Ибо они будут выброшены, как негодные рабы, во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, Иисус Христос возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит! (Мф. 25,30).

11. “Христос Воскресе! Не теряйте Пасхальную радость!”

«Однажды батюшка произнес удивительную фразу, когда мы разговаривали о том, как искажается Истина, как продолжают клеветать на Святых Божиих людей и как это больно и тяжело. Старец сказал: “Не переживайте! Неправда поможет открыть Правду!

 

Посмотреть/скачать крупноформатную копию данной иконы можно здесь

 

Так же молитвенно укреплял новомученик Григорий Русский, утешая Царственных Страдальцев: “Все минет, одна Правда Божия останется”. Духовная брань извечна с того мига, как денница восстал на Господа, он и сейчас, искажая все, восстает на Святых. [При этом адепты сатаны применяют свои излюбленные приемы: ложь и клевету; где они не проходят, там в ход идут подмена понятий и превратное толкование Святых отцов; где и это не проходит, там используются Святоотеческие тексты и выражения, но несвоевременно и не по адресу.]

Ныне время настало действительно последнее… В церковных журналах, выходящих по благословению ("Благодатный огонь"[435], 2004, №12), восстают против великого старца, преподобного батюшки Серафима, его пророчеств и предсказаний, искажают новую историю Церкви, поносят прославленных Святых. По всему видно, что враг подобрался вплотную к хуле на догмат Воскресения[436] А преподобный Серафим предсказывал: воскресение мое будет «во утверждение догмата Воскресения…, и воскрешение мое будет, яко воскрешение седми отроков в пещере Охлонской во времена Феодосия Юнейшего. По воскрешении же моем я перейду из Сарова в Дивеево, где буду проповедовать всемирное покаяние». (Царь-Град. Православно-патриотический альманах. №2. 2003. Стр. 19), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.)

Обращаем ваше внимание на то, где воскреснет преподобный Серафим и куда он «пешком перейдет … при сонме Высочайшей Фамилии, Великокняжеской, Царской, Императорской...»[437] Кроме того, преподобный Серафим будет «проповедовать всемирное покаяние» не нарушений заповедей, направленных против любви к ближнему своему, а нарушений заповедей любви к Богу и Его Помазаннику. Всемирное покаяние – ибо во всем мире повреждены богослужебные тексты и за богослужениями не возносят молитвы за Богопомазанника, за Царя-победителя. До августа 2002 года, судя по всему, за Царя-победителя молился один Царский Архиерей Нектарий, больше известный как старец Николай, после августа 2002 года, очевидно, появились и другие молитвенники, которые использовали Молитвослов для мирян, отпечатанный летом 2002 года. В этом молитвослове было показано всем желающим спасаться, как надо ныне молиться за Богопомазанника. А потому старец, сдав молитвенный пост, и ушел Домой, где его встретили Святые во главе с Царем-искупителем Николаем. Летом 2003 года в Петрограде вышла брошюра Молитва за Царя есть самая ПЕРВАЯ и самая ГЛАВНАЯ ОБЯЗАННОСТЬ православного христианина, которая позволила христианам, думающим о спасении, молиться о Царе-победителе во время церковных богослужений, исправляя общественную молитву всего храма.

В церковном чтении на 25 ноября[438] 2004 года есть такие слова: Се, оставляется вам дом ваш пуст (Лк. 13,35). Святитель Феофан Затворник их поясняет: «Значит, есть мера долготерпению Божию. Милосердие Божие вечно бы готово терпеть, ожидая добра [даже от духовноповрежденных хулителей Святых (из "Благодатного огня" и из Архиерейской среды)]; но что делать, когда мы доходим до такого расстройства, что не к чему и рук приложить? Потому и бросают нас. Так будет [и в воскресшей России при Царе-победителе,] и в вечности. Все говорят, милосердие Божие не попустит вечного отвержения. Да оно и не хочет того; но что делать с теми, которые преисполнены зла [хулят Дух Святой и не желают молиться о Царе-победителе], а исправиться не хотят [ибо им молитва за самочинного "Господина и Отца нашего Святейшего патриарха" привычнее и милее]? Они сами себя ставят за пределы милости Божией и оставляются там потому, что не хотят выйти оттуда. …

Когда придет всему конец, - а ему придти неизбежно, - куда девать этих ожесточившихся во зле [на Богопомазанников]? Уж, конечно, куда-нибудь вне области светлой, определенной для [«право в Бога верующих»[439] и озабоченных находиться в правой вере, и тем выполнять Волю Бога, а значит совершать молитвы по многовековым текстам богослужений; для] потрудившихся над собою, в очищении своих нечистот. [Это о правоверующих сказано Святителем Феофаном. Ибо только им Сам Господь помогает не впадать в грехи, а если все же падение произошло, то грехи их, как багряное, — как снег Сам убеляет (Ис. 1,18) и очищает. Грешник только должен все силы и помыслы свои направить на обретение правой веры. Для тех же, кто будет упорствовать в кривоверии и в молитвах за самочинных "Великих Господинов и Отцов", то им обещано, что меч пожрет их (Ис. 1,20).] Вот и ад! Не исправившиеся при лучших обстоятельствах, исправятся ли при худших? А если же нет [ибо осталось крайне мало времени!], то вот и вечный ад! Не Бог виноват ада и вечных в нем мучений, а сами грешники [и хулители угодников Божиих]. Не будь нераскаянных грешников и ада не будет.» (Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия. Правило Веры. 1995. Стр. 312-314), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.)

Мы же не хулим тех людей, которых Архиереи "прославили" в 2000 году, даже если у нас и нет основания считать их Святыми, и наоборот, есть все основания предполагать, что очень многие из них находятся в аду. Ибо «первоСвященники при помощи помещиков свергли Царя! ... за это их постигло: кровь, мучения, смерть! Их судьба за гробом - огонь вечный! Скажите - неправда?! Да, правда! Священство долго рубило тот сук, на котором сидело»[440], - свидетельствовала Пелагия Рязанская. Мы просто к неизвестным нам Святым, особенно если они из священства, за молитвенной помощью не обращаемся.

Но мы твердо исповедуем догмат Воскресения. Мы верим в Воскресшего Господа нашего Иисуса Христа и знаем, что Воскресение Христово – это Первообраз, иконами же этого Первообраза (и это мы исповедуем) являются и свершившееся уже воскресение семи Эфесских отроков, и будущее воскресение преподобного Серафима, и будущее воскресение России под державную руку Царя-победителя. «Верим в победу Истины и добра. Светильник Сербии Николай (Велимирович) говорил: “Когда погибает ложь, она погибает вовеки, а если погибает Истина, она Воскресает!

Это правда. Истина жива и в могиле, свободна и в узах, в темнице светла, в грязи чиста. То, что говорят сейчас гонители веры [и Святых, Богом прославленных,] на Святой Руси, враги Христа делали и раньше. Они погибли навеки, а истина воскресает снова и снова. Все, что происходит сейчас в России, не ново для Церкви Божией, все старо, как прах египетских пирамид, и все ничтожно, как гнев Нерона [или как гнев папы римского, епископа Рима - древней столицы Римской Империи, или как гнев патриарха московского, епископа Москвы – столицы Третьего Рима]”…

Последними словами праведного старца было духовное завещание-благословение всем верующим во Христа [Господа и верно служащим Его земным образам (иконам) – своим Царям: Царю семени Давида из Царствующего рода Романовых и Царю семейного царства (отцу-мужу)]:

Христос Воскресе! Не теряйте Пасхальную радость!»[441]

27[442] сентября, 13 октября-29 ноября,4[443]-7 декабря 2004, 13 января 2005

 

Петроград                                                                    Роман Сергиев

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

Молитва за Царя и Отечество

Спаси, Господи, люди Твоя, и благослови достояние Твое, победы БлаговерНОМУ ГОСУДАРЮ и Отцу нашему (егоже имя Ты, Господи, веси)[444] на сопротивныя даруя, и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство.

