А : Б : В : Г : Д : Е : Ё : Ж : З : И : Й : К : Л: М : Н : О : П : Р : С : Т : У : Ф : X : Ц : Ч : Ш : Щ : Э : Ю : Я

8. Царь Николай Второй – искупитель греха отречения народа русского от своего Богопомазанника[1]

Иван Павлович Якобий написал в далеком 1931 году: «[2-го марта 1917 года] произошло событие огромной важности, самое значительное во всей тысячелетней истории России: отречение Помазанника Божия, Царя Самодержца Святой Руси». Через 70 лет, в начале 21-го века, мы можем уже добавить: “2-го марта 1917 года произошло самое значительное и самое замечательное событие во всей новозаветной истории человечествачеловек, во исполнение Воли Божьей, решился совершить подвиг, который до Него не мог понести ни один человек. Этот подвиг заключается, ни мало ни много, в уподоблении Иисусу Христу в Его центральном, Искупительном Подвиге. Другими словами, святой Царь Николай, выполняя волю Бога, сумел угодить Ему Своей жизнью и написать Своим уподоблением Иисусу Христу единственную в своем роде икону Искупительного Подвига Христова”.

8.0. Мы должны усвоить бесчеловечный по жестокости и цинизму урок и понять чудовищность происшедшего свержения Монархии[2]

Вспомним с Н.А. Павловым февраль 1917 года. А книга “Повесть о Трех Царях” поможет нам понять, как святого Царя Николая Второго, так и духовный смысл наложенного на Русский Народ христоборческого ига жидовского.

8.0.1. Главные слова истории эпохи: «Вокруг измена и трусость и обман». Ими все объясняется[3]

Сообщением о несуществующей революции при полном спокойствии народа и армии, при обилии всего в стране и накануне победы – обманом всех – Он свергается.
   Вслед за отречением начинается кровавая, до сего дня длящаяся революция.
   Страна без Власти – хаос, и им воспользуется первый сильный человек, наемник Германии и интернационала – Ленин. [Правильнее, Германия была вынуждена мировой закулисой (жидами-людоедами) сотрудничать с Лениным – марионеткой среднего размера в играх мировой закулисы.]
   Социализм – высшее достижение европейской культуры, плод тысячелетних исканий мудрецов [которые не желали жить по заповедям Божьим, а создавали свою "мудрость", которую нашептывали бесы и подсовывали агенты мировой закулисы] – найдет себе приложение в необъятной России. [Ибо заповеди строителя коммунизма внешне очень похожи на заповеди Божии. Отличие в одном, но очень существенном, – в них для Бога не нашлось места. Но ведь заповеди – это ограда, а если внутри ограды нет места для Бога, то это ограда от Бога. А значит, эти заповеди строителя коммунизма ограждают людей для использования их сатаной.] Народ надолго согнет выю под этим страшнейшим игом. Еврейство [которое поставляет основные кадры агентов мировой закулисы] будет править страной, и сделано будет все для ослабления, для раздела, распродажи России, для вывода ее на столетие из ряда производящих государств, для обращения ее в выморочное пространство, а народа – в рабское состояние.

   [Обратим внимание на то, что в России случился только-то такой "пустячок", как свержения власти Помазанника Божьего. А Богоизбранный Русский Народ оказался под страшнейшим игом людоедов из племени жидов-христоборцев. Еретики же паписты, получив долгожданную свободу от ига "царизма" и выбрав себе патриарха вместо Царя, отправились погибать в страшных мучениях и издевательствах в большевистские лагеря смерти. И делается «все для ослабления, для раздела, распродажи России, для обращения ее в выморочное пространство».
   И правда, имена всех участников в свержении Монархии от простого попа Гапона до генерала Алексеева, от депутатов Думы до членов св… синода, от рядовых цареборцев и папистов до Родзянко с Великим Князем Николаем Николаевичем должны восприниматься русским человеком «клеймом несмываемого преступления».]

«Политика» Запада по отношению к упавшей России будет бесстыдная; проявлена будет жадность наживы и презрения к ее народу и истории.
   Лишь будущие русские поколения учтут чудовищность происшедшего, и надо верить, что этот бесчеловечный по жестокости и цинизму урок научит их любить Россию и познавать своих врагов.

   [Русский Народ должен усвоить урок, который, по попущению Бога и под Его неусыпным контролем, был преподается агентами мировой закулисы (жидами-людоедами) для вразумления русских. Не нужно смущаться тем, что людоеды из жидов-христоборцев учат Богоизбранный Русский Народ любить Россию и своих Царей-Богопомазанников. Да жиды-христоборцы (и талмудисты, и каббалисты) являются врагами Богоизбранного Русского Народа. Но по своей значимости они являются вассалами наших более сильных врагов. Истребив же этих более сильных врагов, мы с помощью Божией элементарно избавимся от жидов, как талмудистов, так и каббалистов.
   Так кто же является самым главным врагом Великого Русского Народа? Составитель этих заметок будет рад, если вы, дочитав до этого места, ответите: высшее общество Российской Империи. Составитель этих заметок будет очень рад, если вы, дочитав до этого места, ответите: сам Великий Русский Народ, если он не исповедует всю догматическую полноту учения Церкви Христовой, особенно догмат Царской власти.
   И действительно, пока все те, кого Господь Бог Себе избрал в Свой удел, будут внимать
[4] цареборческой и папистской демагогии слуг сатаны, огромная масса которых носит священнические одежды или имеет дипломы докторов и кандидатов богословия Православной Церкви, до тех пор, по слову Авеля Тайновидца, «будет жид [выполняя волю Бога!] скорпионом бичевать Землю Русскую, казнить лучших людей русских», ибо русские «люди в разум» Христов еще не пришли.
   Таким образом, самыми заклятыми врагами великого Русского Народа являются еретики-паписты и цареборцы. Причем самые сильные из них маскируются под православных старцев и священнослужителей Православной Церкви, затем идут бездуховные "патриоты", ну а потом идут "благочестивые" ревнители добродетелей падшего естества – борцы с каким-нибудь одним из проявлений ига жидовского
[5]. Но начинать борьбу с папистами и цареборцами необходимо с изучения учения о Царской власти в Православной Церкви[6], ибо необходимо прежде всего уничтожить в себе паписта и цареборца!]

   Страшны дни перелома России. Страшны – не революцией, которая жалка и презренна, и не последующим поведением общества, армии, да и всего народа, добившихся права на бесчестие... а страшна простота событий тех дней в ставке.

   [Страшна именно та простата, с которой начальник Генерального Штаба воюющей страны изменяет своей присяге на верность Царю, Помазаннику Божьему, своему Главнокомандующему! Этот начальник Штаба верующий, подолгу молящийся в Церкви, присягу давал именем Божием, надо думать, искренне желал мощи и победы России, процветания Русского Народа, но без Царя. А потому, играя первую скрипку среди военных заговорщиков, свергнув и арестовав Царя, Воплощенное Имя Божие, вверг Россию, проживающих в ней людей всех национальностей, да и самого себя в кровавую бездну насилия и истребления, в первую очередь Русского Народа и православных христиан других национальностей.]

   Перед Царем встает вождь общества – жалованный Государем камергер Родзянко. Он дерзает вступать в наглые переговоры и сразу грозит и предрешает, заручившись еще с 1915 года поддержкой в армии.
   Однако запугивание лживой революцией на Государя не действует. Очевидно, Государь не верит. Он не верит, что правительство поголовно струсило. Он не верит, что среди бюрократии, ее учреждений, Сената, Совета, командующих тылом армии не было никого честного и смелого.
   И, наконец, Государь у себя в ставке, вождь всей силы страны; очевидно, Он в безопасности.
   И вот в этой ставке происходят события, которых никакой человеческий ум предусмотреть бы не мог. Кто все предусмотрел и все подготовил, мы точно узнаем впоследствии...
   На 4-й день «беспорядков» генерал Алексеев после «долгого» тайного ночного разговора по телеграфу послал всем главнокомандующим предложение довести до Его Величества, через него, Алексеева, какой выход они видят из сложившихся обстоятельств, которые им очерчены. Но при этом Алексеев сообщил генералам, что Родзянко считает возможным продолжение войны лишь в случае отречения Государя от Престола.
   Командующие дерзают без спроса своего Государя и Верховного, и даже не являясь к Нему лично, находить исход войны в Его отречении
.
   Государь отвечал: «Нет жертвы, которой я бы не принес для Родины».
   В ночь на 3-е чины ставки, «толпясь» у аппарата, узнают об отречении Государя, за себя и сына...
   Вот все – самое главное. В эти часы совершалась история перелома России. В эту минуту решилась судьба России и кончалась война...

[С этого момента, по слову Авеля Тайновидца, начал «жид скорпионом бичевать Землю Русскую, грабить святыни ее, закрывать церкви Божии, казнить лучших людей русских [Господь попустил], …чтобы люди в разум пришли».]

   Позволим себе стать в положение Государя...
   Против Него опять встало Петербургское общество с улицей. Россия опять безмятежна, ничего не знает и молчит. Государь обращает Свой взор на армию в лице второго после Себя вождя – Алексеева... Государь видит, что и здесь этот Его ближайший помощник – за общество и за петербургский сброд улицы; узнает, что он против Него и что, без Его ведома, посылаются телеграммы с мнением Родзянки... Без Него генералы и Дума соглашаются, что продолжать с Ним войны нельзя... Без повеления Царя, без вопроса и приказа Вождя командующие заглазно указывают выход, берутся решать судьбу России.
   Предоставим историку тщательно показать, были ли и с каких пор Алексеев и генералы в сговоре с революцией, и что смели все они иметь против Государя, чтобы идти на явный подлог? В ночь 2-го марта заговором попрано было все... Командующие, как и депутаты, презирая присягу, дисциплину, историю, боевую славу, смеют вместе с обществом не только судить своего Государя и Вождя, но... советовать, требовать, просить... не все ли равно... отречься и освободить Свой Престол и пост и обезглавить Россию[7]… И за что? На каких основаниях?.. Впрочем на это... как и на убийство Павла
I и Александра II, и на причины смерти во время революций пятнадцати миллионов людей не ответит никто…

Все беспричинно...

Мир не слыхал ничего подобного этому правонарушению. Сказались этнические свойства русского общества. Не народа нет. Народ был ни при чем... Анархия плеснула кровью в лицо сверху... Ничего иного после этого, кроме большевизма не могло и не должно было быть...

Конечно, Государю были безразличны угрозы Думы. С Ним армия. И вот против Него подымаются командующие... цепь замкнулась...

Русский Царь предан.

Предана вся Россия... Предана армия, и она после этого неминуемо предаст. Следствие актов Алексеева и командующих Приказ №1, беспрекословно выполненный тем же Алексеевым; братанье; Брест и остальное. С ночи 2-го марта нет армии, нет и России...

[Не совсем точно. Что случилось после отречения Царя Николая для Русского Народа, нам поможет понять книга “Повесть о Трех Царях”. Фрагменты из этой книги и пояснения, применительно к богоизбранному Русскому Народу, приведены ниже.]

Ничего иного Государь не мог сделать как отречься.

Государь понял все, и Россия услышит Его суд в словах: «Кругом предательство, ложь, измена...»

Таковы главные слова истории эпохи. Ими все объясняется.

Судить имеет право один Государь; и страшны эти слова Государя России; страшны своим значе­нием. В словах Государя вся история Его царствования. Знающие всех деятелей эпохи знают весь ход измены Ему и всей России. [Написавший эти слова Н.А. Павлов как раз к этим знающим и относится!]

У Государя могло быть три решения: уступить обществу, обезличить свою власть, отдать ее сущность и остаться слугою общества и Запада. На это Он не пойдет...

Видя измену генералов и прибытие двух иуд, посланцев Думы, Государь мог повелеть созвать воинские части, объявить Свою волю: диктатуру, отрешение генералов и расстрел их и депутатов на месте... [Один из них изображал себя монархистом!]

Кровь в армии, риск бунта за и против Себя. Даже при вероятности успеха Государь, каким мы знаем Его, на кровь не пойдет. Оставалось решение отречение...

8.0.2. Чтобы удалить внутреннего Саула из сердца Давида, в качестве скальпеля и пинцета Бог использует Саула – внешнего!

А). О двух царях, один рода Саула, а другой рода Давида

а) Царь по роду царя Саула действует по принципу: око за око, зуб за зуб[8]

Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно… (Пс. 50,19)[9]

Давид пел бесноватому царю Саулу. И пел часто. Казалось, музыка сильно действовала на Саула, помогала ему. Когда Давид пел, все во дворце прислушивались к звукам в царской палате и дивились столь чудным словам и мелодии. Кажется, самой любимой у всех была песня, которая была посвящена маленькому ягненку. Люди, как и ангелы, любили в этой песне все до последнего слова и звука.