Утренняя молитва о живых

(Первое прошение) Помяни, Господи Иисусе Христе Боже наш, милости и щедроты Твоя от века сущыя, ихже ради и вочеловечился еси, и распятие и смерть, спасения ради право в Тя верующих, претерпети изволил еси: и воскрес из мертвых, вознеслся еси на небеса, и седиши одесную Бога Отца, и призираеши на смиренныя мольбы ...

(второе прошение) Спаси, Господи, и помилуй БлаговерНАГО ГОСУДАРЯ и Отца нашего, избранного Тобою рода Романовых, (егоже имя, Ты, Господи, веси)[445] и покори под нозе Его всякаго врага и супостата, и глаголи мирная и благая в сердце Его о Церкви Твоей Святей и о всех людех Твоих: да и мы, в тишине их, тихое и безмолвное житие поживем в правоверии, и во всяком благочестии и чистоте.

(последнее прошение) Мерзкое и богохульное жидовское иго испровержи, державу Русскую избранному Твоему и Царю нашему предаждь, темже правоверие утверди и воздвигни рог христианский и низпосли на нас милости Твоя богатыя.

Начальная молитва об усопших

Помяни, Господи, от жития сего отшедшия правоверныя Цари и Царицы, Благоверныя Князи и Княгини, Святейшия патриархи, преоСвященныя митрополиты, архиепископы и епископы православныя, во иерейском же и иноческом чине и причте церковном, Тебе послужившия, и в вечных Твоих селениях со Святыми упокой.

Молитва Св. Царю-искупителю Николаю

Святый Царю-искупителю Никóлае, спасый от соборныя смерти Россию, моли Христа Бога и нашим душáм спастися. Аминь.

Молитва Св. Благоверному Царю Иоанну Грозному

О, великий молитвенниче и кормчий Святыя Руси, отрасль благодатная богоизбранного корня, христолюбивый боговенчанный Благоверный Царю Иоанне! Ты, Дом ПреСвятой Богородицы и Веру православную сохранивый и укрепивый; Русь Святую объединивый; ересь жидовствующих поразивый; бесов во плоти, сиречь жидов поганых, изгнавый; измену искоренивый; агарян, папежников и язычников победивый и ко Христу их обративый; народ русский просветивый и ко спасению наставивый; грады, веси, Святые обители, храмы созидавый; духовную рать и православное воинство вокруг себя собравый и на сопротивныя подвигнувый. Возстани на помощь нам, призри на погибшую Русь и народ твой, услыши грешных рабов, молящихся тебе, и умоли Христа Бога и Пречистую Богородицу, явившую тебе Свой Святый образ, явити Царя Самодержавнаго, аки же ты был еси, Иоанне, Русь Святую из мертвых воскресити и воинство православное возсоздати; Церковь от ересей, расколов и фарисейства очистити; от ига жидовскаго, лютых безбожник, врагов видимых и невидимых избавити; народ Руси к покаянию, безбожников к вере обратити; грехов прощение нам даровати и на всякую добродетель наставити; Богу, Царю и Отечеству на земли послужити и спасение получити, и в Небесное Царствие преселитися, идеже с тобою, Грозный Царю Иоанне, и всеми Святыми прославим Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь Св. Благоверному Царю Иоанну Грозному (глас 4-й)

Божиим изволением, а не мятежным человечества хотением, на Царство Русское возшел еси и Христу Царю сослужил еси, Иоанне Богомудре. Велией любовию Креста тщался еси люди на свет и истину наставити; потщися и ныне да познаем Единаго Истиннаго Бога и Богом даннаго нам Самодержавнаго Государя.

Молитва Св. Праведному Николаю Псковоезерскому

О, Святой угодниче Христов, великий молитвенниче, православной Веры исповедниче, благодатный сосуд Святаго Духа, праведный Николае! Моли Бога о нас, дабы и мы, Духом Святым научаемые, правое ведение Бога и Его промысла обрели и в разум истины пришли. Умоли Бога, старче Николае, да и нам послет Господь дар верности нелестны и любве нелицемерны к Помазанникам Его. Упроси ПреСвятую Богородицу и нас, славящих тебя, одарить Божией Благодатию, и над нами простереть Свой Покров Святый и нас утешить благословением Своим. Проси нам у Святого Царя-искупителя Николая крепости смиренно принять промысел Божий о нас; терпеливо нести сиротский крест со вдовицей нашей матерью земною Церковью, пока Царя явит Господь; и всегда благодарить Бога за все. Святой праведный угодниче Николае, испроси Христа Спаса Вседержителя, за молитвы Пречистой Богородицы и за жертву искупительную Царскую, воскресить из мертвых Русь Святую явлением Царя-победителя. Дабы и нам достойно Богу, Царю и Отечеству земному послужити и тем спасенными быти, и к тебе, Николае, в Небесное Царствие преселитися, идеже с тобою и всеми Святыми прославим Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь Праведному Николаю Псковоезерскому (глас 4)

Божественной Благодати преизрядный носителю, православныя Веры исповедниче, любви Христовой сосуд неисчерпаемый, образ был еси воздержания. На остров, аки в тихое пристанище, вселился еси, кротостию и смирением Христа Единаго возлюбив, и ныне [с Царем-искупителем и всеми Святыми][446] ликовствуя, отче праведне Николае, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Образец молитвы о Царе (псал. 19 и 20)

Псалом 19: Да услышит Тебя Господь в день печали, да защитит Тебя имя Бога Иаковлева. Да пошлет Тебе помощь из Святилища и с Сиона, да подкрепит Тебя. Да воспомянет все жертво­приношения Твои и всесожжение Твое да соделает тучным. Да даст Тебе Господь по сердцу Твоему и все намерения Твои да исполнит. Мы возрадуемся о спасении Твоем и во имя Бога нашего поднимем знамя. Да исполнит Господь все прошения Твои. Ныне познал я, что Господь спасает Помазанника Своего, отвечает Ему со Святых небес Своих могуществом спасающей десницы Своей. Иные колесницами, иные конями, а мы именем Господа Бога нашего хвалимся: они поколебались и пали, а мы [с Царем] встали и стоим прямо. Господи! спаси Царя и услышь нас, когда будем взывать к Тебе.

Псалом 20: Господи! силою Твоею веселится Царь и о спасении Твоем безмерно радуется. Ты дал Ему, чего желало сердце Его, и прошения уст Его не отринул, ибо Ты встретил Его благословениями благости, и Ты возложил на голову Его венец из чистого золота. Он просил у Тебя жизни [подданных своих]; Ты дал Ему долго­денствие [их] на век и век. Велика слава Его в спасении Твоем; Ты возложил на Него честь и величие. Ты положил на Него благословения на веки, возвеселил Его радостью лица Твоего, ибо Царь уповает на Господа, и во благости Всевышнего не поколеблется. Рука Твоя найдет всех врагов Твоих, десница Твоя [Богопомазанник Твой через подданных своих] найдет всех ненавидящих Тебя. Во время гнева Твоего Ты сделаешь их, как печь огненную; во гневе Своем Господь погубит их, и пожрет их огонь. Ты [руками Царя и Твоим всемогуществом] истребишь плод их с земли и семя их — из среды сынов человеческих, ибо они предприняли против Тебя [Царя Небесного и Твоего Помазанника земного] злое, составили замыслы, но не могли выполнить их. Ты поставишь их целью, из луков Твоих пустишь стрелы в лице их. Вознесись, Господи, силою Твоею [и истреблением врагов Твоих и врагов Царя нашего]: мы будем воспевать и прославлять Твое могущество.