Но беда в том, что царь Саул был болен завистью, и от этого бесновался еще больше… Безумный царь Саул видел в Давиде угрозу своему царству. Казалось, царь забыл или не знал, что следует оставить Богу решать вопросы, какому царству устоять и против чего. А поэтому Саул делал то, что делают обычно все одержимые цари. Он кидал в Давида копья…

У Бога есть университет. Небольшой. Немногие туда поступают, еще меньше заканчивают. Воистину очень, очень немногие.

Бог держит эту школу потому, что совсем не стало сокрушенных людей. Вместо них имеются иные человеческие типы, например, такие, которые объявляют себя Божией властью, но на самом деле ею не являются. Есть считающие себя сокрушенными, но на самом деле они далеко не таковы. А есть такие, которые, хотя и являются помазанниками Божиими на власть, но одновременно совершенно бешеные и уж точно не сокрушенные. Увы, у Господа есть также целая промежуточная палитра. Этого всего у Него в избытке, но вот сокрушенных людей – их почти нет.

Почему же так мало учащихся в этой священной школе покорности и сокрушения? Потому что всем, кто в нее зачислен, приходится переносить много боли. Сколько? Нетрудно догадаться, что ее количество определяет несокрушенный правитель, которого Бог выбирает по Своей воле.

Давиду довелось быть учащимся этой школы. Саул же был Богом избран в качестве инструмента для сокрушения Давида.

Но пока царь возрастал в неистовстве, Давид возрастал в понимании и послушании. Он знал, что помешен в царский дворец под власть, назначенную Богом, а, значит, настоящую власть.

Как?! Власть царя Саула – настоящая? Да. Богом избранная. И для Давида назначенная... – несокрушенная власть.

[При этом пастушок Давид пророком Самуилом был помазан на царство богоизбранного еврейского народа. «Ты, наверное, думаешь, что этот знаменательный день изменил всю последующую жизнь Давида? Но не находишь ли ты странным, что это самое замечательное событие привело юношу не к трону, а к десяти годам мук и страданий? В тот день Давид был зачислен не в царский род, а в школу сокрушенности сердца»[10]]

Значит, это возможно?

Давид вздохнул... покорился своему беснующемуся царю и двинулся дальше, по тропе своего земного ада.

Давида мучил вопрос: что делать, когда в тебя метают копья? Не странно ли? Как можно не знать ответа? Ведь любой знает, что надо делать, когда в тебя бросают копья. Это так просто подбирай копье и кидай обратно!

Когда кто-нибудь кинет в тебя копье, Давид, просто выверни его из стены и кинь назад. Так делают абсолютно все, можешь быть в этом уверен.

Этим маленьким подвигом возврата кинутых копий ты докажешь многое, Ты мужествен. Ты стоишь за правду. Ты смело противостоишь злу. Ты крепок, и тобой нельзя помыкать. Ты против несправедливости и нечестивых поступков. Ты – защитник веры, хранитель устоев, распознаватель вероломства. Ты не поддашься злу. Все это вместе разве не говорит о том, что ты можешь претендовать на царство? Да, да, возможно, ты и есть будущий царь...

По роду царя Саула. [Принцип взаимоотношения ветхозаветных людей: перелом за перелом, око за око, зуб за зуб; как он сделал повреждение на теле человека, так и ему должно сделать (Лев. 24,20).]

Если это так, то так же возможно, что спустя каких-нибудь двадцать лет после вступления на трон ты станешь самым искусным метателем копий во всем царстве. И очень вероятно – также совершенно одержимым.

б) Молитва о силе и власти – быстрый и короткий путь в обход внутреннего роста[11]

Вознесох избраннаго от людей моих (Пс. 88,20)[12]

Что же за человек был Саул? Кем был тот, кто сделался врагом Давида?

Помазанник Божий. Освободитель Израиля. И все же его помнят, главным образом, за его безумие.

Но забудь плохое. Оставь осуждение. Забудь эту его репутацию. Посмотри на факты. Саул был одной из величайших фигур в истории человечества. …

Он был избранник Божий. К тому же его род был родом особым. В его родословии было несколько великих людей всего человечества: Авраам, Иаков, Моисей. Это были его предки.

Помнишь историю? Авраам основал народ. Моисей освободил этот народ от рабства. Иисус Навин дал этим людям ступить на землю, которая была обещана им Богом. Судьи удерживали все от развала и полного хаоса непокорности.

Тогда-то и появился Саул. Именно Саул взял этих людей и соединил их в единое царство.

Саул объединил непокорный народ и основал царство. Немногие люди совершали такое. Он создал армию из ничего. Он побеждал в битвах Божией силой, поражал врага вновь и вновь. Не многим такое удавалось. Помни это, и не забывай, что на этом человеке было Божие благословение. Более того, он был пророком. Дух сходил на него с силой и могуществом. Он говорил и делал невиданные вещи, и все – силой Духа, почивающего на нем.

Он был всем тем, чем люди хотели бы быть и сегодня: облечен реальной силою свыше, способный делать многое – даже то, на что не идет Бог, – вождь избранный Богом, с силой от Бога. Он был Божиим помазанником, и Бог относился к нему именно так.

Но одновременно... Он был снедаем завистью, исполнен гордостью и готовностью жить в духовной тьме.

Есть ли правда в этих противоречиях? Да, есть, и она разобьет вдребезги многие из твоих представлений о власти, о великих людях, о Божиих помазанниках и, о Самом Боге.

Многие люди молятся о даровании им силы. С каждым годом – все больше. Эти молитвы звучат мощно, искренне и без сомнений.

Однако кроется ли за этой молитвой и рвением что-то кроме честолюбия, жажды славы и желания быть признанным героем? Так молится человек, который может даже не подозревать об этом, но темные мотивы и желания тем не менее находятся у него в сердце... и в твоем сердце тоже...

Даже когда люди молятся об этом, внутри они остаются пустыми. Внутренний духовный рост отсутствует. Молитва о силе и власти – быстрый и короткий путь в обход внутреннего роста.

Существует огромная разница между внешним облечением силою от Бога и внутренним наполнением жизнью Духа. В первом случае, несмотря на данную силу, скрытый внутренний человек может остаться прежним. В последнем же – этой силой изменяется неизменимое ничем иным, кроме нее.

А Бог? Он слышит в любом поколении все эти просьбы о силе, эти пламенные молитвы от молодых людей. И Он отвечает на них! Очень часто. Он удовлетворяет эти просьбы о силе и власти. Иногда, внимая им, Он говорит «да» порою очень недостойным сосудам.

Как?! Он наделяет силой недостойных людей? Своей силой? Даже если эти люди внутри – груда мертвых костей?

Почему Бог делает такое?

Ответ и простой, и в то же время обескураживающий. Иногда Он наделяет недостойные сосуды большей силой, чтобы со временем обнажить для всеобщего обозрения истинное состояние внутренней наготы в этом человеке.

Поэтому подумай еще раз и запомни. Бог иногда дает силу людям без видимых причин. Человек может жить в самом грубом из грехов, а внешний дар при этом будет по-прежнему действовать совершенно. …

Что нужно этому миру? Одаренные люди, наделенные внешней силой? Или сокрушенные личности, внутренне перерожденные?

Не забывай, что некоторые люди, которым была дана Божия сила, поднимали армии, поражали врага, совершали великие дела Божии, проповедовали и пророчествовали с несравнимой силой и красноречием…

И метали копья,

И ненавидели ближних,

И нападали на слабых и беззащитных,

И замышляли коварные убийства,

И пророчествовали, будучи тщеславны и горды,

И даже... Обращались к колдуньям...

[Ибо царственную свободу выбора Господь Бог ни у кого не отбирает. Но следует помнить, что от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 12,48).]

в) Царь по роду царя Давида не действует по принципу: око за око, зуб за зуб[13]

Стопы моя направи по словеси Твоему (Пс. 118,133)[14]

«За всю историю метания копий Давид стал первым, кто не знал, как поступить, когда их в тебя кидают. Он не метал копья Саула назад. Не делал и собственных, чтобы бросать в него. Что-то было в Давиде такое, что отличало его поведение от привычного, принятого среди людей. Все, что он делал, – это лишь то, что уклонялся.

В самом деле, что может сделать человек, тем более молодой, если царь задумает использовать eго в качестве мишени?

Прежде всего, притвориться, что ничего не замечает. Даже если копья летят прямо в него. Во-вторых, он должен научиться уворачиваться... очень быстро. И, наконец, – вести себя так, как будто совсем ничего не происходит.

Легко определить, когда человека задело копьем. Он покрывается густой тенью обиды. Давида не задевало никогда. Со временем он узнал скрытое от всех. Это были три вещи, которые всегда спасали от попадания;

Первое – никогда не учись этому излюбленному всеми искусству метания копий;

Второе – избегай общества всех копьеметателей;

Третье – держи рот на замке.

Вот тогда копья никогда не заденут тебя.

Даже если пройдут через сердце...

За словеса устен Твоих аз сохраних пути жестоки (Пс. 16,3)[15]

Мой царь взбесился. По крайней мере, мне так кажется. Что же мне делать?

Прежде всего, признай этот непреложный факт: ты не можешь знать (никто не может), кто помазанник Божий, а кто – нет. И даже если все будут клясться, что те-то цари – по роду Саула, может оказаться, что они на самом деле цари – по роду Давида. И, наоборот, если о других царях также будут утверждать, что они – по роду Давида, может статься, они принадлежат к роду царя Саула. Кто прав? Кто может знать? Какой голос послушаешь ты? Нет мудреца, способного раскрыть эту загадку. Все, что мы можем, это всего лишь быть рядом и задавать себе вопрос:

– Является ли этот человек помазанником Божиим? А если да, то по какому роду?... Саула?

Запомни этот вопрос хорошенько. Возможно, тебе придется задавать его тысячи раз.

Особенно если ты живешь в царстве, правитель которого, может быть, просто сошел с ума.

Кажется, что тут сложного – задавать себе этот вопрос? Но это не так.

Особенно когда ты сильно плачешь...

И уворачиваешься от ударов...

И испытываешь искушение ответить...

И тебя на это подталкивают все вокруг...

И соглашаются с этим и твоя рассудительность, и логика, и разум, и здравый смысл.

Но запомни в слезах своих: ты знаешь только вопрос, но – не ответ.

Ответа не знает никто.

Кроме Бога. А Он никогда не скажет».

г) Царь рода Давида должен пройти школу сокрушенности сердца, чтобы уничтожить внутреннего Саула в себе!

Господь испытает праведного и нечестиваго (Пс. 10,5[16])

«И что же все-таки делать, если царством, в котором я живу, управляет царь-копьеметатель, а я – его мишень? Как должен вести себя человек в разгар подобных состязаний?

Если тебе не понравился вопрос, то не понравится и ответ!

А ответ таков: ждать, пока не забьют до смерти. [Ибо если царь Саул забьет тебя до смерти, то такова воля Божия. Слава Богу за все! И наоборот, если на то нет воли Божией, то царь Саул, чтобы он не делал, но не сможет осуществить свой замысел. Господь Бог не позволит!]

– Какая необходимость в этом? Да и какая от этого польза?!

Ты смотришь не на того царя Саула!

Пока ты будешь смотреть на своего царя, ты будешь винить его – и только его – за тот ад, в котором ты находишься. Будь осторожен, потому что Бог устремил Свой взор на другого Саула. Не на того, видимого, явного, бросающего в тебя копья. Нет, Бог смотрит на другого Саула. Столь же плохого, а, возможно, – и хуже.

Бог смотрит на царя Саула в тебе.

– Во мне?

– Да, Саул у тебя в крови, в мозгу твоих костей. Из него состоят сама плоть и мышцы твоего сердца. На нем замешена твоя душа. Он живет в тебе.

Царь Саул и ты – едины.

Ты – царь Саул!

Он дышит в легких и бьется в груди каждого из нас. И есть только один путь избавиться от него. Он должен быть уничтожен.

Вероятно, это не очень приятно осознавать, и для тебя это никак не комплимент, но, по крайней мере, теперь ты знаешь, почему Богу было угодно поставить над тобой твоего царя, который только возможно является Саулом.

Пастух Давид мог бы со временем превратиться в царя Саула Второго, если бы Бог не вырезал Саула из сердца Давида. О, это была длительная и тяжелая операция, она заняла годы и явилась жестоким испытанием, едва не убившим пациента.

Чтобы удалить этого внутреннего Саула из сердца Давида, в качестве скальпеля и пинцета Бог использовал Саула – внешнего.

Потому-то царь Саул, мечтая сам уничтожить Давида, на деле оказался лишь инструментом в Божиих руках для умерщвления того Саула, который скитался в пещерах Давидовой души. Да, это правда.

И пока из сердца Давида удалялась Саулова сущность, Давид умирал, он был фактически сокрушен... Иначе... [если б он стал метать копья назад, то он не закончил бы школу сокрушенности сердца, в которую его зачислил Господь Бог и превратился бы в Саула Второго! Но «Богу нужен был сокрушенный сосуд...»[17]]

И Давид принял свою [Богом назначенную!] судьбу. Безропотно и покорно. Он проявил мужество, но при этом – ни тени гордости и самооправдания. Молча, в одиночестве, он переносил суровые испытания и уничижения. Глубока была его рана. Все внутреннее его существо было изувечено.

Лик его был изменен. Когда же все это прекратилось, Давида нельзя было узнать.

Тебе не нравится такое решение вопроса?

Никому из нас не нравится.

Кроме Бога...»[18]

«Это было время мрачное для Давида. Это нам теперь известно, но не ему тогда, что это были дни перед его воцарением. Он полагал, что такова его судьба навсегда.

В страдании происходило рождение. Рождалось смирение.

По земным меркам он был совершенно разбитым человеком.

По небесным – сокрушенным». (Повесть о Трех Царях. С. 21.)

Б). Власть от Бога не страшится тех, кто бросает ей вызов, не оправдывается, не защищает себя и не боится свержения

а) Власть от Бога уступает восстанию, особенно когда это восстание – лишь результат незрелости, а то и глупости

С преподобным преподобен будеши (Пс. 17,26)

«Через два поколения после этих событии некий молодой человек с чувством героя вступил в армию Израиля под предводительством нового царя». Он решает найти и находит одного из славных воинов царя Давида. Ему по подсчетам, должно было бы быть более ста лет от роду.

«С волнением он постучал в дверь. Когда та медленно открылась, юноша увидел перед собой беловласого великана, лицо которого покрывало множество морщин.

– Не вы ли, господин, один из храбрецов Давида, из далекого прошлого, один из тех, о коих мы так много слышали?

Старик долго смотрел на молодого человека, на его одежду и воинские доспехи. Затем старческим, но твердым голосом, не отводя взгляда от лица юноши, он произнес:

– Если ты спрашиваешь, не я ли бывший вop и пещерный житель, последовавший за плаксивым беглецом, то да, это я. Я был одним из "храбрецов Давида".

И хотя в словах старика звучала непочтительная усмешка, при последней фразе он с достоинством выпрямился.

– Но... почему Великого Царя вы называете слабаком? Разве он не был величайшим из всех правителей?

– Он не был, конечно, слабаком, – ответил старик. Затем, поняв причину, по которой этот увлеченный юноша стоял у его двери, он добавил мудро и мягко: “Но и великим вождем он не был тоже”. …

– Я расскажу тебе о величии моего царя, но мой рассказ может удивить тебя, – глаза старика наполнились слезами. Он вспоминал Давида, потом подумал о безрассудном молодом царе, только вступившем на престол, и начал:

– Я расскажу тебе о моем царе и его величии.

Мой царь никогда не угрожал мне, как это делает ваш. Ваш новый царь начал свое правление с законов, правил, предписаний и запугиваний. Самое яркое воспоминание, оставшиеся у меня о моем царе, от тех дней, когда мы жили в пещерах, это то, что его жизнь была покорностью. Да, он показывал мне покорность, но не власть. Он учил меня не немедленным действиям по правилам и законам, а искусству терпения. Именно это изменило мою жизнь. Законничество есть не что иное, как попытка начальствующего избежать страданий. «Правила были изобретены старейшинами, чтобы они могли пораньше ложиться спать». Люди, твердящие о власти, тем самым только доказывают, что у них ее нет. Цари же, произносящие речи о подчинении, выдают двойной страх в своих сердцах: они не уверены, являются ли они истинными вождями, посланными Богом, и что живут в смертельном страхе восстания.

Мой царь не говорил о подчинении ему. Он не боялся восстания, потому что его не волновало свержение с трона! Даже тогда, когда он его получил.

Давид научил меня проигрывать, а не побеждать. Давать, а не брать. Он показал мне, что наставнику, а не ученику, достаются неудобства. Он ограждал нас от страданий, а не раздавал их нам.

Он научил меня понимать, что власть уступает восстанию, особенно когда это восстание – лишь результат незрелости, а то и глупости.

– Нет, – продолжил он, на сей раз очень серьезно, – власть от Бога не страшится тех, кто бросает ей вызов, не оправдывается, не защищает себя и ни капли не боится свержения.

В этом-то и было величие нашего Вели... Настоящего Царя.

Старик повернулся, чтобы уйти. В этом его движении были величие и простота одновременно. Затем он еще раз обернулся к юноше:

– Была ли у Давида власть? Люди, у которых ее нет, только и твердят о ней: покорись! подчинись! У Давида – была власть. Только я не думаю, чтобы это когда-либо занимало его голову. Нас было шесть сотен, далеко не образцового поведения, идущих за ним, за нашим вождем, который много плакал. Вот и все о нас, кем и какие мы были.

Это были последние слова, которые молодой солдат услышал от старого воина.

Тихо выйдя на улицу, юноша не знал, будет ли он когда-нибудь счастлив, служа в армии своего царя Ровоама». (Повесть о Трех Царях. С. 30-32, курсив составителя данной работы.)

б) Ни одно восстание не уместно в царстве богоизбранного народа, ибо это духовное царство

Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии (Пс. 126,1)[19]

Царь-пророк Давид в возрасте Саула. Авессалом, сын царя Давида, в возрасте Давида перед своим воцарением.

Мудрец, у которого много времени, отвечает на вопросы о Авессаломе.

«Авессалом мечтает. Мечтает о том, что должно быть, о том, что будет: “Вот что я сделаю”, – говорит он. Но чтобы осуществить эти мечты, он должен иметь поддержку народа. О, это то, что люди упускают из виду. Подобные мечты основываются полностью на том, что народ Божий пойдет за новым вождем, что все будут видеть так, как видит он. Такие люди, как Авессалом, не могут предвидеть проблем в своем будущем царстве.

[А эти грядущие проблемы и стоящая за ними кровь множества людей во много раз будут превышать нынешние обнаруженные обиды, которые от пристального внимание «казалось, вырастали в числе, размерах и жестокости. С каждой новой историей люди все больше поражались несправедливости, которая, казалось, теперь была угрожающей»[20].]

Возможно, народ захочет за ним последовать, а, возможно, и нет.

Божий народ будет идти за вождем самое большее – несколько лет. Люди никогда не поддерживают никого очень долго. Они, в основном, делают то, что им нравится. Их можно остановить на некоторое время, чтобы сделать угодное себе, но ненадолго. Люди не хотят работать слишком усердно, даже если они следуют за Богом. ...

На исполнение всего сегодня им сказанного потребуется время. Не все захотят пойти. Будет ли он и тогда столь же решительно осуществлять свои намерения и мечты? Если так, то у Авессалома только один путь: тирания. Или это, или он увидит немногое, если увидит вообще что-нибудь, из своих великих мечтаний исполненным. Если же все же он станет, диктатором, то уверяю: в недалеком будущем появятся недовольные им, точно так же, как сегодня – нынешним царем. Да, если Авессалом станет царем, то скоро мы увидим новые собрания, только с новыми лицами, новыми мечтами и планами, направленными на новый бунт, на этот раз – против Авессалома! И когда Авессалом услышит о таком собрании и о разговорах про восстание, у него будет только один выход.

– Что же он сделает?

У мятежников, взошедших на трон с помощью восстания, не бывает терпения в отношении других мятежников и их восстаний. Когда Авессалом столкнется с бунтом, он поступит как тиран. Он принесет зла в десять раз больше, чем сейчас он видит его в вашем царе. Он раздавит восстание и будет править железной рукой... и страхом. Он уничтожит всех несогласных. Это всегда является заключительным этапом бунтов высокого звучания. Таков будет путь Авессалома, если он захватит трон у Давида.

– Но, мудрец, разве не приносили пользы некоторые восстания, когда сбрасывали деспотов и тиранов?

– Приносили... некоторые. Нo я напомню: это конкретное царство отличается от всех других. Это царство состоит из Божиего народа. Это духовное царство. Подчеркиваю, ни одно восстание не уместно в царстве, основанном Самим Богом, и никогда оно не получит благословения.

– Почему ты так считаешь?

– Причин несколько. Но одна – очевидна. В духовной сфере человек, возглавивший восстание, уже доказал, что, как бы ни были грандиозны его слова или какими бы светлыми ни были его мотивы, налицо его безпринципный характер, склонность к недовольству и скрытые намерения в сердце. На самом деле, он вор. Он создает неудовлетворенность и напряженность в царстве, а затем либо захватывает власть, либо переманивает к себе ее сторонников. Тех сторонников, которых он приобретает, он использует для основания своей власти. Такое вот жалкое начало, построенное на фундаменте восстания... Нет, Бог никогда не соглашается на разделение в Своем царстве.

Я нахожу странным, что люди, чувствующие себя способными раскалывать Божие царство, не находят в себе сил пойти еще куда-нибудь, в другие земли, чтобы основать там царство совершенно новое. Нет, им нужно непременно украсть его у другого! Я не помню исключений. При этом им всегда нужны, по крайней мере, несколько заранее подготовленных сторонников. Начало, в одиночку и голыми руками, всегда пугает таких людей. Это также красноречиво свидетельствует о том, насколько не уверены они в том, что Бог с ними. Каждое их самоуверенное слово об этом, если его правильно понять, говорит об обратном.

Существует много земель, никому не принадлежащих и не разграбленных. Есть много людей в других местах, ожидающих настоящего царя, настоящего мужа Божиего... Кажется, я повторяюсь. Это со мной частенько случается... Почему бы этим несостоявшимся царям и пророкам просто не уйти тихо, в одиночку, и не найти другой народ, в другом месте, и там построить царство, которое им грезится?

Люди, возглавляющие бунты в духовном мире, – недостойные люди. Исключений нет... А теперь я должен идти. Я должен присоединиться к проходящему шествию.

– Скажи, мудрец, как твое имя?

– Мое имя? Имя мне – История». (Повесть о Трех Царях. С. 41-44, курсив составителя данной работы.)

в) Царь Давид ищет воли Бога, а не власти от Него[21]

Не надейтеся на князи, на сыны человеческия (Пс. 145,3)[22]

«Давид стоял один на балконе дворца и глядел в задумчивости на огни Святого города, мерцающие там, внизу, под садовой террасой. Сзади подошел человек. Давид вздохнул и, не оборачиваясь, заговорил:

– Да, Иоав, что такое?

– Ты знаешь?

– Я знаю, – ответил он спокойно.

– С каких пор ты это знаешь? – спросил Иоав взволнованно и с удивлением.

– Несколько месяцев, лет... десятилетие. Возможно, я знал все тридцать лет.

После такого ответа Иоав не был уверен, говорят ли они об одном и том же. Авессалому ведь было немногим более тридцати.

– Господин, я говорю об Авессаломе, – произнес он, немного колеблясь.

– Я тоже, – вновь тихо ответил царь.

– Если ты знал так долго, почему ты не остановил его?

– Только что я задавал себе этот же самый вопрос.

– Хочешь, я остановлю его за тебя?

Давид быстро обернулся – и надежды Иоава мгновенно рассеялись.

– Нет! Ты не скажешь ему ни слова. И ты не будешь осуждать его. И не позволишь никому другому делать это. И, конечно, ты его не будешь останавливать!

– Но разве он тогда не захватит царство?

Давид снова вздохнул. В этом вздохе были и боль, и что-то еще, не ведомое Иоаву. На лице царя на мгновение отразилась едва заметная борьба. Затем, слегка улыбнувшись, он сказал:

– Да, возможно, и так.

– Но что ты будешь делать? У тебя есть какие-нибудь планы?

– Нет. Никаких. И, если откровенно, я не знаю, как поступить на этот раз. А ведь я всегда знал, что делать, когда сражался, обороняя свой народ. Но на этот случай у меня в запасе есть только опыт моей юности, из которого я и могу что-то почерпнуть. Тот путь, по которому я шел в то время, кажется мне единственным и на этот раз.

– Но что же это за путь?

Ничего не предпринимать. [И молиться Богу: “Да будет воля Твоя. Не моя воля, Господи, но Твоя да будет (Лк. 22,42).”]

Скажи мне, Господи, путь в оньже пойду (Пс. 142,8)[23]

Давид вновь остался один. …Он заговорил сам с собою: «Я ждал, Авессалом, ждал и наблюдал много лет. Я спрашивал себя снова и снова: что в сердце этого юноши? Но теперь я знаю: ты хочешь сделать немыслимое. Ты хочешь расколоть царство самого Бога. Все остальное — только разговоры».

На мгновение Давид задумался. Затем тихим, но исполненным глубокой скорби голосом произнес: «Авессалом – не боится – разделить – царство Бога!»

«Теперь я знаю наверняка. Он ищет сторонников. По крайней мере, он их не отвергает! Он кажется необыкновенно чистым и благородным и тем не менее он – за раскол». …

Не без иронии, он продолжил размышлять сам с собой: «Хорошо, добрый царь, на один вопрос у тебя есть ответ. Ты среди разделения и, скорее всего, лишишься трона. Теперь второй вопрос, – он помолчал, поднял руку и почти обреченно спросил себя, – что ты будешь делать? Царство твое на волоске. Похоже, у тебя два выбора: потерять все или стать Саулом. Ведь только так можно остановить Авессалома.