Молитва о живых

(второе прошение) Спаси, Господи, и помилуй БлаговерНАГО ГОСУДАРЯ нашего (егоже имя, Ты, Господи, веси)[447], и покори под нозе Его всякаго врага и супостата, и глаголи мирная и благая в сердце его о Церкви Твоей Святей и о всех людех Твоих: да и мы, в тишине их, тихое и безмолвное житие поживем в правоверии, и во всяком благочестии и чистоте.

(третье прошение) Спаси, Господи, и помилуй Святейшыя вселенския патриархи, и преоСвященныя митрополиты, архиепископы и епископы православныя, иереи же и диаконы, и весь причет церковный, яже поставил еси пасти словесное Твое стадо, и молитвами их помилуй и спаси мя грешнаго.

(последнее прошение) Мерзкое и богохульное жидовское иго и агарянское царство вскоре испровержи и правоверному Царю предаждь: правоверие же утверди и воздвигни рог христианский и низпосли на нас милости Твоя богатыя.

Молитва о Государе[448]

Господи, Боже наш, великий и многомилостивый! Во умилении сердец наших смиренно молимся Тебе: сохрани под кровом Твоея благости от всякаго злаго обстояния БлаговерНАГО ГОСУДАРЯ и Отца нашего, избранного Тобою рода Романовых, (егоже имя Ты, Господи, веси)[449]: огради его на всех путех Его Святыми Твоими ангелы, да ничтоже успеет враг на Него, и сын беззакония не приложит озлобити Его: исполни Его долготою дней и крепостию сил, да совершит вся во славу Твою и во благо людей своих. Мы же, всеблагому Твоему промышлению о Нем радующеся, благословим и прославим всеСвятое имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Краткая молитва воина

О Боже наш! Подаждь силы мне в день сей и вечно служить Тебе, Государю и Отечеству.

Молитва пред начатием всякаго дела (глаголи тайно или мысленно)

Господи Иисусе Христе, Сыне Единородный Безначальнаго Твоего Отца, Ты рекл еси пречистыми усты Твоими: яко без Мене не можете творити ничегоже. Господи мой, Господи, верою объем в души моей и сердце Тобою реченная, припадаю Твоей благости: помози ми грешному сие дело, мною начинаемо, о Тебе самом совершити, во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Другая молитва пред начатием всякаго дела, в том числе и перед чтением любых книг, газет и журналов

Господи! Иисусе Христе, Сыне Божий, благослови мой труд (чтение), чтоб он (оно) был(о) в прославление имени Твоего, в спасение души моей, в помощь и наставление ближнему моему!

Молитва перед чтением Евангелия или духовных книг Святителя Иоанна Златоуста

Господи, Иисусе Христе! Отверзи очи мои сердечные услышати слово Твое, и разумети его, и творити волю Твою, яко пришелец аз есмь на земли, не скрый от мене заповедей Твоих, но отверзи очи мои, да уразумею чудеса от закона Твоего. Скажи ми безвестная и тайная премудрости Твоея: на Тя уповаю, Боже мой, да Ты просветиши ум мой и сердце мое светом разума Твоего, не токмо прочту написаныя, но и исполню оное. Соделай, чтобы я не в грех себе Святых жития и словеса прочитал, но во обновление и просвещение, и в спасение, и в наследие жизни вечныя. Ибо Ты, Господи, просвещение лежащих во тьме, и от Тебе есть всякое даяние благо, и всяк дар совершен. Аминь.

Молитва о научении творить волю Бога

Господь Милосердый, Ты предупреждаешь: Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но лишь исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф. 7,21). Я  же, славя Твою Мудрость и Твое Милосердие, прошу исцелить душу мою и научить мя творити волю Твою. Слава Тебе, Господи, слава Тебе.



[1] О талмуде пояснение смотри в заметках автора-составителя Пасите Божие стадо, не господствуя над наследием Божиим.

[2] Н.М. Карамзин. История государства Российского. Т.V. 1842 (переиздано в 1989), [ниже – Карамзин.] Столб. 171, (выделено и подчеркнуто автором-составителем).

[3] Хотя конкретные слова были сказаны Святителем Дмитрием Ростовским о Петре Великом, но в них Святитель в сжатом виде изложил учение Церкви о Царском служении.

[4] Поучения Святителя Дмитрия Ростовского. СПб. Изд. Сойкина. Бг. [ниже - Св. Дмитрий Ростовский.] Стр. 991-992, (выделено и подчеркнуто автором-составителем).

[5] Составитель Р.С. использовал несколько фрагментов из 6 главы "Устремленность в вечность" книги С.В. Перевезенцева “Смысл русской истории”. (С.В. Перевезенцев. Смысл русской истории. М.: Вече, 2004. 496с. (Тайны Земли Русской). Везде в этих фрагментах выделено и подчеркнуто составителем Р.С. Кроме того, везде церковный чин Богопомазанника Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного составитель Р.С. пишет с большой буквы!

Сергей Вячеславович Перевезенцев — доктор исторических наук.

[6] Некоторые пояснения Третьей книги Ездры на основании толкований Святых отцов смотри в заметках составителя Р.С. Лев – это Помазанник, сохраненный Всевышним!

[7] Елизаровский монастырь находится в ~ 8 км на СВ от острова Талабск на Псковском озере, где подвизался до 24 августа 2002 года Святой старец Николай Псковоезерский.

[8] Буквальный перевод: крепкое, сильное царство.

[9] Пояснения-рассуждения о "Великом Господине" смотри в заметках составителя Р.С. Покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное.

[11] Валишевский К. Иван Грозный. Воронеж: ФАКТ, 1992, с. 289.

[12] К. Валишевский. Иван Грозный. М. ИКПА. 1989. (Репринт издания 1912.) [ниже – Валишевский. Моска. 1912.] Стр. 6.

[13] Агибалова Е. В., Донской Г. М. История средних веков. М., Просвещение, 1991, с. 248.

[14] Агибалова Е. В. Указ, соч.. с. 218.

[15] Кто может быть искупителем чьих-либо грехов по учению православной Церкви смотри на обложке данных заметок. Традиция в Англии приносить человеческие жертвы во искупление вины королевства свидетельствует об очень ожидовленном сознании элиты английского общества. Неслучайно то, что родиной масонства является Англий. (Замечание составителя Р.С.)

[16] Зимин А. А., Хорошкевич А. П. Россия времени Ивана Грозного. М., Наука, 1982, с. 125.

[17] Агибалова Е. В. Указ, соч.. с. 234.

[18] Агибалова Е. В. Указ, соч.. с. 234.