…Так что же? Становиться ли мне Саулом теперь, в моей старости? Господи, Ты ждешь моего решения?» – вопросил вслух Давид.

За спиной не замедлил прозвучать ответ:

– Добрый царь, он не был Давидом с тобой.

Давид обернулся. Это был Авесса, подошедший без доклада. …

– Ты что-то мне сказал?

– Только то, что Авессалом не проявлял к тебе такого же отношения, как это делал бы молодой Давид.

– Да, я никогда не бросал вызова Саулу. Никогда не пытался разделить царство во время его правления. Это ли ты имеешь в виду?

– Более того, – отвечал Авесса твердо, – Саул питал злобу к тебе и превратил твою жизнь в пытку. Ты же отвечал только почтением и внутренним страданием. Все зло, происходившее в те дни, шло лишь с одной стороны. Все падало только на тебя. Притом, что ты мог бы разделить царство, а, возможно, и сбросить Саула. Но вместо этого ты предпочел покинуть царство. Ты бежал, чтобы не быть причиной разделения. Ты рисковал своей жизнью ради единства и закрывал уста и глаза на все несправедливости. У тебя было больше причин для восстания, чем у кого бы то ни было другого в истории этого царства или любого иного. Авессалому же придется изрядно потрудиться, чтобы представить сколько-нибудь значимые обиды. Разве Авессалом когда-нибудь вел себя, как ты? Скажи, Авессалом когда-нибудь уважал тебя? Разве отказывается выступать против тебя? Авессалом отказывается от сторонников? Разве Авессалом покидает страну, чтобы предотвратить ее разделение? Разве Авессалом переносит страдания молча, в одиночестве? И в чем эти страдания? Посетило ли его какое зло вообще? Нет, он только чист и благороден!?

Последние слова Авесса будто отрубил. Затем продолжил, уже с нескрываемой скорбью:

Повод для его недовольства ничтожен, в сравнении с твоими справедливыми обидами на Саула. Ты никогда не обращался с Саулом плохо. И ты никогда и никоим образом не был несправедлив к Авессалому. …Я к тому, …что Авессалом – не Давид. Поэтому я спрашиваю тебя: почему ты не хочешь остановить его восстания? Останови его, этого жалкого...

– Осторожно, Авесса! Помни, кто он! Ты не должен говорить плохо о сыне царя.

– О, добрый царь, я лишь напоминаю, что ты ни разу не поднял меча или копья против Саула. А Авессалом день и ночь готовит выступление против тебя. И однажды – очень скоро – он поднимет против тебя армию. Нет, – народ! Наш народ! Молодой Авессалом – не Давид в молодости. Я советую тебе его остановить.

Ты просишь меня, Авесса, чтобы я стал Саулом, – тяжело ответил Давид.

– Нет, я просто прошу тебя остановить его.

– Если я остановлю его, останусь ли я Давидом? Чтобы это сделать, я должен быть или Саулом, или Авессаломом.

Яко не оставит Господь жезла грешных на жребий праведных (Пс. 124,3)[24]

– Мой царь, прости, но я скажу тебе с любовью: иногда я думаю, что ты немного не в своем уме.

[Обратим внимание на это замечание. Даже преданные холопы Царя-Богопомазанника могут, не понимая своего Царя, объяснять Его действия доступной для их понимания причиной. Но очень важно всегда помнить о непознаваемости Бога и понимать, что не все до конца позволяет Господь Бог понять подданным в действиях своего Царя.]

– Что ж, я вижу, почему, – усмехнулся Давид.

— Но, дорогой царь, Саул был плохим правителем. Авессалом является в некоторой степени его юношеским повторением. И только ты постоянен. Ты навсегда – пастушок с сокрушенным сердцем. Скажи мне правду, что ты собираешься делать?

– До настоящего времени я колебался. Теперь я знаю точно: в юности я не был Авессаломом, а в старости – не стану Саулом. В юности, по твоим собственным словам, я был Давидом. И в старости попытаюсь им остаться. Даже если это мне будет стоить трона, царства и, возможно, головы.

Авесса некоторое время молчал. Затем медленно, пытаясь убедиться, правильно ли он понял смысл сказанного Давидом, произнес:

– Ты не был Авессаломом. Ты не хочешь стать Саулом... В таком случае, государь, если Вы не хотите силой подавлять Авессалома, то я предлагаю нам приготовиться к бегству, потому что он наверняка отнимет у Вас царство.

Так же наверняка, как царь Саул убил пастушка, – ответил старый мудрый царь.

– Что? – спросил пораженный Авесса.

– Подумай, Авесса. Бог однажды избавил беззащитного пастушка от могучего безумного царя. Он может избавить и старого царя от честолюбивого молодого бунтаря.

– Ты недооцениваешь своего противника, – возразил Авесса.

– А ты недооцениваешь моего Бога, – спокойно ответил Давид.

– Но почему, Давид? Почему не сразиться?

Суетно спасение человеческо (Пс. 107,13)[25]

– Я отвечу тебе. Если ты помнишь, – а ты там был, – я однажды дал тот же самый ответ Иоаву, в пещере, много лет назад. Пусть лучше я буду поражен и даже убит, чем научусь поступать как Саул или как Авессалом. Царство само по себе не настолько важно. Пусть он возьмет его, если такова воля Божия. И я повторяю: я не буду учиться ни у Саулов, ни у Авессаломов.

А теперь, будучи стариком, я добавлю кое-что, чего я тогда, возможно, не знал. Авесса, ни один человек не знает своего собственного сердца. Я тоже, конечно же, не знаю до конца своего. Знает только Бог. Так защищать ли мне свое маленькое царство именем Бога? Метать ли мне копья, плести ли интриги и замышлять ли расколы... и убивать души людей, если не их тела... для защиты моего царства? Я не поднял и пальца, чтобы стать царем. Не подниму и для того, чтобы остаться и чтобы сохранить свою власть. Даже царство народа Божиего! Бог поставил меня сюда. Я не должен брать[26] или удерживать власть. Разве ты не понимаешь, что это, возможно, происходит по Его воле? Думается мне, что если Бог захочет, Он сможет защитить и сохранить царство даже сейчас. В конце концов, это Его царство. [Со времен благоверного и христолюбивого Царя Иоанна Грозного земным Царством Бога является Россия.]

Да, ни один человек не знает своего сердца. И я не знаю своего. Кто знает, что на самом деле в моем сердце? Может быть, в Божиих глазах я уже больше недостоин царствования. Возможно, Он отнимает царство у меня. Возможно, царствование Авессалома – Его воля. Я не знаю. Но если Его воля такова, я принимаю ее.

[Для новозаветного богоизбранного Русского Народа мятеж какого-либо из Великих Князей (возможных претендентов на Царский Престол) является клятвопреступлением – величайшим грехом! – а значит недопустим.]

Любой, поднимающий руку на того, кого он считает Саулом, любой старый царь, поднимающий руку на того, кого он считает Авессаломом, на самом деле, может быть, поднимает руку на волю Бога.

Ни в том, ни в другом случае я не поднимал и не подниму руку! Не будет ли странно, если я буду пытаться сохранить свою власть, когда Бог желает моего падения? [В 1917 году Господь Бог хотел не падения Российского Императора Николая Второго, а последующего, вслед за падением Монархии и страданием под игом жидов-христоборцев, вразумления Своего избранного русского народа!]

– Но ведь ты знаешь, что Авессалом не должен быть царем! – отвечал Авесса упавшим голосом.

– Я знаю? Никто не знает. Только Бог знает, но Он не скажет[27]. Я не сражался, чтобы стать царем, и не буду, чтобы остаться им. Пусть Бог, если это угодно Ему, забирает трон, царство и... – голос Давида дрогнул, – и Свое помазание с меня. Я ищу Его воли, а не власти от Него. Повторяю, я жажду Его воли более, чем власти.

[Именно в этом ключ для понимания как всей земной жизни святого Царя Николая Второго, так и Его отречения от Престола Давидова 2-го марта 1917 года!]

г) Давид проявляет со своими подвластными то же благородство и мужество, которые он проявлял, когда сам был подвластным[28]

Да возвестят, яко прав Господь Бог наш (Пс. 91,16)

На лице Авессы светилось восхищение:

Благодарю тебя, добрый царь.

– За что? – спросил удивленно Давид, оборачиваясь уже в дверях.

Не за то, что ты сделал, а за то, что ты не сделал! Я благодарю тебя за то, что ты не кидал копья, не восставал против царей. За то, что не разоблачал человека у власти, когда он был уязвим, за то, что не разделял царство, не нападал на молодых Авессаломов, которые очень похожи на молодых Давидов, но ими не являются, – он помолчал, – благодарю тебя за страдания, за готовность лишиться всего. За то, что ты положился на волю Бога в завершении и даже разрушении твоего царства, если это угодно Ему. Благодарю тебя за то, что ты – пример для нас всех. А больше всего, – он усмехнулся, – за то, что не обращаешься к колдуньям.

Блажен человек, егоже аще накажеши, Господи (Пс. 93,12)[29]

Нафан.., по-моему, царь очень нуждается в тебе. Пред ним – величайшее испытание в его жизни. Я совсем не уверен, что он сможет пройти его.

Он уже прошел это испытание, Садок, – ответил Нафан с уверенностью в голосе, достойной истинного пророка Божиего. …

– Садок, твой царь выдержал это испытание уже давно, когда он был еще юношей.

– Ты говоришь о Сауле? Но это было совсем другое дело.

– Вовсе нет. Это в точности то же самое. Абсолютно нет никакой разницы. Как Давид относился к своему Богу и поставленному над ним человеку в то далекое время, точно так же он будет относиться к своему Богу и человеку подвластному теперь. Разницы в подобном не может быть никогда.

– Да, обстоятельства могут изменяться... значительно. Очень значительно, я бы добавил. Но сердце! Сердце всегда одно и то же. Садок, я всегда был благодарен Богу за то, что Саул был нашим первым царем Я содрогаюсь при мысли о том, какая была бы беда, окажись Давид молодым человеком под другим царем. Практически нет разницы между человеком, обнаружившим Саула в своей жизни, и тем, кто нашел Авессалома в своей. В любой из этих ситуаций развращенное сердце найдет свое оправдание, Саулы этого мира никогда не смогут увидеть Давида, они могут увидеть только Авессалома. Так же как и Авессаломы этого мира никогда не смогут увидеть Давида, они могут увидеть только Саула.

– А чистое сердце? – спросил Садок.

– О, это поистине редкая вещь. Как сокрушенное сердце поступит с Авессаломом? Так же, как с Саулом? …

– Попомни мои слова: Давид проложит свой путь через все это, и он пройдет это испытание с тем же благородством и мужеством, которые он проявил в юности.

– А Авессалом? …

– Да. Превосходный Саул. Потому что во всем, кроме возраста и положения, Авессалом – уже Саул, – закончил Садок разговор…

В). У Божиего правления нет формы или порядка, есть только человек с сокрушенным сердцем[30]

Не прикасайтеся помазанным Моим (Пс. 104,15)

[Царь Давид просит первосвященника Садока]:

– Ты – священник Божий. Не расскажешь ли мне историю давно минувших дней? … О восстании Корея.

а) Может ли царь узнать, справедлив ли он?

Муж безумен не познает, и неразумив не разумеет (Пс. 91,7)[31]

– Я расскажу тебе историю про восстание Корея и о поступках Моисея при этом восстании. Многие слышали историю Моисея. Он – величайший пример помазанника Господня. Истинное Божие правление осуществляется через человека, вернее, через сокрушенное сердце человека. У Божиего правления нет формы или порядка, есть только человек с сокрушенным сердцем. Моисей был таким человеком.

Корей же не был таким человеком, хотя он был двоюродным братом Моисея. Корей хотел власти, которая была у Моисея. Однажды мирным утром Корей проснулся. В то утро не было никакого разногласия среди Божиего народа, но до окончания этого дня он нашел двести пятьдесят два человека, согласных с его обвинениями против Моисея.

– Выходит, у народа были проблемы и тогда, когда правил Моисей? – спросил Давид.

В царствах всегда существуют проблемы, – ответил Садок. – Всегда. Более того, способность увидеть эти проблемы – воистину невеликий талант.

Давид улыбнулся и спросил:

– Садок, ты же знаешь, что были несправедливые царства и несправедливые правители, и притворщики, и лжецы, обманывающие народ. Как могут простые люди узнать, какое царство с недостатками, но возглавляется людьми Божиими, а какое не достойно людского повиновения? Как различить?

Давид остановился. Он понял, что натолкнулся на то, что хотел знать больше всего. С трудом он снова заговорил:

И царь... Как он может узнать? Может ли он узнать, справедлив ли он? Может ли он узнать, достойны ли обвинения? Существуют ли какие-нибудь признаки? – последние слова Давида звучали взволнованно.

– Давид, ты ищешь некий эталон. Даже если бы он и был, и существовал бы способ его найти, нечестивые устроили бы так, что их царства подходили бы под него! И если бы такой эталон существовал, и достойный правитель достигал бы совершенства по нему, то нашлись бы такие, которые заявили бы, что он не отвечает ни одной его части. Ты недооцениваешь человеческое сердце, Давид.

– Тогда как же можно людям узнать?

– Им не узнать.

– Ты хочешь сказать, что среди сотен голосов, утверждающих о своем достоинстве, простой Божий народ не может знать, кто истинно помазан нести Божию власть, а кто – нет?[32]

[Совершенно правильно то, что тот, кто «истинно помазан нести Божию власть» всегда правит справедливо, мудро и с любовью к людям. Неслучайно один из “храбрецов Давида”, один из еврейского (тогда богоизбранного) народа, вспоминал: Давид учил нас «давать, а не брать. Он показал, что наставнику, а не ученику, достаются неудобства. Он ограждал нас от страданий, а не раздавал их нам»[33].]

– Они никогда не будут знать наверняка. …Их внуки смогут увидеть события ясно. Они будут знать. [Ибо сказано: по плодам их узнаете их (Мф. 7,20) А плоды их деятельности в полной мере смогут увидеть только потомки участников событий.] А участники никогда не будут знать наверняка. Тем не менее все это к добру.

– То есть?

– Так же неизбежно, как то, что восходит солнце, людские сердца подвергаются проверке. И, несмотря на требования и обвинения, в сердцах всех участников выявятся настоящие мотивы. Это может показаться неважным в глазах людей, но в глазах Бога такие вещи являются главными. Сердце должно обнажиться. Бог об этом позаботится. …Какова Божия воля относительно тебя – мне не дано сейчас знать, и сказать тебе этого сейчас никто не сможет.

б) Бог Сам скажет! И люди узнают, кто на самом деле имел власть от Бога

Искуси мя, Боже, и увеждь сердце мое (Пс. 138,23)[34]

Давид вздохнул и, сдерживая слезы, промолвил:

– Тогда продолжи рассказ. У Корея было двести пятьдесят два сторонника, так? Что случилось потом?

– Корей подошел со своими войсками к Моисею и Аарону и сообщил, что у Моисея нет права на власть. …

– Скажи, каков же был ответ?

– В сорок лет Моисей был немногим лучше Корея. Как он мог поступить в сорок, я не могу сказать. В восемьдесят – Моисей был сокрушенным. Он был...

Самым кротким из всех живущих, – прервал Давид.

– Таким человеком, каким должен быть несущий бремя Божией власти. Иначе народ будет жить в ужасе. Да, перед Кореем предстал сокрушенный человек. И я полагаю, ты сам помнишь, Давид, что сделал Моисей. Он... не сделал ничего.

[Мы с вами видим, что, когда святой Царь Николай, приняв зрак раба (стал "простым" полковником!), отрекся от Престола Давида, то Он подражал не только Иисусу Христу в Гефсимании, но и святым праотцам Моисею и Давиду!]

– Да, ничего... Какой человек...

– Он пал на лице свое пред Богом. Это все, что он сделал. Моисей знал, что только Бог поставил его над Израилем. [Точно так же, как и святому Царю Николаю Второму накануне отречения от Престола.] И потому ему, Моисею, ничего не нужно было делать: либо двести пятьдесят три человека захватывают царство, либо Моисея защищает Бог.

– В глазах людей такую жизнь подделать трудно, не правда ли? Ведь лицемер [или слабый духом и волей] не смог бы так поступить. Но скажи мне, как Бог подтвердил правду Моисея?

– Моисей сказал людям – вернуться на следующий день с кадильницами и фимиамом... чтобы Бог решил вопрос.

– Так! Иногда Бог все же говорит, – взволнованно промолвил Давид. – Что случилось потом?

Корей и двое с ним были поглощены землей. Остальные двести пятьдесят умерли при… [Очень многих, кто в той или иной мере принимал участие в свержении Монархии в России, поглотила земля, а оставшиеся в живых были выброшены из России и власти над богоизбранным русским народом так и не получили.]

– Это неважно. Достаточно сказать, что власть Моисея была подтверждена... Богом! Бог Сам сказал! Люди узнали, кто на самом деле имел власть от Бога, и, наконец, Моисей мог успокоиться.

– Нет, Давид. Он не обрел покой, и люди не были удовлетворены Божиим ответом. Прямо на следующий день весь народ возроптал против Моисея, и умерли бы, наверное, все, если бы не его молитвы за них.

– И люди стремятся к тому, чтобы быть царями!? – Давид замолчал в недоумении.

Садок, помолчав, продолжил:

– Я чувствую, тебя терзает вопрос: что такое настоящая власть, а что – нет. Ты хочешь знать, что делать с восстанием, если это на самом деле – восстание, а не рука Божия. Я верю, ты найдешь то единственно правильное решение. Тем самым ты научишь и всех нас.

Дверь распахнулась. Ворвался Авесса.

– Милостивый царь! Твой сын, твоя плоть и кровь, провозгласил себя царем в Хевроне. Похоже, что почти весь Израиль перешел к нему. Он намеревается захватить трон. Он движется к Иерусалиму. Некоторые из твоих людей перешли к нему. …

Давид обернулся. Глаза его были влажными:

– Наконец, – сказал он тихо, – наконец, все разрешится. Может, завтра еще кто-то, кроме Бога, будет знать.

– Возможно, – сказал Садок, а, возможно, и нет. Такие вопросы могут оставаться спорными даже после нашей смерти.

[Не совсем точное утверждение, ибо спорными вопросы о правомочности и правильности действий Царей-Богопомазанников являются только у безбожников или у еретиков-папистов. Последние называют все, что не вмещает их ум падшего естества, преступлениями против Церкви («цепями рабства», «игом царизма» и т.д.). Эти "преступления", по их мнению, вызваны не послушанием Помазанников Божиих священнослужителям (еретики при этом говорят: «непослушанием Царей Церкви»). При этом под Церковью они понимают священнослужителей, а то и просто правящего архиерея города Москвы – патриарха Московского. В главе 10.2.1. очень наглядно показано место в земной воинствующей Церкви и Священства (духовной власти), и Царства (государственной власти), и Царя-Богопомазанника]. …

– Это все же может быть завтра, – улыбнулся Давид, – иди, Авесса, скажи Иоаву. Ты найдешь его в башне восточной стены.

Авесса отбыл, как и вошел, – быстро и в ярости.

– Интересно, Садок, – задумчиво произнес Давид, – что может сделать человек для того, чтобы услышать слово Бога?

Семя его во век пребудет (Пс. 88,37)[35]

Авесса пересек внутренний двор, устремился в открытую дверь в основании восточной стены и побежал вверх по винтовой лестнице…

– Ты слышал, Иоав?

– Как это может быть, Авесса? Сын против собственного отца!

– Когда царства уязвимы, люди хотят и могут увидеть странное, – отвечал Авесса.

И пожертвуют всем, чтобы удовлетворить свое честолюбие, – с негодованием добавил Иоав. – Как ты на все это смотришь, Авесса?

[Все эти Родзянки, Гучковы, Алексеевы и прочие, имя им легион, пожертвовали всем, многие даже своей жизнью и жизнью миллионов русских людей, пытаясь удовлетворить свое больное честолюбие!]

– Как, как? У Авессалома нет никакой власти в царстве. Ни власти, ни права на нее... И все же он восстал, чтобы расколоть царство. Он поднял руку на Божиего помазанника – против Давида! Давида, который никогда не делал и не говорил ни одного злого слова против него.

Если Авессалом, не имеющий никакой власти, совершит этот поступок, – голос Авессы звучал уже со все более нарастающим волнением, – если Авессалом, который есть ничто, расколет царство самого Бога и, наконец, если Авессалом совершит это зло сейчас, то что, во имя благоразумия, может сделать такой человек, стань он царем!?

[Господь Бог все это попускает, чтобы «в сердцах всех участников выявить настоящие мотивы». При этом Бог позаботится, чтобы сердца их обнажились. И тогда становится ясно, кто есть кто. Многие увидят, кому они служили, и ужаснутся. И все, кто смогут, придут в разум Христов! Кроме того, благодать Духа Святого через законного царя Давида даруется Богом в той или иной мере всем подданным его. Но благодать Духа Святого не может дойти до всех тех людей, которые отвергают власть законного царя Давида или только начинают думать, что они лучше его знают, что делать в той или иной ситуации. Естественно, что благодать Духа Святого не только не даруется Богом тем, кто клевещет и злословит на царя Давида. И совсем катастрофично обстоит дело для тех несчастных, кто осуществляет все это по отношению к Царю-Богопомазаннику, ибо они собирают не благодать, а горящие уголья на свою голову (Рим. 12,20).]

Помяни, Господи, Давида и всю кротость его (Пс. 131,1)[36]

Давид и Садок остались вдвоем.

– Как поступишь ты теперь, Давид?

– Я оставлю судьбу царства в Божиих руках. Возможно, мой грех слишком велик, и я уже не достоин быть царем. И только Бог знает, так ли это. Я позволю событиям развиваться без меня, чтобы открылся наш несказанный Бог. Я знаю только один способ, чтобы открылась Его воля: не делать ничего! Не иметь, не брать, не защищать, и не хранить. Престол не мой.

Я оставляю город. Престол принадлежит Господу. Как и царство. Я не буду мешать Богу. Никакое действие с моей стороны не послужит препятствием между Богом и тем, что Он хочет. Нет ничего, что могло бы помешать Его воле. Если я не должен больше править, наш Бог без труда сделает Авессалома царем Израиля. Бог да будет Богом!

Он повернулся и тихо вышел. Настоящий царь вышел из своих покоев, из дворца, из города...

Он шел и шел…

...в души всех людей, чьи сердца чисты. [А вот все, чьи сердца не чисты или чьи сердца далеки от Бога, те, обвиняя Царя рода Давида в каких-то грехах и преступлениях, будут, сами того не понимая, обличать себя в этих грехах и преступлениях пред Богом, Царем и Отечеством. И по словам их, да будет им!]

8.0.3. Так угодно было Богу!

А). Святой Царь Николай Второй и Своим отречением от Престола показал, что Он является Царем из рода Давида!

Приблизились замышляющие лукавство; далеки они от закона Твоего (Пс. 118,150)[37]

Глава 8.0.1. закончилась словами: «Кровь в армии, риск бунта за и против Себя. Даже при вероятности успеха Государь, каким мы знаем Его, на кровь не пойдет. Оставалось решение отречение...»

Используя понятия помазанник Божий из рода Саула и Помазанник Божий из рода Давида, попробуем понять почему же святой Царь Николай Второй 2-го марта 1917 года принял решение отречься от Престола Давидова?

Чтобы подавить мятеж и в Петрограде, и в Ставке, и во Пскове необходимо было святому Царю Николаю из рода Давида стать царем из рода Саула. Только тогда он[38] мог совершить «маленький подвиг возврата кинутых в него копий», а копий, брошенных в Царя Николая и членов Его Семьи, было огромное количество. В результате этого "подвига" добродетелей падшего естества царем Николаем Вторым была бы развязана кровопролитнейшая братоубийственная война. При этом, почти наверняка, победа была бы за царем Николаем.

И этим он доказал бы очень многое. То, что он мужествен. То, что он стоит за правду. То, что он смело противостоит злу. То, что он крепок и что им нельзя помыкать. То, что он против несправедливости и нечестивых поступков. То, что он – защитник веры, хранитель устоев, распознаватель вероломства. То, что он не поддался злу. И все это вместе взятое отчетливо показало бы всем, что он достойнейший потомок из рода царя Саула, и никак не потомок из рода царя Давида. А раз он не из рода Давида, то и не Царь – не Воплощенное Имя Божие. И тогда мировая закулиса отказалась бы от его убийства в подвале дома Ипатьева. Слуги сатаны вынуждены были бы искать настоящего Царя-Богопомазанника.

Но Николай Александрович же был из рода Давидова, а потому для России от такого "подвига" Царя Николая Второго все было бы намного хуже, чем последовало после записи в Царском дневнике: “Вокруг измена и трусость и обман”. Во-первых, попытка удержать на Престоле, вопреки воли Божией, является проявлением своеволия! Во-вторых, проблема не была бы решена до конца, ибо язву измены выкорчевать было бы невозможно, слишком глубоко она проникла в государственный аппарат и священство, слишком высок был уровень измены, слишком глубоко ее гниль проникла в Русский Народ.

Кроме того, как только народ русский увидел бы перед собой не Царя-Богопомазанника, Воплощенное Имя Божие, из рода Давида, а только царя из рода Саула, так сразу бы от него отшатнулись бы все те, кто ревнует, выполнять волю Бога, выполняя волю своего Богопомазанника. Эти люди, после осознания того, что ими правит царь из рода Саула, который «мог бы со временем превратиться в бесноватого царя Саула Второго»[39], не очень-то спешили бы класть свои жизни за грешника, сидящего на Царском Престоле.