[19] К сожалению, к таковым относятся, по плодам их деятельности и заявлениям, участники Архиерейского собора 2004 года. Это им сказал Госодь: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете (Мф. 23,13). Эти "православные" Архиереи подписали во всеуслышание себе приговор, который приведет в исполнение Царь-победитель. Время его царствования уже не за горами. Те из священства и мирян, кто находится на послушании у врагов Богопомазанников, а значит у врагов Бога, понесут наказание. Ссылки на незнание учения Церкви приниматься не будут. Еще 150 лет назад Святитель Феофан Затворник писал: «Не оправдает их неведение, ибо как не ведать той истины, которая известна всему миру? Не оправдают противоубеждения, ибо начни только строго поверять их [на соответствие учению Святых отцов и на многовековую богослужебную практику], тотчас поколеблешь их силу» и ни на чем потом не возмогут они опереться, кроме как только на всей догматической полноте учения Христа. (Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия. Правило Веры. 1995. [ниже - Феофан Затворник. Мысли на каждый день года.] Стр. 257), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.). (Замечание составителя Р.С.)

[20] История государства Российского:жизнеописания. IX-XVI вв. М., Книжная палата, 1996, с. 325.

[21] Митрополит Иоанн Ладожский. Самодержавие ayxa.-СПб., Царское депо, 1995, с. 329.

[22] Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., Независимая газета, 1993, с. 26, с. 114.

[23] То есть Святой Царь угодил Богу, а не человекам (!!!), своей правой верой.

[24] Пайпс Р. Указ, соч., с 115.

[25] Платонов С. Ф. Лекции по русской истории в 2 чч.: 4.1.-М., Владос, 1994, с. 200.

[26] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 133.

[27] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 132.

[28] Кобрин В. Б. Иван Грозный. М., Московский рабочий, 1989, с. 81.

[29] Карамзин Н. М. Предания веков. М., Правда, 1987, с. 592-593.

[30] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 162.

[31] Платонов С. Ф. Указ, соч., с. 207.

[32] Обратим внимание: только помышляющим, даже еще не глаголющим!

[33] То есть помышляющим, что какой-либо Царь, тем более религиозный Царь, получил престол случайно, без Воли Божией на то. То есть, помышляющим, что Господь может ошибиться в выборе Царя!

[34] То есть помышляющим, что не Бог через Своего Помазанника Духом Святым премудро руководит и народом, и Церковью.

[35] Последование в неделю Православия. 1902. Стр. 30-31.

[36] Валишевский К. Указ, соч., с. 139-140.

[37] Кобрин В. В. Указ, соч., с. 24-25.

[38] Валишевский К. Указ, соч., с. 139.

[39] Славная история Царьграда и Византийские пророчества. Составитель К.В.П. М.: Альманах Жизнь вечная. 2000. [ниже - Пророчества.] Стр. 31.

[40] Валишевский К. Указ, соч., с. 137-138.

[41] Валишевский К. Указ, соч., с. 139.

[42] Пайпс Р. Россия при старом режиме. • М.. Независимая газета, 1993, с. 93.

[43] Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. - М., Мысль, 1993, с. 250.

[44] Валишевский К. Указ, соч., с. 140.

[45] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 29.

[46] Валишевский К. Указ, соч., с. 140.

[47] Валишевский К. Указ, соч., с. 140.

[48] Валишевский К. Указ, соч., с. 150.

[49] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 141.

[50] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 53.

[51] Валишевский К. Указ, соч., с. 147.

[52] Валишевский К. Указ, соч., с. 150.

[53] Зимин А. А., Хорошкевич А. Указ, соч., с. 39.

[54] Зимин А. А., Хорошкевич А. Указ, соч., с. 40.

[55] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 559.

[56] Кобрин В. 5. Указ. соч., с. 31.

[57] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 560.

[58] Зимин А. А., Хорошкевич А. П. Указ, соч., с. 41.

[59] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 560.

[60] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 253.

[61] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 559-560.

[62] Так Святой Царь Иоанн позднее в письмах к Курбскому называл эту марианетку удельных князей.

[63] Валишевский К. Указ, соч., с. 246.

[64] Как видим появление лжестарцев не есть явление только апастасии наших времен. Апастасия – это прекращение верного служения земному Богу – Царю (Богопомазаннику), а значит отпадение от Бога Небесного. (Замечание составителя Р.С.)

[65] Валишевский К. Указ, соч., с. 246.

[66] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 560.

[67] Валишевский К. Указ, соч., с. 246.

[68] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 254; Валишевский К. Указ, соч., с. 246.

[69] Именно о такой власти ныне мечтают очень многие Священники! (Замечание составителя Р.С.)

[70] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 254.

[71] Платонов С. Ф. Указ, соч., с. 214-215.

[72] Зимин А А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 47-48.

[73] Платонов С. Ф. Указ, соч., с. 207.

[74] Платонов С. Ф. Указ, соч., с. 207.

[75] Платонов С. Ф. Указ, соч., с. 192.

[76] С.М. Соловьев. История России с древнейших времен. Т11. М. Мысль. 1991. Стр. 190.

[77] Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории. Петрозаводск, Фолиум, 1996, с. 200.

[78] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 269.

[79] Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 71.

[80] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 587.

[81] Кобрин В. В. Указ, соч., с. 53.

[82] Валишевский. К. Указ, соч., с. 248.

[83] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 53.

[84] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 270.

[85] Валишевский К. Указ, соч., с. 251.

[86] Зимин А. А.. Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 71.

[87] Зимин А. А.. Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 73.

[88] Сердце Царя — в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его (Притч. 21,1).

[89] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 273.

[90] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 54.

[91] Зимин А. А., ХорошкевичА. Л. Указ, соч., с. 94-95.

[92] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 274.

[93] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 56.

[94] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 145.

[95] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 563.

[96] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 145.

[97] Валишевский К. Указ, соч., с. 285.

[98] Валишевский К. Указ, соч., с. 192.

[99] Валишевский К. Указ, соч., с. 285.

[100] Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет (Дан. 4,22.29). В руке Господа власть над землею, и человека потребного Он вовремя воздвигнет на ней (Сир. 10,4).

[101] низлагает царей и поставляет царей (Дан. 2,21).

[102] Каждому народу поставил Он вождя (Сир. 17,14). Итак слушайте, цари, и разумейте, научитесь, судьи концов земли! Внимайте, обладатели множества и гордящиеся пред народами! От Господа, дана вам держава, и сила - от Вышнего, Который исследует ваши дела и испытает намерения (Прем. 6,1-3).

[103] Я сказал: вы - боги, и сыны Всевышнего - все вы (Пс. 81,6). Судей не злословь и начальника в народе твоем не поноси (Исх. 22,28).

[104] почил Дух Господень ... с того дня и после (1Цар. 16,13).

[105] Мною цари царствуют и повелители узаконяют правду (Притч. 8,15).

[106] Надзиратель – это дословный перевод слова "епископ".

[107] В дореволюционных молитвословах в качестве образца молитвы о Царе приведены 19 и 20 псалмы.

[108] Зимин А. А.. Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 148.

[109] Платонов С. Ф. Указ, соч., с. 195.

[110] Валишевский К. Указ, соч., с. 199.

[111] Валишевский К. Указ, соч., с. 202.

[112] Литвин Михалон. О нравах татар, литовцев и москвитян. В кн.: Иностранцы о древней Москве. М., Столица, 1991, с. 94.

[113] Валишевский К. Указ, соч., с. 200.

[114] Валишевский К. Указ, соч., с. 200-201.

[115] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 288.

[116] Валишевский К. Указ, соч., с. 202.

[117] Валишевский К. Указ, соч., с. 253.

[118] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 146.

[119] Сердце Царя - в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его (Прит. 21,1).

[120] Валишевский К. Указ, соч., с. 252-253.

[121] Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 99-100.

[122] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 573.