Кстати, если на святом Царском месте стоит то, что не должно там стоять, то имеет место мерзость запустения, реченная пророком Даниилом (Мф. 24,15; Мр. 13,14). Именно по этой причине солдаты после отречения Царя-Богопомазанника Николая Второго стали целыми полками и дивизиями покидать фронт. Приказ Царя Николая от 8-го марта 1917 года Временное правительство, занявшее безчинно святое Царское место, побоялось доводить до войск, а без приказа Помазанника Божьего русский солдат не спешил умирать за слуг сатаны из этого правительства. Но именно развал Русской Армии входил в одну из первоочередных целей мировой закулисы.

Святой же Царь Николай всей Своей предыдущей жизнью показал и Богу, и всем православным христианам из Своих подданных, что Он является одним из самых Благочестивейших и Самодержавнейших Императоров Российской Империи, а потому, безсомнения, Он является Царем из рода Давида. Поэтому Господь Бог предусмотрел другой путь спасения и Царского Престола Давида, и Своего избранного Русского Народа, и России. Для этого Господь Бог для реализации замысла Своего вынудил чистое зло (жидов-каббалистов) послужить во благо.

Но для этого Царь Николай Второй, будучи Помазанником Божиим из рода Давида, должен был к марту 1917 года убить в Себе царя Саула[40]. «Чтобы удалить этого внутреннего Саула из сердца Царя Николая Второго, в качестве скальпеля и пинцета Бог использовал Саула – внешнего – жидов-христоборцев. Потому-то царь Саул совместно с Авессаломом (российскими изменниками и предателями), мечтая уничтожить Императора Николая Второго, на деле оказались лишь инструментом в Божиих руках для умерщвления того Саула, который мог скитаться в пещерах души святого Царя Николая. И русский Давид – Царь Николай – принял Свою судьбу. Безропотно и покорно. Он проявил мужество, но при этом – ни тени гордости и самооправдания. Молча, практически, в одиночестве, Он переносил суровые испытания на протяжении всего Своего Царского служения в качестве Удерживающего, понимая, что «так угодно было Богу»[41]. Но при этом, отмечает Его современник и очевидец, «все акты Государя полны достоинства. Ни одного исходящего от Него несправедливого решенияМонарх безупречен…»[42].

В феврале же 1917 года, когда Авессалом, используемый мировой закулисой, поднял мятеж сначала в Петрограде, а потом в Ставке и во Пскове, то святой Царь Николай Второй мог твердо утверждать: «в юности я не был Авессаломом, а в старости – не стану Саулом». Глубоки были Его раны. Все внутреннее Его существо было изувечено. Тебе не нравится такое решение вопроса? Никому из нас не нравится. Кроме Бога»[43]

«В ту ночь решения [с 1-го на 2-ое марта 1917 года] тревожно носились образы России... вся история творений Его предков... вся слава... весь незнаемый неоглядный народ и простор владений, и столь вероятное и возможное светлое будущее. Его совесть безупречна. Непрерывно Его служение. Блага Его цель; и благополучие России устраивалось так легко.

Он, Царь старой могучей России, остановит на минуту ее жизнь и историю... Все кругом или молчит, или хочет Его унижения. Один против миллионов Он с молитвой совершит таинство отречения. С Государем пала Царская сила, пала перед неимоверной силой западного интернационала [это-то и есть внешний Саул], с его миллиардами денег и подручными темными силами русских подданных»[44], а это уже глупый, но с большим апломбом Авессалом.

Абсолютно все из этих «подручных темных сил», в том числе и все "патриоты", участвовавшие в свержении Монархии (Богом установленной власти в России), своими маленькими и большими "подвигами" громко объявляли и объявляют Богу о том, что они являются царями рода Саула. А потому выполнять волю Божию не намерены. Хотим обратить внимание на то, что к этим "подвигам" царя рода Саула относятся и хула русских Помазанников Божьих, и гнусная клевета на Них.

Мы, помня просьбу святого Царя Николая никому не мстить ни за Него, ни за себя, можем об этих "героях" лишь сказать: “Господь Бог им судья!

Б). Русский народ, как Давид, должен пройти школу сокрушения сердец, чтобы уничтожить в себе цареборчество и папизм!

По множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои (Пс. 50,3)[45]

Теперь же, используя понятия из рода Саула и из рода Давида, попробуем понять духовный смысл наложенного на Русский Народ ига жидовского.

Господь Бог, конечно же, видел, что народ из рода Давида – третий богоизбранный Русский Народ очень нуждается в духовном образовании. Ибо без успешного завершения обучения в университете сокрушения сердец Русский Народ из-за того, что измена своим Богопомазанникам достигла своего критического значения, мог превратиться со временем в народ рода Саула, то есть стать со временем таким же богоотверженым народом, как и первый богоизбранный еврейский народ.

Господь, внимательно наблюдая и за Своим Помазанником Николаем Вторым и за отношением к Нему и к Царской власти подданных Его, видел, что в скором будущем очень многие из русских могли стать «совершенно бешеными и уж точно не сокрушенными»[46]. А потому Милосердный Бог, спасая Свой народ от такого несчастья, отправил Русский Народ учиться в «университете сокрушенных и смиренных сердец».

А тем же, кто по милосердию Божьему зачислен в этот университет, «приходится переносить много боли. Сколько? Нетрудно догадаться, что ее количество определяет несокрушенный правитель, которого Бог выбирает по Своей воле»[47]. Для разных людей несокрушимые правители назначаются с разной степенью подобия бесноватому ветхозаветному Саулу. Степень подобия, а значит и количество боли и слез у научающегося смирению, напрямую зависит от силы внутреннего Саула, святые отцы сказали бы, от твердовыйности[48] учащихся в этом университете сокрушенных и смиренных сердцем. Ибо именно внешний Саул «Богом избран в качестве инструмента для сокрушения Давида», сокрушения его твердовыйности. Если под Давидом понимать Русский Народ, который в 1613 году дал Соборный Обет верности всем законным (природным) Царям из Царствующего Дома Романовых, то назначенный Богом «несокрушенный правитель» должен выкорчевать из народа то, что привело Русский Народ под клятву этого Соборного Обета: высокоумие, папизм и цареборчество.

Господь Бог через Авеля Тайновидца еще Императору Павлу Первому объявил, кого Господь Бог назначит лекарем-Саулом Русскому Народу, когда измена его вырастет до таких размеров, что Россия отречется «от своего Богопомазанника». Преподобный Авель говорил еще в конце 18-го века: «и будет жид скорпионом бичевать Землю Русскую», проводя лечебные мероприятия, прописанных Главврачом – Богом нашим – Царем царей. Следует понимать, что это крайне ядовитое лекарство Господь Бог держал для самого крайнего случая, когда уже нечем было больше сокрушить и уничтожить внутреннего Саула у Своего любимого Русского Народа. Следует понимать, что человек с несокрушенным внутренним Саулом Царства Небесного не наследует.

А потому, пока жиды-каббалисты возрастают в неистовстве, Русский Народ, возрастая в понимании и послушании Богу, должен возлюбить всех своих Царей-Богопомазанников, особенно святого Царя Николая Второго, и избавиться от папизма и цареборчества. Русский Народ должен понять, что власть жидовского богоборческого ига назначена Богом, а, значит, это настоящая власть, и относиться к этой власти, как к Богом назначенной на период обучения Русского Народа в “Университете обретения любви к своим Царям-Богопомазанникам”.

«Как?! Власть царя Саула [жидов-христоборцев] – настоящая? Да. Богом попущенная. И для Давида назначенная... – несокрушенная власть.

Значит, это возможно?

Давид [Русский Народ] вздохнул... покорился своему беснующемуся царю и двинулся дальше, по тропе своего земного ада»[49].

Очень многих из Русского Народа мучает «вопрос: что делать, когда в тебя метают копья? Не странно ли? Как можно не знать ответа? Ведь любой знает, что надо делать, когда в тебя бросают копья. Это так просто подбирай копье и кидай обратно!»[50] Но так рассуждают неправославные христиане, те, кто не собирается подражать Иисусу Христу и царю-пророку Давиду. Это те, кто, может быть, и думает попасть в Царство Небесное, но заканчивать «университет сокрушенных и смиренных сердцем», прописанный русским Господом нашим Иисусом Христом, не хотят. Эти несчастные хотят променять род Давида на род Саула, новозаветного человека на ветхозаветного!

Это те "патриоты" и те "православные" христиане, кто пытается "подвигами" борьбы с внешним Саулом сорвать занятия в «университете сокрушенных и смиренных сердец», которые должны научить богоизбранный Русский Народ хотеть и уметь действовать в соответствии с Замыслом Божьим, чтобы осуществилось воскресение Царской России, а позднее получить благоприятный ответ на Страшном Суде.

Следует понимать, что судьба борцов с Замыслом Божиим печальна, ибо еще Царь Давид восклицал: Ты страшен, и кто устоит пред лицем Твоим во время гнева Твоего? (Пс. 75,8) А то, что эти "герои" борьбы с Замыслом Божиим смогут стяжать только гнев Его на свои головы, можно не сомневаться. Эти заметки о святом Царе Николае Втором пишутся не для них, ибо всем нам следует помнить предупреждение Иисуса Христа: Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас (Мф. 7,6). Где под псами святые отцы понимали неверующих, а под свиньями – хоть верующих, но ведущие жизнь нечистую[51].

Святитель Иоанн Златоуст наставляет: «руководитесь любовью к людям и духовным рассуждением: пожалейте этих рабов греха и сынов тьмы, чтобы ваша неосторожная проповедь не послужила им к большему осуждению и вечной погибели. Правда, в другом месте Господь говорит: Что говорю вам в темноте, говорите при свете; и что на ухо слышите, проповедуйте на кровлях (Мф. 10,27). Но это сказано только о тех слушателях, которые способны с пользой для себя слушать слово Божие»[52].

Так вот нам хотелось бы помочь тем, кто способен с пользой для себя прочитать эти заметки, ибо понимает необходимость заниматься в «священной школе покорности и сокрушения», чтобы уничтожить в себе внутреннего царя Саула. Ведь только те, кому Господь Бог вырежет Саула из его сердца, войдут в воскресшую Россию. А эта длительная и тяжелая операция началась сразу же после отречения святого Царя Николая от Царского Престола. И «она заняла годы и явилась жестоким испытанием, едва не убившим пациента [– Русский богоизбранный Народ].

Чтобы удалить этого внутреннего Саула [высокоумие, ересь папизма и цареборчество] из сердца Давида [из сердца Русского Народа], в качестве скальпеля и пинцета Бог использовал Саула – внешнего [жидов-каббалистов].

Потому-то царь Саул, мечтая сам уничтожить Давида, на деле оказался лишь инструментом в Божиих руках для умерщвления того Саула, который скитался в пещерах Давидовой души. И пока из сердца Давида удалялась Саулова сущность, Давид умирал, он был фактически сокрушен...»[53]

Очень важно понять, что русский народ своим молчанием «принял свою судьбу. Безропотно и покорно. Он проявил мужество, но при этом – ни тени гордости и самооправдания. Молча[54], в одиночестве, он переносил суровые испытания и уничижения»[55]. Глубока его рана. Все внутреннее его существо изувечено. Лик его изменен. Когда же все это прекратится, Русский Народ нельзя будет узнать, ибо он, придя в разум Христов, и, наконец-то, усвоит в полном объеме учения о Иконопочитании, об Искуплении и о Царской власти, а потому в нем навсегда будет уничтожены папизм и цареборчество.

«Это было время мрачное для Давида»[56]. Но по пророчествам известно о неминуемом воскресении России, после того, как Русский Народ в разум Христов придет. Такова его судьба.

«В страдании происходит рождение. Рождается смирение, если усваиваются внешние вразумляющие воздействия.

По земным меркам русский народ является совершенно разбитым и не способным на какую-либо деятельность на Земле.

По небесным – сокрушенным»[57] пред Богом. А вот судьба врагов Божьих печальна, ибо после завершения обучения в университете Сокрушенных и Смиренных Сердцем и под державной рукой Царя – Помазанника Божьего, Русский Народ будет способен очистить всю Землю от всех них.

О грядущем воскресении России можем прочитать и у А.С. Пушкина в “Руслане и Людмиле”:

Руслан лежал

В крови, безгласный, без движенья;

И стал над рыцарем старик,

И вспрыснул мертвою водою,

И раны засияли вмиг,

И труп чудесной красотою

Процвел; тогда водой живою

Героя старец окропил,

И бодрый, полный новых сил,

Трепеща жизнью молодою,

Встает Руслан

Так вот Россия без Царя – это трупом смердящий[58]. Потому-то и жидовское иго попущено Богом, чтобы «раны засияли» у трупа смердящего. А это случится, когда Русский Народ возлюбит своих Царей-Богопомазанников и избавится от папизма и цареборчества. Только тогда «труп чудесной красотою процветет», когда усвоит Русский Народ всю догматическую полноту Церкви Христовой и покается в грехе клятвопреступления – измене своему Царю-Богопомазаннику. А потом Господь Бог, благодаря искупительной жертве святого Царя Николая Второго – Помазанника Божьего из рода Давидова, окропит Русский Народ «водой живою» (благодатью соборности) и бодрой, полной новых сил, трепеща молодостью встанет воскресшая Россия, ибо Русский Народ обретет свою соборную личность и Главу ее – Царя-победителя.

8.0.4. Святой Царь Николай Своей жизнью нам говорит: Я жажду воли Бога более, чем власти и жизни![59]

А). Непобежденным остался один Государь. В час решения Государя совершалось таинство, а не политика

1-е и 2-е марта 1917 года важнейшие дни всей истории России, ее «быть или не быть»: Самодержавие или социализм? Единое Царство или республика? Победа или поражение? Слава или позор? Народная свобода при Монархии или кабала социальная и экономическая? И, наконец: или тысячелетняя независимость России и самодовлеющий ход вперед или полная зависимость и... иго, в тысячу крат более тяжкое, чем монгольское, и владычество над страной алчных мировых сил. В те часы Христианская Россия дрогнет, отдавая надолго народ во власть дьявола...

Непобежденным остается один Государь...

В час решения Государя совершалось таинство, а не политика, и напрасно летописцы упрощают момент отречения в эпизод…

Таинственность происходящего подтверждается тысячелетней историей страны, связью Царей с Православием и народом и актом помазанничества с Богом, в которого еще по сей день верит часть человечества.

Перед этим прошлым и будущим Государь стоял один. Ни на одного Монарха еще никогда не ложилось бремя подобного решения, т.к. нет более великой и важной страны как Россия... [По одной простой причине – Россия это государство третьего (и последнего!) богоизбранного Русского Народа. Еще царь Давид сказал Духом Святым: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих (Мк. 12,36). И именно руками Царя-Богопомазанника из Русского Народа Господь Бог это осуществит!]

В сопоставлении трех сил: Власти, общества и народа – выступает яркая картина – велик, ясен и белоснежно чист облик носителя Власти.

Низменно, преступно и мрачно общество.

Недоуменен и поневоле мрачен тоже обманутый народ.

Безошибочно продуманно [агентами мировой закулисы и] совершен захват Власти. Предусмотрено ее страшное одиночество: лживое утверждение о революции, обвинение в измене, телеграммы командующих, блуждание поездов, быстрота действий, удаление от Петербурга и Семьи... все продумано. Интернационал, германцы и евреи... довольны исполнением своих русских сообщников...

И не было руки, которая взяла бы за горло этих всех и тряхнула бы их силой беспощадной жестокости!..

Никаких двух революций не было. Была одна – Февральская; и Родзянки, Гучковы и иные ее начнут, а Ленины, Троцкие, Свердловы и Юровские ее продолжат. Одни свергнут, арестуют, осудят; другие – убьют. Палачи – все. Кто агенты Германии и интернационала – совершенно безразлично. Россия предана всеми... партии, салоны, блоки, комитеты – все делали одно дело... И когда общество совершит, народ, неповинный до сего, далекий от всего, ничего не знающий, потеряв Царя, ринется по пути того позора и бесчестия, который ему указан обществом и его желанным «ответственным» правительством. [Обратим внимание, очевидец событий однозначно указывает, что, несмотря на содействие мировой закулисе Родзянок и Гучковых, Русский Народ неповинен ни в свержении Монархии, ни в убийстве своего Царя-Богопомазанника. А нынешние бездуховные "исследователи"-клеветники обвиняют Русский Народ в цареубийстве или в попустительстве этого цареубийства.]

Система строя, на которую опирался Государь – Императорство, – Его не защитит. С поколением изменников и малодушных – она рухнула раньше Его решения.

Государь все время спокоен. Одному Богу известно, что стоит Ему это спокойствие. Лишь 3-го марта, привезенный обратно в ставку, Он проявляет волнение. Сдерживаясь, стараясь быть даже веселым, Он вышел из поезда, бодро здороваясь с Великими Князьями и генералитетом. Видели, как Он вздрогнул, увидав шеренгу штаб-офицеров. Государь всех обходит, подавая руку. Но вот конец этой шеренги... Крупные слезы текли по Его лицу, и закрыв лицо рукой, Он быстро вошел в вагон… [«Все чины штаба были на платформе. Принял Алексеева в вагоне», – записал Император в Своем дневнике.]

Прощание со ставкой и армией. Государь, видимо, сдерживает волнение. У иных офицеров – на глазах слезы.

Наступила еще и последняя минута... Где-то тут должны нахлынуть тени Сусанина, Бульбы, Минина, Гермогена, Кутузова, Суворова и тысяч былых верных. Здесь и гвардия, военное дворянство, народ…

Слезы офицеров – не сила... Здесь тысячи вооруженных. И ни одна рука не вцепилась в эфес, ни одного крика «не позволим», ни одна шашка не обнажилась, никто не кинулся вперед, и в армии не нашлось никого, ни одной части, полка, корпуса, который в этот час ринулся бы, сломя голову, на выручку Царя... России... [Здесь Н.А. Павлов неправ, обвиняя верных Богу, Царю и Отечеству в равнодушии к своему Богопомазаннику: они все смирились с волей своего Государя, который подписал Манифест об отречении от Престола Российского. Если бы они бросились Его спасать от Его отречения, то этим они показали бы Ему свое неуважение к Его воли, к воле своего Богопомазанника!]

Было мертвое молчание…

Все было невероятное, все хмурое, тоскливое, завороженное, безвольное.

Но во всем этом грустном и мрачном, сама собою, для истории начинает ярко светить вырастающая личность Государя Николая Второго...

Он прощается с офицерами, из которых иные падают в обморок... напряжение минуты достигает апогея...

Владеет собою Государь. О, как Он может воспользоваться этой минутой!.. [Выше было объяснено, почему святой Царь Николай Второй не воспользовался этой минутой. Всей Своей жизнью Он как бы говорил: «Пусть Бог, если это угодно Ему, забирает Трон, Царство и... – голос Царя дрогнул, – и Свое Помазание с Меня. Я ищу Его воли, а не власти от Него. Повторяю, Я жажду Его воли более, чем власти»[60] и жизни!]

Вот солдаты Его приветствуют. Их много; люди затаили дыханье; лязгает оружие, армия еще вся цела; все связано традициями, дисциплиной, всей историей. Силища страшная... Солдаты народ. Каких тут нет губерний…

К ним, к народу Его последние слова…

«Прощайте, братцы», будят напряженную тишину трагические слова Царя...

«Братцы» говорят у нас в народе не часто. Слово старинное, любимое, ласковое и призывное: «Помогай Бог, братцы», «Здорово, братцы»... и «Спасите, братцы!» зовет, просит подмоги у своих человек погибающий, в беде, в обиде... в страхе... Задолго до того Государь ошибся сказав Тверцам вместо «несбыточные» «бессмысленные мечтания»[61]... Слова были пророческие...

Ошибись Государь теперь и скажи Он не «прощайте», а «спасите, братцы», и быть может, этого слова было бы достаточно... чтобы повернуть ход истории... [Но святому Царю Николаю хватит и мужества, и твердости воли в выполнении воли Божией, и сокрушенного сердца, и любви к Своему Русскому Народу, чтобы сказать «прощайте», а не «спасите, братцы»!]

Могла быть бойня, кровь... но все могли бы кинуться Его спасти, и кто знает, не стал ли бы наш Государь кумиром армии, кумиром народа, став под его защиту, опять, по-старому кровно сроднившись с ним...

Кто знает? гадать не нужно... [Выше было показано, что призыв к помощи был бы возможен, если бы святой Царь Николай изменил бы Своему долгу перед Богом (Он стал бы царем рода Саула) и Своей любви к Русскому Народу (была бы развязана Им еще более кровопролитная, чем все-таки случилась позднее, Гражданская война)!]

Государь сказал великие незабвенные слова, сильнее всякого Манифеста... «Прощайте» чудное слово нашего чудного языка. Он прощал. А «братцы» прозвучало лаской к народу, который Он так братски любил...

В этих словах сказался не пафос Императорства, а смиренное народное Самодержавие, православное, неизбывное, всепрощающее и свое, земляческое...

Эти заветные слова внесутся в историю, и когда-нибудь и стариками, и молодыми поколениями нации любовно поймутся... и заставят дрогнуть сердца. [Дрогнут сердца только у тех, кто обладают чистыми сердцами; у тех, кто будет поклоняться Отцу в духе и истине, и именно таких поклонников Отец ищет Себе (Иоан. 4,23). Остальные же "подвижники" будут возводить хулу и клевету на святого Царя Николая Второго, особенно, за этот Его подвиг, грандиозность которого им просто не вместить. Ибо душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно (1Кор. 2,14). Важно понимать, что Дух Божий как дарует, так и отбирает Его от недостойных Его, Сам Господь Бог. Звания же с титулами и даже обучение на богословских факультетах Духа Божьего не дают, а вот высокоумию и обретению иного духа могут способствовать. Судьба этих "подвижников" иного духа, как уже неоднократно отмечалось, крайне печальна.]

«Право на бесчестие» 1917 года будет же когда-нибудь со всех нас снято, и новые, подобные былым, подвиги, обелят и похоронят ненавистные события этих долгих лет и того страшного дня...

Государь остался один перед народом.

Так простился Государь с народом...

Так угодно было Богу[62]...

Следует понимать, что люди, не имеющие Духа Христова, не могут вместить того, что кто-то ревнует жить не по воли человеков, а по воле Бога. Эти несчастные воспринимают слова “Как Господь благословит” на их требование дать обещание что-либо выполнить, как отговорку (в их лексиконе – как отмазку) при не исполнении обещания. И понятно, почему бездуховные люди так воспринимают слова “как угодно Богу будет!”, ведь они-то угождают человекам, а не Богу!

И еще. Каждому из нас Господь Бог удаляет внутреннего Саула из нашего сердца, используя в качестве скальпеля и пинцета Саула внешнего. У кого-то таким твердовыйным, может быть и христоборцем, Саулом может быть и начальник, и теща, и свекровь, и сосед по квартире и т.д. Наше же задача не становиться Саулом и скорбеть о своем внешнем Сауле. А лучше молиться о своем мучителе, ведь и он нуждается в спасении, и вдруг Господь Бог услышит наши молитвы и наш внешний Саул превратится в Давида. Но это, скорее всего, не может произойти, пока Господь Бог использует его в качестве скальпеля и пинцета для удаления нашего внутреннего Саула.

Будем помнить, что борьба с жидами или с другими малыми твердовыйными народами – это есть борьба со скальпелем и пинцетом в руках Божьих, которыми Он вырезает, часто крайне болезненно, внутреннего Саула из нас, чтобы Русский Народ стал жить не как хочется, а как Бог велит!

Б). Опомнясь, всенародным порывом благодарности и раскаяния народ прославит Государя в чине Царя-искупителя

Государь не изменил ни России, ни воинской чести. Он не призвал к защите Себя, ни к бунту. Он не прорвал фронта, как советовал какой-то безумец, а повелел народу и армии продолжать до победы войну. Он остался один... Мы не знаем дум Царя. Знаем лишь Его решения. Четки, величественны, просты слова и мысли мученика. Не Он отрекается, а от Него и тысячелетней России отрекся народ. С нее, с России снимается венчавшая главу корона, опустились ее крест и знамя, сменяясь терновым венцом. [Это будет продолжаться, благодаря искупительной жертве святого Царя Николая, только до тех пор, пока русский народ не придет в разум Христов (отвергнет от себя ересь папизма и цареборчество) и не усвоит эту искупительную жертву святого Царя Николая: покается в соборном грехе клятвопреступления и прославит искупителя этого греха, Христу в уподобление, как Царя-искупителя.]

Прольется Его кровь. Прольется кровь и невинных многих членов Его семьи и миллионов истерзанных, тоже невинных людей. [Но среди истерзанных людей будет больше именно клятвопреступников. Погибшие же за Царя все до одного попадают в Царство Небесное в чине святости новомучеников.]

В актах Государя глубокий смысл и огромная воля. Он один сознает, и будущее докажет, чем для России была Царская власть... Недаром неся это бремя, Он, с 1905 года не отдает ее сущности[63]. Он знает, что завтра без Него начнется что-то совсем иное и страшное. Государь боится этого невыносимо страшного для Родины, но, осознав свое одиночество, иначе поступить не может: иначе будет хуже, и... Он отрекается, но сохраняет всецело нетронутой, ни в чем неизменной, носимую Его предками и Им власть. Он так и не уступил народного Самодержавия... [Вот ответ всем тем, кто, не поняв дух Манифестов 1905 года и Отречения 2-го марта 1917 года, обвиняет Императора Николая Второго в нарушении Соборного Обета 1613 года и тем сам подпал под клятву этого Обета. Это утверждение человека, который отлично владел этим вопросом и понимал дух этих Манифестов, будучи очевидцем и участником событий конца 19-го – начала 20-го веков.]

Он передал истории эту власть незыблемой и тем завещал, что другой власти для России быть не должно, что она ей родная, коренная по духу, по судьбе, по ее разуму... и потому, что эту власть вынашивал и держал веками хоругвью над собою, соборно, сам, когда-то державный великий Народ...