[123] С.С. Ольденбург. Царствование Императора Николая Второго. СПб. Петрополь. 1991. Стр. 642, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[124] Последний приказ по войскам Императора Николая Второго. Царь Николай Второй и новые мученики. Пророчества, чудеса, открытия и молитвы. Документы. Из-во “Общество свт. Василия Великого”. М-СПб. 2000. Стр. 571, (выделено и подчеркнуто автором-составителем).

[125] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 286.

[126] Зимин А. А., Хорошкевич А. П. Указ, соч., с. 99.

[127] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 287.

[128] Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 97.

[129] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 572.

[130] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 287.

[131] Валишевский К. Указ, соч., с. 253.

[132] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 572.

[133] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 603.

[134] Валишевский К. Указ, соч., с. 253.

[135] Кобрин В. Б. Иван Грозный. Указ, соч., с. 149-151.

[136] Пайпс Р. Указ, соч., с. 93.

[137] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 290.

[138] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 61.

[139] Валишевский К. Указ, соч., с. 215.

[140] Валишевский К. Указ, соч., с. 253.

[141] Валишевский К. Указ, соч., с. 259.

[142] Валишевский К. Указ, соч., с. 257.

[143] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 574.

[144] Валишевский К. Указ, соч., с. 254.

[145] Валишевский К. Указ, соч., с. 257.

[146] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 577-578.

[147] Валишевский К. Указ, соч., с. 257-258.

[148] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 162.

[149] Валишевский К. Указ, соч., с. 262.

[150] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 55.

[151] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 97.

[152] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 151-152.

[153] Валишевский К. Указ, соч., с. 380.

[154] Валишевский К. Указ, соч., с. 380.

[155] Валишевский К. Указ, соч., с. 384.

[156] Валишевский К. Указ, соч., с. 384.

[157] Горсей Д. Сокращенный рассказ или мемориал путешествий.-8 кн.: Россия XV-XVII вв. - Глазами иностранцев.- Л., Лениздат, 1986,с. 159.

[158] Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев.- Л., Лениздат, 1986, с. 533.

[159] Муравьев А. Н. Путешествие по Святым местам русским. М.: Книга-СП Внешиберика, 1990. Часть 1. с. 281.

[160] Валишевский К. Указ, соч., с. 383.

[161] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 154.

[162] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 71.

[163] Валишевский К. Указ, соч., с. 269.

[164] Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 115.

[165] Валишевский К. Указ, соч., с. 269.

[166] Валишевский К. Указ, соч., с. 216.

[167] Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 114.

[168] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 154.

[169] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 76.

[170] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 72.

[171] Валишевский К. Указ, соч., с. 288.

[172] Зимин А. А„ Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 115.

[173] Валишевский К. Указ, соч., с. 269.

[174] Горсей Д. Путешествие сэра Джерома Горсея. В кн.: Иностранцы о древней Москве. М., Столица, 1991, с. 109.

[175] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 603.

[176] Горсей Д. Указ, соч., с. 104-105.

[177] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 90.

[178] Костомаров Н. Указ, соч., с. 311.

[179] Горсей Д. Указ, соч., с. 104.

[180] Горсей Д. Указ, соч., с. 104.

[181] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 168.

[182] Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 128.

[183] История России XVI-XVII вв. А.Л. Юрганов, Л.А. Кацва. Учебник для 8-го класса. М. РОСТ. 2001. Стр. 54.

[184] Ю.В. Зайцев. История России. Расширенная школьная программа. ЭКСМО-ПРЕСС. 2002. Стр. 118.

[185] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 604.

[186] Валишевский К. Указ, соч., с. 221.

[187] Известие из Полыни от 4 июля 1570 г. о набеге крымского хана Девлет-Гирея на Москву. В кн.: Иностранцы о древней Москве. М., Столица, 1991, с. 78.

[188] Валишевский К. Указ, соч., с. 280.

[189] Пайпс Р. Указ, соч., с. 28-29.

[190] Валишевский К. Указ, соч., с. 286.

[191] Напомним, что это польский историк, который не питает особой любви ни к России, ни к Царю Иоанну Грозному. (Замечание составителя Р.С.)

[192] Валишевский К. Указ, соч., с. 285.

[193] Маржерет Ж. Состояние Российской империи и Великого княжества Московского. В кн.: Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. Л., Лениздат, 1986. с. 237.

[194] Валишевский К. Указ, соч., с. 287.

[195] Валишевский, не питающий любви к России и почитателем Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного не являющийся, обращает наше внимание, что «здесь не было ни изнасилования, ни убийств. Мы видим довольно грубый полицейский прием, в духе того времени. Бох утверждает, что этот погром вызвал митрополит, указав Царю на то, что иностранцы развращают его воинов в своих кабаках.» (Валишевский. Моска. 1912. Стр. 289), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С).

[196] Штаден Г Страна и правление московитов в описании Генриха Штадена. В кн.: Иностранцы о древней Москве. М., Столица, 1991, с. 76.

[197] Обратите внимание, солдаты каких народов «по природе своей любят пьянствовать»? Иностранец утверждает: не русские, а «иноземные солдаты - поляки, немцы, литовцы по природе своей любят пьянствовать»! (Замечание составителя Р.С).

[198] Гваньини А. Полное и правдивое описание всех областей, подчиненных монарху Московии... B кн.: Иностранцы о древней Москве. М., Столица, 1991, с. 84.

[199] Вот как Царь-батюшка Иоанн Грозный заботился о нравственном и физическом здоровье своих подданных!

[200] Компани Дж. П. Московское посольство. В кн.: Иностранцы о древней Москве. М., Столица, 1991, с. 88.

[201] Валишевский К. Указ, соч., с. 287.

[202] Михалон Литвин. Указ, соч., с. 92.

[203] Маржерет Ж. Указ, соч., с. 237.

[204] Карамзин И. М. Указ, соч., с. 587.

[205] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 587.

[206] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 60-61.

[207] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 587.

[208] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 73.

[209] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 587.

[210] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 78.

[211] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 589.

[212] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 304.

[213] Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 118.

[214] Валишевский К. Указ, соч., с. 272.

[215] Валишевский К. Указ, соч., с. 272.

[216] Валишевский К. Указ, соч., с. 271.

[217] Валишевский К. Указ, соч., с. 271.

[218] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 588.

[219] Кобрин Б. Б. Указ, соч., с. 78.

[220] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 304.

[221] Горсей Д. Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. Л., Лениздат, 1986, с. 164.

[222] Муравьев А. Н. Указ, соч., с. 53.

[223] Валишевский К. Указ, соч., с. 272.

[224] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 78.

[225] Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 118.

[226] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 588.

[227] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 78.

[228] Горсей Д. Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. Л., Лениздат, 1986с. 164.

[229] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 590.

[230] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 759.

[231] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 301.

[232] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 157; Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 75.

[233] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 158.

[234] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 159.

[235] Историй государства Российского: Жизнеописания. IX-XVI вв. М., Книжная палата, 1996, с. 371.

[236] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 158-159.

[237] История государства Российского. Указ, соч., с. 371.

[238] Костомаров Н. 1/1. Указ, соч., с.302.

[239] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 77.

[240] История государства Российского. Указ, соч., с. 368.

[241] Федотов Г. П. Святой Филипп, митрополит Московский. М. Стрижев-центр, 1991. с. 78.

[242] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 160.

[243] Карамзин Н. М. Указ, соч., с.610.

[244] История государства Российского. Указ, соч., с. 368.

[245] Федотов Г. П. Указ, соч., с. 80-81; Преподобный игумен Филипп. - В кн.: Соловецкий патерик. -М.: Синодальная библиотека, 1991. - С. 64; Житие Святителя Филиппа, митрополита Московского. - В кн.: БехметеваА. Н. Жития Святых. М., 1897. - С. 61.

[246] Федотов Г. П. Указ, соч., с. 82-83.

[247] Горсей Д. Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. Л., Лениздат, 1986 с. 157-158.

[248] Горсей Д. Указ, соч., с. 102.

[249] Зимин А. Д., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 20.

[250] Зимин А. Д., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 119.

[251] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 168.

[252] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 306.

[253] Валишевский К. Указ, соч., с. 273.

[254] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 306.

[255] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 81.

[256] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 82.

[257] Валишевский К. Указ, соч., с. 274.

[258] Помните, Ф.М. Достоевский говорил, что русский человек без Бога – это дрянь.

[259] Алексеев Ю.Г. «к Москве хотим». Закат боярской республики в Новгороде. Лениздат. 1991. Стр. 61.

[260] Алексеев. Указ. Соч., стр. 10-13, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[261] Алексеев. Указ. Соч., стр. 66, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[262] Этим "героям" самое подходящее имя – христопродавцы!

[263] Алексеев. Указ. Соч., стр. 75, выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[264] Алексеев. Указ. Соч., стр. 77, выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[265] Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 128.

[266] Валишевский К. Указ, соч., с. 274.

[267] Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 308.

[268] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 593.

[269] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 81.

[270] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 85.

[271] Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 121.

[272] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 147.

[273] ЗиминА. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 124.

[274] ЗиминА. А., Хорошкевич А. Л. Указ, соч., с. 124.

[275] Вапишевский К. Указ, соч., с. 363.

[276] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 134- 135.

[277] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 135.

[278] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 135.

[279] Митрополит Иоанн Ладожский. Указ, соч., с. 135-136.

[280] Маржерет Ж. Указ, соч., с. 232.

[281] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 134.

[282] Кобрин В. Б. Указ, соч., с. 171.

[283] Валишевский К. Указ, соч., с. 390.

[284] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 637.

[285] Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 638.

[286] Валишевский К. Указ, соч., с. 390.

[287] Горсей Д. Указ, соч., с. 121.

[288] Кобрин В. В. Указ, соч., с. 138.

[289] Горсей Д. Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. Л., Лениздат, 1986, с. 185.

[290] Житие преподобного отца нашего Максима Грека. — Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1908,, с. 46.

[291] Составитель Р.С. использовал полностью сообщение дьякона Евгения Семенова. Везде в этом сообщении выделено и подчеркнуто составителем Р.С. Кроме того, везде церковный чин Богопомазанника Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного составитель Р.С. пишет с большой буквы!

[292] Составитель Р.С. использовал несколько фрагментов из 6 главы "Устремленность в вечность" книги С.В. Перевезенцева “Смысл русской истории”. (С.В. Перевезенцев. Смысл русской истории. М.: Вече, 2004. 496с. (Тайны Земли Русской). Везде в этих фрагментах выделено и подчеркнуто составителем Р.С. Кроме того, везде церковный чин Богопомазанника Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного составитель Р.С. пишет с большой буквы!

[293] О роли преподобного Сергия в сложные периоды российской истории смотри в заметках Романа Сергиева Покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное.

[294] Муравьев А. Н. Путешествие по Святым местам русским. М.: Книга-СП Внешиберика, 1990. (репринт с издания 1846) Часть 1. с. 14.

[295] Д.Н. Альшиц. Начало Самодержавия в России. Государство Иоанна Грозного. Л. Наука. 1988. Стр. 66, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[296] Здесь Святой Благоверный Царь Иоанн Грозный имеет ввиду и Царя в любом государстве, и Царя – отца/мужа – семейного царства, и Царя внутреннего царства каждого человека, а не только себя, как Богопомазанника.

[297] Иван IV Грозный. Сочинения. СПб. Азбука. 2000. [ниже - Иоанн Грозный]. Первое послание Курбскому. 1564. Стр. 48, (выделено составителем Р.С.).

[298] Иоанн Грозный. Первое послание Курбскому. 1564. Стр. 49, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[299] Бэттс Р., Марченко В. Духовник Царской семьи. М. 1994. Стр. 111-112, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[300] Бэттс Р., Марченко В. Духовник Царской семьи. М. 1994. Стр. 89, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[301] Смотри доклад Вячеслава Манягина “Царь Иоанн Грозный в иконографии ХVI-ХVII веков” (В. Манягин. Вождь воинствующей Церкви. Из-во Сербский Крест. М. 2003. [ниже - Вождь воинствующей Церкви.] Стр.4.)

[302] Смотри пояснение Вячеслава Манягина в его докладе. (Вождь воинствующей Церкви. Стр. 6-13.)

[303] Вождь воинствующей Церкви. Стр. 7.

[304] Вождь воинствующей Церкви. Стр. 14.

[305] Вождь воинствующей Церкви. Стр. 19.

[306] Составитель Р.С. использовал несколько фрагментов из книги Владимира Ларионова “Витязи Святой Руси”. (Ларионов В. Витязи Святой Руси. М. Эксмо-Алгоритм. 2004). Везде в этих главах выделено и подчеркнуто составителем Р.С.

[307] Обратим внимание, не митрополитом Макарием, а Богом венчанный!

[308] Подробнее об этой иконе смотри в разделе К Небесному Иерусалиму параграф 6.

[309] Об одном из современных калик перехожих сказано так: «Таких, как этот майор, либо убивай сразу, либо вообще не замай. Такие прощать не умеют! Их не разжалобишь. Свое возьмут сполна и не продешевят! А может, это и есть высшая справедливость? Должен же кто-то противостоять злу? Защищать слабых, наказывать преступников, навести хоть какой-то порядок в этом беспредельном хаосе нынешнего бытия?» Такие люди очень нужны, особенно, в период, когда нет твердой Самодержавной руки Богопомазанника. (А. Тамонников. Специальная команда. М. Эксмо. 2004. Стр. 192, (выделено составителем Р.С.).

[310] О. Усенков. Образ солдата с младенцем. Спецназ России. №09(96) сентябрь 2004. Стр. 1. Ежемесячная газета ассоциации ветеранов подразделения антитеррора “Альфа”.

[311] Автор-составитель использовал несколько фрагментов из V-VIII глав фундаментального труда М.В. Зызыкина «Царская Власть и Закон о престолонаследии в России» (София, 1924). К сожалению, профессор М.В. Зызыкин наделяет патриарха, вопреки канонам Церкви, господской властью, а потому предполагает, что земную Церковь возглавляет патриарх, а «Императорская подпись над церковными постановлениями лишь сообщала им защиту государственной власти». Такое ошибочное мнение ныне широко распространено и является одним из вариантов ("православным" вариантом) папистской ереси. Но если под словом Церковь понимать не одно священство, но и Царя-Богопомазанника, и мирян; и понимать, что господской властью в земной воинствующей Церкви обладает только Богопомазанник, то его рассуждения становятся православными. Эти фрагменты разбиты на подразделы составителем Р.С., им же сделаны выделения и подчеркивания. Кроме того, везде церковный чин Богопомазанника Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного составитель Р.С. пишет с большой буквы!

Михаил Валерьянович Зызыкин (1880-1960), известный профессор государственного и канонического права. В сборник «Царская Власть в России» вошли работы, опубликованные им в эмиграции.