Государь сберег ее ему. Сберег от грязных рук и умаления ее пределов, от урезаний и форм зависимости...

Пусть будут республики, конституции и новые пробы... пусть дерево срублено, но корень цел. Природа свое возьмет, корни тысячелетней власти хранятся в земле живые. [А потому Россия снова будет под державной рукой Самодержавного и Единодержавного Царя-Богопомазанника на удивление и страх всего народов! И это случится уже скоро. Это ведь о России сказано у евангелиста любви Иоанна Богослова: Христос Иисус воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет (Иоан. 11,43-44). И Царская Россия на четвертый день (на четвертом поколении от февраля 1917 года) воскреснет.]

Царская Россия навсегда останется памятником мощи своего прошлого. От памяти не уйдешь, из памяти былого не выкинешь. Родина будет терзаема, доколе народы ее не вспомнят и не почувствуют свою прежнюю: могучую, сияющую...

Европеизация, конституции, социализм научат народ, пробудят сознание. Народ не истукан. К оплеванному и разоренному Отечеству проснется жажда любви. Не забудутся посягательства иноземные; все вспомнится. Надоедят хозяева без счета и края вместо одного Хозяина; потянет на собственность и на покой; пробудится и честность...

И народная мысль хочет не хочет, а будет рыться и дороется до корня Царского. Все вспомнят и Того, кто за тот корень творческий положил Свою жизнь...

С Государем вместе пала страна, но не умерла, и встанет единой, какой была... иначе не будет именоваться Россией...

На какого законного преемника выпадет бремя и честь понести крест Иоанна Калиты, приняв наследие нашего Государя?

Усвоена ли будет Тем преемником важность акта Государя, сохранения Им Своей власти не умаленной? Многое впереди тайно в Промысле Бога, но акты Государя Николая II обязывают... Реально одно: акты, заветы и история жизни Государя. События Его царения не только урок, но и материал будущего строения...

Из тьмы настоящего и эпохи падения общества и народа Его образ будет все более и более возвышаться и просветвляться, становясь примером чести, воли, труда и тихой благости. Царь милосердный возбудит великое горе народное.

Входя в историю с путеводным именем Государя, Ему последуют все те, кто, наконец, решится победить воцарившееся чудовищное зло. In ictu oculi!

Его именем. Его образом осеняться будут армии добра. И после тяжкого перерыва Его примеру и заветам обязаны будут неотступно следовать преемники Царской власти. Его имя и образ встанут не раз перед Монархами других стран…

Государь наш предопределен Промыслом Бога. Самая жизнь, отречение и смерть Его затронули глубже всего область Духа.[64] [А потому понять подвиг святого Царя Николая Второго возможно только Духом Божьим! А значит не всем, кто умеет думать, говорить и писать, это по плечу (точнее по духу), но только тем, кому Господь Бог дарует это понимание. А для начала необходимо усвоить, что] все в жизни и в конце Его свидетельствует в Его пользу, не только перед нашей и мировой историей, но и перед судом Вечного Правосудия.

Смерть избавила Государя от страдания видеть происходящее. Великомученический конец Его и семьи Его еще ярче, немеркнущим светом озарил память о Нем. Мы умрем; вырастут новые Русские. Дрогнет когда-нибудь сердце народов России и опомнясь, всенародным порывом благодарности, жалости и раскаяния в помысле Церкви своей Народ пожелает приобщить имя Государя к лику Святителей... [Не совсем точно, святой Царь может быть прославлен только в качестве Царя-искупителя, ибо это является необходимым условием усвоения Русским Народом искупительного подвига этого уникальнейшего угодника Божьего!]

Имя Его борца, подвижника против скопищ, восставших на Христову правду, должно быть вписано в Историю Церкви. [Без всяких сомнений. Выше Его чина святости ни у одного человека, кроме Пресвятой Богородицы, нет и никогда не будет! А вот тем, кто этому противится, не позавидуешь, ибо эти несчастные открыто идут против воли Бога.]

Он искупительная жертва эпохи; жертва безверной и преступной части людского мира, виновного не только в Его смерти, но в гибели бесчисленного числа людей и в попрании Высших заветов... [Святой Царь искупил, христоподобной жертвой и во славу Иисуса Христа, «безверную и преступную часть людского мира», которая участвовала в той или иной мере в грехе клятвопреступления Соборного Обета 1613 года.]

Все подлежит суду и возмездию Бога. Зло подняло меч, но и на него поднимется меч… [Царь Давид прямо предупреждает: Рука Твоя найдет всех врагов Твоих, десница Твоя найдет всех ненавидящих Тебя. Во время гнева Твоего Ты сделаешь их, как печь огненную; во гневе Своем Господь погубит их, и пожрет их огонь. Ты истребишь плод их с земли и семя их – из среды сынов человеческих, ибо они предприняли против Тебя злое, составили замыслы, но не могли выполнить их. Ты поставишь их целью, из луков Твоих пустишь стрелы в лице их (Пс. 20,9-13).]

История Государя учит нас уповать на молитву и в раскаяньи объединяться, для действия, памятуя, что призвание России быть неразделимо единой... [При грядущем Царе-победителе так и будет!]

С Его Государя нашего именем на устах будем молиться о самом дорогом для нас о нашей Русской Земле... [В очередной раз напомним, что в дореволюционных православных молитвословах псалмы 19 и 20 приводились в качестве образцов молитвы за Царя-Богопомазанника.]

 



[1] Эта часть, кроме раздела 8.0., в основном закончена 4 декабря 2006 года – в день празднования Введения во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии.

[2] Этот раздел написан 29 апреля – 7 мая 2007 года.

[3] Составитель данной работы приводит фрагменты из работы Н.А. Павлова “Его Величество Государь Николай Второй” (С. 145-150). (Курсив составителя данной работы).

[4] читать, слушать, даже соглашаться.

[5] О наиболее распространенных видах "благочестивых" линий борьбы со слугами сатаны читайте в заметках составителя данной работы И пустил змий из пасти своей воду!

[6] Очень хорошо этот вопрос освещают проповеди святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского (все пять томов этих проповедей представлены на сайте Московской Духовной Академии). Можно найти текст брошюры Христiанское Ученiе о Царской Власти и об обязанностях верноподданных, составленной по проповедям святителя Филарета (Дроздова). А так же можно посмотреть некоторые пояснения в заметках составителя данной работы с тем же названием.

[7] Выделено составителем данной работы.

[8] Составитель данной работы приводит фрагменты из книги “Повесть о трех царях” (С. 10-13), (курсив книги).

[9] Жертва Богу - дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже (Пс. 50,19).

[10] Повесть о трех царях. С. 8.

[11] Составитель данной работы приводит фрагменты из книги “Повесть о трех царях” (С. 26-28), (курсив книги).

[12] Я вознес избранного из народа (Пс. 88,20).

[13] Составитель данной работы приводит фрагменты из книги “Повесть о трех царях” (С. 14-15), (курсив книги).

[14] Утверди стопы мои в слове Твоем и не дай овладеть мною никакому беззаконию (Пс. 118,133).

[15] Ты испытал сердце мое, посетил меня ночью, искусил меня и ничего не нашел; от мыслей моих не отступают уста мои (Пс. 16,3).

[16] Господь испытывает праведного, а нечестивого и любящего насилие ненавидит душа Его (Пс. 10,5).

[17] Повесть о трех царях. С. 10.

[18] Повесть о трех царях. С. 16-17.

[19] Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж (Пс. 126,1).

[20] Повесть о трех царях. С. 38.

[21] Составитель данной работы приводит фрагменты из книги “Повесть о трех царях” (С. 45-52), (курсив составителя данной работы).

[22] Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения (Пс. 145,3).

[23] Укажи мне, Господи, путь, по которому мне идти, ибо к Тебе возношу я душу мою (Пс. 142,8).

[24] Ибо не оставит Господь жезла нечестивых над жребием праведных, дабы праведные не простерли рук своих к беззаконию (Пс. 124,3).

[25] Защита человеческая суетна (Пс. 107,13).

[26] По пророчествам грядущий Царь-победитель возьмет власть. Пророчества преподобного Серафима и святителя Феофана (Быстрого) приведены в разделе 9.2.

[27] Для третьего богоизбранного Русского Народа Господь Бог говорит людям через закон о престолонаследии и обстоятельства жизни претендентов на Престол царя Давида.

[28] Составитель данной работы приводит фрагменты из книги “Повесть о трех царях” (С. 53-55).

[29] Блажен человек, которого вразумляешь Ты, Господи, и наставляешь законом Твоим (Пс. 93,12).

[30] Составитель данной работы приводит фрагменты из книги “Повесть о трех царях” (С. 56-63), (курсив составителя данной работы).

[31] Человек несмысленный не знает, и невежда не разумеет того (Пс. 91,7).

[32] После того, как богоизбранным народом стал Русский Народ (со времен святого Царя Иоанна Грозного), Царь, Воплощенное имя Божие, Помазанник Божий, должен удовлетворять закону о престолонаследии.

[33] Воспоминание старого воина приведено в 8.0.2.Б.а.

[34] Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои (Пс. 138,23).

[35] Семя его пребудет вечно, и престол его, как солнце, предо Мною, вовек будет тверд (Пс. 88,37-38).

[36] Блажен человек, которого вразумляешь Ты, Господи, и наставляешь законом Твоим (Пс. 93,12).

[37] Приблизились замышляющие лукавство; далеки они от закона Твоего (Пс. 118,150).

[38] Помазанник из рода Саула не может писаться заглавными буквами.

[39] Повесть о трех царях. С. 17.

[40] Повесть о трех царях. С. 16.

[41] Н.А. Павлов. Его Величество Государь Николай Второй. С. 155.

[42] Н.А. Павлов. Его Величество Государь Николай Второй. С. 143.

[43] Приложение слов из книги «Повесть о трех царях» (С. 17) к последнему нам известному Царю из рода Давидова.

[44] Н.А. Павлов. Его Величество Государь Николай Второй. С. 150.

[45] Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои (Пс. 50,3).

[46] Повесть о трех царях. С. 12.

[47] Повесть о трех царях. С. 12.

[48] Твердовыйность – от твердая выя (шея) – самоволие, гордость, отсутствие смирения.

[49] Повесть о трех царях. С. 12.

[50] Повесть о трех царях. С. 13.

[51] «Итак, не должно высказывать тайн о Христе неверным, ни светлых и жемчужных слов богословия – нечистым: потому что те, как свиньи, попирают или презирают то, что им говорят, а псы обратясь, терзают нас, как поступают так называемые философы [или псевдобогословы]. Ибо, коль скоро услышат, что распялся Бог [или какую другую богословскую истину, которую они усвоить не могут], они начинают терзать нас своими умствованиями, говоря, что это невозможно, и в своем высокоумии взнося хулы на Всевышнего». (Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие. СКИТ. 1993. С. 81-82).

«Псами и свиньями назвал одержимых неизлечимым нечестием: псами, как лающих на Христа, а свиньями, как покрытых грязью страстей. Итак, повелел не передавать таким таинство догматов веры. Не пометайте, т.е. не предлагайте. Святым и бисером назвал таинство нашей веры, – святым, как божественное, а бисерами – по причине драгоценности заключенного в ней учения. Ногами назвал неверие их, которым они идут к погибели. Они расторгнут вас, т.е. будут нападать на вас и сопротивляться вам, не будучи в состоянии богоприлично понять» вас. (Толкование Евангелия от Матфея Евфимием Зигабеном. СПб. Общество святителя Василия Великого. 2000. С. 86-87).

[52] Толкование Евангелия. М. Благовест. 2002. С. 180-181.

[53] Повесть о трех царях. С. 16

[54] Вспомним описание цены проводов Царя и Его Семьи на платформе Александровская 1/14 августа 1917 года, которое сделано полковником Артабалевский. Этот эпизод приведен в 7.7.5.Б. второй книги данной работы.

[55] Повесть о Трех Царях. С. 16

[56] Повесть о Трех Царях. С. 21.

[57] Повесть о Трех Царях. С. 21.

[58] Так говорил Анатолий Оптинский летом 1916 года князю Николаю Жевахову. (Князь Н. Жевахов. Т1. С. 129).

[59] Составитель данной работы приводит фрагменты из работы Н.А. Павлова “Его Величество Государь Николай Второй” (С. 150-158). (Подчеркнуто составителем данной работы).

[60] Повесть о трех царях. С. 52.

[61] Эти слова были сказаны Императорам в Его речи 17 января 1895 г. к земским депутациям. (Смотри главу 5.2.1.).

[62] Выделено и подчеркнуто составителем данной работы.

[63] Это свидетельство очень компетентного очевидца и участника событий в России начала 20-го века выделено и подчеркнуто составителем данной работы, чтобы обратить внимание всех, кто притыкается на Манифесте 17 октября 1905 года.

[64] Выделено и подчеркнуто составителем данной работы.

 

 

 


Коллекция.ру Кольцо Патриотических Ресурсов