[312] Обращаем внимание, что Царь Богом венчан, а не патриархом или митрополитом!

[313] Это право даруется Богом, а не человеками в Архиерейских рясах, ибо Архиереи, как служители Бога, только костатировали тот факт, что отныне только на главах законных Московских Государей почивает Божия благодать Богопомазанничества.

[314] С момента совершения Таинства Венчания на царство по византийскому чину, а не с момента получения грамоты от восточных патриархов. Напомним, что митрополит Макарий в Успенском соборе венчал на царство Иоанна Васильевича IV 16 января 1547 года, а грамота прибыла в Москву только в сентябре 1562 года.

[315] Обращаем внимание, что вселенский патриарх к себя применяет эпитет “смирение наше”, а правящего Архиерея словесного стада на Руси величает “Священнейшим митрополитом Московским и всея великия России”, но не "Великим Господином и Отцом всея великия России". Эпитет “господин” имеет такую же функцию, как в советское время слово “товарищ” в обращении к любому гражданину советской России, и не более того.

[316] Курсивом выделено М.Зызыкиным.

[317] Курс Церковного Права заслуженного профессора А.С. Павлова, читанный в Московском Университете в 1900-1902. (Переиздано с 1902 в 2002. СПб университет МВД России.) [ниже - Курс Церковного Права.] Стр. 174-175, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[318] Составитель Р.С. использовал §144 из одной из лучших работ правоведа, специалиста в области права Российского государства А.С.Павлова. Курс Церковного права заслуженного профессора Императорского Московского университета, читанный им в 1900-1902 годах, впервые увидел свет в 1902 г. и до 2002 года ни разу не переиздавался. (А.С. Павлов. Курс церковного права. МВД России Санкт-Петербургский университет. 2002). Везде выделено и подчеркнуто составителем Р.С.

Павлов Алексей Степанович (1832-1902), авторитетнейший из русских канонистов. Сочинение А.С.Павлова представляет собой всесторонний анализ одной из интереснейших областей юридической науки – церковное права. На основе тщательно проработанных источников автор дает общее представление церковного права и обзор истории древней Вселенской Церкви.

[319] Преподобный Авель Тайновидец. Акафист Святому Царю-искупителю Николаю Второму. Петроград. 2004. Стр. 28.

[320] Как мы с Вами помним, сердце царево в руце Божией (Притч. 21,1).

[321] Вы понимаете, что происходит со священством и что его ожидает, когда Священнослужители вообще не молятся за Богопомазанника?

[322] Курс Церковного Права. Стр. 332-333 и Никодим (Милаш), епископ Далматинский. Православное Церковное Право. СПб. 1897. Стр. 681. (Цитируется по: Смолин М.Б. Тайны русской Империи. М. Вече. 2003. Стр. 28), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[323] Курс Церковного Права. Стр. 184.

[324] Государственный катехизис. Составитель К.В.П. М. Альманах «Жизнь Вечная» стр. 28 или Старец Илларион Грузин. Житие: подвиги и чудеса. Издание Братства Божией Матери Неопалимая Купина. 1994. [ниже - Старец Илларион.] Стр. 160, (подчеркнуто составителем Р.С.)

[325] Помните Царь Иоанн Грозный пишет: «Нигде ты не найдешь, чтобы не разорилось царство, руководимое попом». (Иоанн Грозный. Первое послание Курбскому. 1564. Стр. 48).

[326] Казанский П.Е. Власть Всероссийского Императора. Одесса. 1913. (переиздано: М. 1999. [ниже - Власть Императора.] Стр. 153,155, (подчеркнуто составителем Р.С.).

[327] Ныне ни за поведением, ни за правоверием церковно-иерархических лиц некому наблюдать и вразумлять даже абсолютно обнаглевших Архиереев и даже простых попов, один Кочетков чего стоит.

[328] Обратим внимание: только помышляющим, даже еще не глаголющим!

[329] То есть помышляющим, что какой-либо Царь, тем более религиозный Царь, получил престол случайно, без Воли Божией на то. То есть, помышляющим, что Господь может ошибиться в выборе Царя!

[330] То есть помышляющим, что не Бог через Своего Помазанника Духом Святым премудро руководит и народом, и Церковью.

[331] Последование в неделю Православия. 1902. Стр. 30-31, или Анафема. Стр. 264.

[332] Анафема. Составитель Петр Паламарчук. Издание Сретенского монастыря. 1998. [ниже - Анафема.] Стр. 263.

[333] Данный подраздел написан по разделу VII работы М.В. Зызыкина.

[334] То есть актами этого законодательства восполнялись или объяснялись церковные каноны.

[335] Эта высота Царя является недосягаемой ни для патриарха, ни тем более для простого попа, ни для князя, ни тем более для простого холопа.

[336] Рецепция – восприятие.

[337] Старец Илларион. Житие: подвиги и чудеса. Издание Братства Божией Матери “Неопалимая Купина”. 1994. [ниже - Старец Илларион]. Стр. 160 или Иеромонах Антоний (Святогорец). Очерки жизни и подвигов Старца Иеросхимонаха Иллариона Грузина. Джорданвилль. 1985. Стр. 95), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[338] Данный раздел написан по разделу VIII работы М.В. Зызыкина.

[339] Михаил Зызыкин. Царская Власть в России. Составитель М.Смолин. Москва. М. 2004. [ниже – М.Зызыкин. Царская власть в России.] Стр. 48.

[340] Отметим, что отняты у них княжения были не отроком Иоанном Васильевичем.

[341] Правильнее сказать: ища наставления и руководства в благословении Бога, которое получал через свою совесть, через обстоятельства своей жизни и жизни своего царства, через Святительское благословение.

[342] Подданные – это данные Богом под власть Царя. А у Священника любого чина (даже у правящего Архиерея г. Москвы – у патриарха!) могут быть, а могут и не быть, только духовные чада!

[343] Сфрагистика – историческая дисциплина, связанная с геральдикой и нумизматикой и изущающая печати.

[344] Единорог.

[345] Картуш – лепное или графическое украшение в виде обрамленного завитками щита или полуразвернутого свитка, на котором помещаются надписи, вензеля, эмблемы и т.д.

[346] Силаев А.Г. Истоки русской геральдики. М. ФАИР-ПРЕСС. 2002. [ниже – Истоки русской геральдики.] Стр. 105-107.

[347] Истоки русской геральдики. Стр. 108-109.

[348] Православные Цари – это образ (живая икона) Христа в Царском служении, как это мы уже отмечали в 2.2.

[349] Полный Православный богословский энциклопедический словарь. Т2. Столб. 2314.

[350] Истоки русской геральдики. Стр. 153, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.)

[351] «Само число медальонов на каждой стороне Большой государственной печати говорит о многом. Земельные эмблемы, или, …духовные символы отдельных земель, образуют кольцо из 12(!) круглых медальонов – по числу Апостолов». (Истоки русской геральдики. Стр. 132), (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[352] Истоки русской геральдики. Стр. 141, (выделено и подчеркнуто составителем Р.С.).

[353] Государственный катехизис. Стр.16, (подчеркнуто составителем Р.С.).

[354] Игумен московского монастыря повелел замазать фреску Святого Благоверного и Христолюбивого Великомученика Царя Иоанна IV Грозного на основании заявлений неправославных Архиереев на пресловутом октябрьском Архиерейском соборище 2004 года, а "православные" "монахи" по "послушанию" жидам исполнили то, что делали безбожники в свои безбожные пятилетки. Помнится вторая безбожная пятилетка захлебнулась кровью в войне 1941-1945 года.

[355] Митрополит Антоний (Мельников) (1924 - 29 мая 1986) назначен на вдовствующую Ленинградско-Новгородскую кафедру в октябре 1978 года. «Отличался глубокими богословскими познаниями, высокой культурой и строгостью, придерживался более традиционных [то есть Святоотеческих], чем его предшественник [митрополит Никодим (Ротов), 5 сентября 1978], взглядов.» (Очерки истории Санкт-Петербургской епархии. Составитель мит. Иоанн (Снычев). "Андреев и сыновья". СПб. 1994. Стр. 276.)

[356] О сионизме митрополит Антоний дает такое пояснение: «современный иудаизм и возникший на его основе сионизм - злейшие враги в особенности еврейского народа, а затем через него и всех народов мира; для сионизма "интересы еврейского народа", которые он якобы выражает и защищает, только демагогическая ширма для прикрытия своих истинных целей - [в угоду диаволу] привести Израиль и другие народы к полной духовной (да и физической [это отчетливо видно на примере России]) погибели.» (Мит. Антоний (Мельников). Кто соблазнит малых сих... Письмо Священнику Александру Меню.)

[357] "Постовые" – это те, кто заслан в Православие мировой закулисой темных диавольских сил (жидо-масонским (сионистским) заговором).

[358] Естественно, эти взгляды имеют только православную оболочку и подменяют собою многовековое Святоотеческое учение Православной Церкви.

[359] Подробнее притча о строителях, которые отвергли камень, смотри заметки составителя Р.С. Пасите Божие стадо, не господствуя над наследием Божиим!

[360] В. Татищев. История Российская. Переиздано. М. 2003. [ниже - В. Татищев. История Российская.] Т1. Стр. 559.

[361] Над народом Твоим.

[362] Царский сборник. Службы. Акафисты. Месяцеслов. Помянник. Молитвы за Царя. Коронация. Из-во Паломник. 2000. [ниже – Царский сборник.] Стр. 779, (выделено и подчеркнуто автором-составителем).

[363] Царский сборник. Стр. 780, (выделено автором-составителем).

[364] М.Зызыкин утверждает, что «возложение венца на голову [Богопомазанника] совершается Патриархом». (М.Зызыкин. Царская власть в России. Стр. 67-68.) Во-первых, это не означает старшенство патриарха над Царем (акушерка тоже первая берет младенчика в руки, но не она есть госпожа рожденного человека). Во-вторых, М.Зызыкин или пользовался материалами о коронации королей папами Римскими, или нагло лжет.

[365] Это можно понимать и так: “Один лжетолкователь, клеветник (антихрист) бросит ложь, а десять умных, но без Духа Святого, ни увидеть ложь, ни обличить ее не смогут”.

[366] Это можно понимать и так: “Пример глупого никого не увлекает за собою. А за умным, но действующим вне Духа Святого, могут последовать многие, кто не озабочен выполнением воли Бога”.

[367] Это можно понимать и так: “Горе тому, кто выполняет волю других (или другого) человеков, "послушаясь" решениям "православных" братств, партий, движений в вопросах, которые не входят в сферу компетенции других людей, вместо того, чтобы самому понять волю Бога о себе и ревностно ее выполнять”.

[368] Кто сам себя понуждает использовать свои Богом данные таланты для выполнения воли Бога, того наставит и научит наиболее точно это реализовать и Царь (свой муж /отец, свой начальник, Богопомазанник), и Бог (через свою совесть, через свои обстоятельства жизни, через помышления собственного разума).

[369] Обращаем внимание, что цари под Царем Небесным ходят, а не под Священниками (патриархами), не под "избранными радами" и братствами!

[370] Опять обращаем внимание: “Суд царев, а не суд братств и партий, есть правда Божия”. Хотя воры Царской Власти и могут православных христиан "обличать" в "ереси" царепапизма, а людей, отвергающих диктат этих воров, но ревнующих исполнять волю Бога – в великой гордыне и в отвержении "братской любви".

[371] В первые годы царствования Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного “избранная рада” из бояр, подобранных попом Сильвестром, вмешивалась в Царские дела.

[372] Составитель Р.С. использовал фрагменты из доклада В.Г. Манягина на коллоквиуме “Государственный Собор” 6 марта 2003 г. (В.Г. Манягин. ВОЖДЬ ВОИНСТВУЮЩЕЙ ЦЕРКВИ. Три доклада. Издательство "Библиотека Сербский Крест". М. 2003). Везде в этих фрагментах выделено и подчеркнуто составителем Р.С. Кроме того, везде церковный чин Богопомазанника Святого Благоверного Царя Иоанна Грозного составитель Р.С. пишет с большой буквы!

[373] Ћуриђ В. Нови Исус Навин. Зограф. 14. 1983. С. 10; Spatharakis I. The Portrait in Byzantine illuminated Manuscripts. Leiden, 1981. Р. 18-19.

[374] Собор в честь праздника Успения ПреСвятой Богородицы был построен в 1556-1560 гг. псковскими мастерами под руководством Постника Яковлева и Ивана Ширяя. В ХVII веке к древнему собору была пристроена трапезная часть, а в середине ХVIII века цилиндр барабана был надстроен восьмиграяником, а шлемовидная глава заменена в стиле украинского барокко. Уже в ХIХ веке к трапезной части было пристроено крыльцо. Одной из главных особенностей Успенского собора является сохранившийся цикл фресковой живописи ХVI века, реставрировавшийся в 90-е годы ХIХ века художниками Н.М. Сафоновым и Г.О. Чириковым под руководством известного профессора-искусствоведа Д.В. Айналова. В 1964-1984 гг. собор также подвергался реставрационным работам. Среди наиболее знаменитых фресок — алтарное изображение Царя Иоанна Грозного и митрополата Московского Макария. Сохранился древний иконостас собора, иконы которого хранятся в ГМИИ РТ. В настоящее время в соборе проводятся реставрационные и восстановительвные работы. (Данные официального интернет-сайта Казанской епархии РПЦ МП (http://kazan.eparhia.ru). Статья “Свияжские монастыри с приходской церковью Константина и Елены”).

[375] Грабарь И.Э. История русского искусства. История живописи. Т.VI. Допетровская эпоха. Глава IХ. Московская школа при Грозном и его приемниках.

[376] Забелин И.Е. Домашний быт русских Царей. М., 1895, ч.I. с. 170-178.

[377] Самойлова Т.Е., кандидат искусствоведения, МГУ. Княжеские портреты и роспись Архангельского собора Московского Кремля ХVI в. Интернет-публикация: Исторический Вестник. 1999 г. (http://mf.rusk.ru/Ist_vest/3/3_5.htm). [ниже - Самойлова.]

[378] Самойлова.

[379] Самойлова.

[380] Именно верность Православию русских Царей и Императоров и их властные функции, которые они использовали для смирения властолюбивого священства, и являются главной причиной ненависти к ним архриереев-кривоверов во все времена. (Замечание составителя Р.С.).

[381] Самойлова.

[382] Самойлова.

[383] Митрополит Иоанн (Снычев). Самодержавие духа. - СПб., 1995.—с.162.

[384] “Историческое свидетельство”. Русский Вестник, 2002, №45-46, с. 11, фото.

[385] Диакон Евгений Семенов. Важнейшие подробности и обстоятельства вскрытия гробницы Государя Иоанна Васильевича Грозного в 1964 г. Доклад на конференции “Исторические мифы и реальность”, 4. 10. 2002 г.